Ульянов Михаил Александрович

Закладки
Рейтинг: 5.00   
Пол: мужской   
Об авторе

Михаил Александрович Ульянов (20 ноября 1927, село Бергамак,  Муромцевский район,  Тарский округ,  Сибирский край — 26 марта 2007,  Москва) — советский и российский актёр, режиссёр театра и кино, театральный деятель, Народный артист СССР (1969),  Герой Социалистического Труда (1986). Один из наиболее ярких и самобытных артистов Советского Союза и постсоветской России[1][2].

Критик Валерий Кичин писал: «Это был актёр, которому подвластны любые краски — от высокой патетики до гротеска, от народной драмы до цирковой эксцентриады»[3]. Диапазон киноролей актёра был невероятно широк и варьировался от «жёстких руководителей, сильных и волевых людей» до «трусливых „стукачей“ и исписавшихся драматургов»[4]: Егор Трубников («Председатель»; 1964), Дмитрий Карамазов («Братья Карамазовы»; 1968),  маршал Георгий Жуков (Ульянов перевоплощался в маршала почти 20 раз, этот образ признан критиками и зрителями самым запоминающимся в кинокарьере актёра[2][1]; «Освобождение», «Блокада», «Выбор цели», «Победа», «Битва за Москву» и многие другие), генерал Григорий Чарнота («Бег»; 1970), драматург Ким Есенин («Тема»; 1979), Сергей Абрикосов («Частная жизнь»; 1982), Он — бывший муж («Без свидетелей»; 1983), Иван Афонин («Ворошиловский стрелок»; 1999) и «Отец» («Антикиллер»; 2002)[5][4].

Театр имени Е. Вахтангова был для Михаила Александровича неотделимой частью жизни, «вторым домом», без которого он себя просто не представлял[6]. В нём он переиграл множество крупных исторических личностей (Иосифа Сталина, Марка Антония,  Гая Юлия Цезаря,  Ричарда III,  Наполеона Бонапарта,  Сергея Кирова,  Понтия Пилата и, естественно, Владимира Ленина) и вымышленных персонажей знаковых пьес (Виктора в «Варшавской мелодии»,  Бригеллу в «Принцессе Турандот», Гулевого в «Конармии», Эдигея в «И дольше века длится день»)[7][8]. В 1987 году актёр стал художественным руководителем Вахтанговского театра и занимал этот пост до конца жизни[9].

Результатом многолетней актёрской карьеры Михаила Ульянова стали несколько десятков ролей на сцене и около 70 — в кино. Как режиссёр, он снял полнометражный кинофильм и поставил не один театральный спектакль, а как писатель — стал автором пяти книг о себе и своей профессии[1]. За свою деятельность Михаил Александрович был удостоен многих наград и регалий, получил Государственную премию СССР и специальный приз жюри Венецианского кинофестиваля (1983).   За создание образа Ивана Афонина в картине Станислава Говорухина «Ворошиловский стрелок» Ульянов был признан лучшим актёром года на церемонии вручения премии «Ника»[4].

Михаил Александрович Ульянов ушёл из жизни вечером 26 марта 2007 года в одной из больниц Москвы[1].   Причиной смерти стали серьёзные проблемы с почками, развившиеся на терминальной стадии онкологического заболевания[1]. 29 марта актёр похоронен на Новодевичьем кладбище с воинскими почестями, за организацию которых выступили московские ветераны Великой Отечественной войны[1][10]. Имя Ульянова носят арктический танкер и Омский государственный Северный драматический театр в городе Тара, рядом с которым в 2012 году актёру был установлен памятник[11].

 

Биография,

Детство,

Ульяновы обосновались в Сибири ещё во времена деятельности Петра Столыпина[12]. Дед Михаила Александровича добывал золото на Алдане, где, скорее всего, потерял ногу, позже работал писарем в Бергамаке[12]. Дедушка и бабушка по отцовской линии Ульянова закончили свою жизнь на Васюганских болотах, куда были сосланы большевиками[13].

Михаил Александрович Ульянов, сын директора небольшой деревообрабатывающей артели Александра Ульянова и домохозяйки Елизаветы Ульяновой[14], родился20 ноября 1927 года в селе Бергамак Муромцевского района (ныне — Омская область)[12]. В современных СМИ преобладает дезинформация, касающаяся того, что Михаил родился под девичьей фамилией матери Жуков, что не соответствует истине и никогда не подтверждалось самим Ульяновым ни в многочисленных интервью, ни в одной из пяти книг[15]. Вместе с Мишей подрастала его сестра Маргарита.

Михаил Ульянов (второй слева) с родителями и сестрой, предположительно, начало 1930-х годов

Когда Мише было три года, семья переехала в село Екатерининское, расположенное неподалёку от Бергамака[12][16]. Прожив там недолгое время, Ульяновы направились в город Тара, где поначалу жили в арендованном флигеле[12]. В Таре мальчик и провёл всё своё детство и юность[12].

Ульянов рос обычным советским мальчиком: играл в казаки-разбойники, участвовал в лыжных соревнованиях и осенних походах за кедровыми шишками, бегал в кинотеатры[17]:

В кино, куда мы, мальчишки, бегали часто, тоже увлекал только, так сказать, сюжет: „А он сейчас как стрельнет!“, „Посмотри, посмотри, как он сейчас понесется!“. Замечательна эта мальчишеская способность — все заранее знать и переживать горячо, как впервые. Хоть в сотый раз смотришь фильм, знаешь все движения героев картины, а все принимается непосредственно, взаправдашно, и замирает сердце, и стучат босые ноги о пол от восторга, и горят глаза радостью победы или отчаяньем поражения.

В 1941 году, с началом Великой Отечественной войны, отец 13-летнего Миши ушёл на фронт[18]. Александр Андреевич воевал в сибирских пехотных дивизиях в Старой Руссе в должности политрука, был ранен в ногу, с окончанием военных действий награждён орденом Красной Звезды[18][19]. Семья неоднократно навещала его в селе Черёмушки, что под Омском[18]. Сам Михаил в 10 классе получил повестку в военкомат, но наверху постановили, что рождённые в 1927 году пока защищать Родину не будут[20].

В школе Ульянов учился средне, отвлекало постоянное участие в литературных вечерах[18]. Первая в его жизни роль — отец Варлаам в любительской постановке «Бориса Годунова» Александра Пушкина[18]. До пятнадцати лет Михаил не имел ни малейшего представления о театре, пока Тару не посетили труппы из Тобольскаи Омска[18]. Однажды юноша зашёл в детскую студию при Национальном академическом украинском драмтеатре имени Заньковецкой, который как раз в то время был эвакуирован в Тару[18]. Там подростки читали стихи и Ульянов постепенно, «потихоньку, помаленьку, случайно увлёкся театром, во многом оттого, что не было в Таре во время войны ничего другого»[18]. Руководитель студии Евгений Просветов спустя некоторое время понял, что из мальчика выйдет толк, и посоветовал ему ехать в Омск — поступать в студию при областном театре, сам же написал письмо руководителю Омского театра, актрисе Лине Самборской[18].

Обучение азам актёрского мастерства,

Омск: первые преподаватели и уроки,

Поселившись в Омске, куда мать, Елизавета Михайловна, проводила его всего лишь с мешком картошки, Ульянов два года проучился в студии при Омском областном драматическом театре (ныне — Омский академический театр драмы); художественного руководителя и ведущую актрису театра Лину Самборскую молодой Ульянов и его сокурсники считали «недосягаемой вершиной»[21][22]. Позже Михаил Александрович вспоминал, что, увидев её, «статную, величественную, как Екатерина Великая», понял, что в студию его, «небольшого такого крепыша-головастика», не примут[21]. Тем не менее, прочитав отрывок из «Мёртвых душ», он получил «зелёный свет»[21].

Этот «мучительный», как его называл сам Ульянов, этап своей жизни он прошёл нелегко, работая над этюдами, посещая репетиционный зал театра и играя в массовке в некоторых спектаклях[22]. Индивидуальные занятия с Ульяновым проводил актёр театра Михаил Иловайский, эрудит, «завораживавший» студийцев своими рассказами о людях, которые повстречались ему на его жизненном пути[22]. Одновременно с обучением в студии Михаил пытался пройти полный курс обучения и в Омской школе лётчиков-истребителей, но не успел, так как война завершилась[21]. Помимо этого, Ульянов полгода работал утренним диктором на Омском радио, «постепенно привык к микрофону»[23].

Тогда же, пытаясь хоть как-нибудь исправить свой высокий звонкий голос, Ульянов кричал во всю силу, да так, что на это обратил внимание его сосед по дому и по совместительству коллега по драмтеатру Николай Колесников[24]. Результатом мучений стал столь характерный, «хриплый, сорванный голос», которым Михаил Александрович обладал до конца жизни[24].

За время обучения в Омской студии Ульянов успел познакомиться со многими именитыми артистами и сыграть немало ролей в учебных постановках, в том числе Бориса («Гроза» Александра Островского), Шмагу (его же «Без вины виноватые»), Кочкарёва («Женитьба» Николая Гоголя). Однако все эти два года Михаил мечтал сыграть Яго в «Отелло» Уильяма Шекспира — роль, которую, к огромному сожалению Ульянова, ему тогда так и не поручили[25].

Москва: поступление в Щукинское училище и Театр им. Вахтангова,

Народ в вагоне был разный, но среди них были москвичи, и я жадно прислушивался к их разговорам о столице, стараясь представить, какая она. Я заметил, что никакие рассказы, никакое знакомство по фотографиям, кинокартинам не дает представления о городе. Недаром говорят: «Лучше раз увидеть, чем сто раз услышать».

Михаил Ульянов, 1987[26]

В августе 1946 года с благословения отца Ульянов отправился в «белокаменную» — поступать в театральную студию[21]. Перед отъездом Александр Андреевич подарил сыну немецкий пистолет, добытый на фронте[21]. С оружием Михаил приехал в Москву, где первый же патруль задержал его из-за подозрительного, испуганного вида[21]. Пистолет чудом не нашли, и Ульянов отправился покорять столицу[21]. В городе Михаил поселился в Сокольниках у знакомой отца, пожилой работницы шоколадной фабрики, в старом двухэтажном доме на 3-й Сокольнической улице (ныне — улица Гастелло)[21][26]. Там же, в одноимённом парке, Ульянов учил стихи для поступления[27].

В 1941 году в Омск был эвакуирован Театр им. Вахтангова; два года он работал под одной крышей с Омским драматическим и оставил по себе долгую память,  — в восторженных воспоминаниях местных актёров, в том числе об Алексее Диком, в те годы служившем в Вахтанговском театре, Ульянову почему-то запомнилась «студия Дикого». В столицу он приехал, не имея, по собственному признанию, ни малейшего представления о театральных школах, долго и безуспешно искал студию Дикого, закрытую ещё в 1936 году, и, убедившись в том, что в Москве её нет, наугад пытался поступить в Щепкинское училище приМалом театре и в Школу-студию МХАТ[27][28]. «Провалившись всюду, я впал в панику. Аховое было положение — домой вернуться не мог, не взяли бы, а без театра себя уже не представлял»,  — рассказывал позже Михаил Александрович[21]. Отчаявшийся Ульянов подумывал даже о том, чтобы попросить прославленную актрису Веру Пашенную, набиравшую тогда курс в Щепкинское училище, принять его к себе, и даже нашёл место её проживания, но так и не решился постучать в дверь[21][29].

В Театр им. Вахтангова, о котором он мечтал, Ульянова привёл случай: на улице он встретил бывшего сокурсника по омской студии и только от него узнал, что у вахтанговцев есть собственная школа — не «студия Дикого», а Училище им. Щукина[29]. В этот раз Ульянову повезло — принимавший экзамены ректор училищаБорис Захава зачислил его на первый курс[21]. Из дома знакомой отца он переехал в общежитие на Трифоновской улице[21]. Так как студентов на курсе оказалось около 40, решено было разбить их на две группы[30]. Одна отошла к Елизавете Алексеевой, другая — к Леониду Шихматову и Вере Львовой[30]. Ульянов попал во вторую[30]. Шихматов и Львова были строгими и придирчивыми преподавателями, студентов заставляли работать на совесть[31].

В Щукинском училище с давних пор существовала традиция — с первого же курса приучать студентов к самостоятельной работе: они могли сами ставить спектакли, выбирая материал на собственный вкус[32]. Михаил Ульянов,  Юрий Катин-Ярцев и Иван Бобылёв поставили спектакль «Два капитана» по роману Вениамина Каверина, исполнив в нём ключевые роли[33]. Успех вдохновил Ульянова на отважную попытку поставить, на сей раз совместно с Евгением Симоновым, «Бориса Годунова», в котором он сыграл заглавную роль[34]. Захава их смелость не оценил, заметив, что работать «по ремеслу» они, к счастью, ещё не научились, а «по искусству» — до такой работы пока не доросли[35]. Десятилетия спустя Ульянов писал: «Это был урок, который я по сей день помню и очень ценю. В искусстве ничего легко и сразу не даётся»[36].

Четыре года, как позже признавался Михаил Александрович, пробежали незаметно и пришло время выпускных спектаклей[37]. Молодому актёру были поручены две роли: Нил («Мещане» Максима Горького) и Макеев («Чужая тень» Константина Симонова)[38]. На премьерах присутствовали, как тогда было принято, известные театральные режиссёры столицы и представители Министерства культуры[39].

В 1950 году руководство Театра им. Вахтангова приняло в труппу четверых выпускников училища (хотя обычно брали одного, максимум двух[40]): Вадима Русланова, Николая Тимофеева,  Михаила Дадыко и Михаила Ульянова[40]. Правда, прежде чем принять окончательное решение, тогдашний художественный руководитель театра Рубен Симонов попросил Ульянова отрепетировать роль Сергея Кирова в пьесе «Крепость на Волге» Ильи Кремлёва, так как исполнитель этой роли Михаил Державин стал часто болеть[41]. Отрывок, подготовленный к показу, пришлось играть перед худсоветом на огромной сцене театра, и это оказалось так страшно, что молодому актёру уже не хотелось ни роли, ни театра — только бы не выходить на эту сцену: «Как я пролепетал весь текст, как не сел мимо стула, как я дожил до конца отрывка, я не помню»[42]. Но приглашение в театр он получил[42].

В июне уже официальный «вахтанговец» Ульянов получил из рук ректора Захавы диплом, где было указано: «…окончил полный курс Театрального училища имени Б.  В.  Щукина, и ему присвоена квалификация актёра драматического театра»[43].

Первые театральные сезоны, роли в кино и знакомство с женой,

Тогда, летом, «вахтанговцы» уехали на гастроли в Минск, а Ульянов проведал родителей в Таре, где «отъедался, отсыпался и ждал сентября, когда начнётся мой первый сезон»[44]:

Ах, эти далекие невозвратные каникулярные дни, когда ты приезжаешь отощавший и отвыкший от своих, входишь в такой уменьшившийся дом, наклоняешь голову, боясь удариться о притолоку, ставшую такой низкой, прижимаешься к счастливой и без конца хлопочущей маме, закуриваешь с отцом из привезенной тобой в подарок пачки дорогих папирос и ешь, ешь без конца. Долгожданное домашнее тепло. И ты счастлив и немножко горд, что приехал из самой Москвы, и рассказываешь о своей учебе, о жизни в столице, о ее ритме (это тогда-то!). И счастливые отец и мать готовы слушать без конца твои рассказы о не таких уж и понятных им студенческих проблемах.

Это был единственный полный отпуск в его жизни; отдохнув, Михаил Александрович возвратился в Москву, где приступил к долгожданной работе в Театре им. Вахтангова[45].

Вскоре после прихода Ульянова в театр руководство вспомнило о его успешной альтернативе Державину в образе Кирова[46]. Ввести актёра в спектакль и помочь ему с разработкой роли доверили авторитетному педагогу Анне Орочко[46]. Ульянов работал, «стараясь выполнять все задания и все подсказки Анны Алексеевны», и в день его дебюта на вахтанговской сцене Орочко подарила ему фотографию Рубена Симонова и Бориса Щукина с подписью: «Если бы юность умела, а старость могла»[47]. Летом 1951 года Державин внезапно скончался в возрасте 48 лет[48]. Ульянов остался единственным исполнителем роли Кирова, хотя и считал, что совершенно на неё не подходит («…беда заключалась в том, что из этого крепкого тела торчало на тонкой юношеской шее худое лицо плохо питавшегося студента»)[47].

В первые годы работы в театре Михаил Александрович играл много — Симонов считал его перспективным актёром[49]. Тем не менее, «из-за малоопытности и однообразия материала» Ульянов «не получал радости» от работы[49]. В числе таких работ бригадир Баркан («Государственный советник»), Артём («Макар Дубрава»Александра Корнейчука) и Яков («Егор Булычов и другие» Максима Горького)[50].

Репертуар театра изменился с наступлением «оттепели»: в 1958 году Александра Ремизова поставила «Идиота» Ф.  М.  Достоевского, поручив Ульянову сложнейшую роль Парфёна Рогожина. «Актер в этой роли,  — писал Н. Берковский,  — не погрешил ни грубостью, ни мелкостью. Ульянов поставил себе верную задачу: сделать понятным, почему и как Рогожин может оказаться крупным и красивым человеком, а страсть его — по-своему значительной и привлекательной»[51].

С момента поступления в Театр им. Вахтангова Ульянова буквально засыпали приглашениями в кино[52]. Однако пробы проходили безрезультатно, пока в 1953 годуКлеопатра Альперова не позвала его попробовать себя в роли вожака комсомольцев Петрограда Алексея Колыванова в картине Юрия Егорова (человека, проложившего, как считал Ульянов, ему дорогу в кино[53]) «Они были первыми»[52]. Театральный сезон только что закончился, и Ульянов вместе со съёмочной группой отправился в Ленинград[52]. Там он долгое время проживал в гостинице, и только в начале следующего театрального сезона стартовали съёмки сцен с его участием[52]. Позже Ульянов вспоминал, что был подавлен тем, как он выглядит на экране: «Все мне не нравилось в себе: фигура, лицо, голос, глаза… Конечно же, я не ожидал увидеть такое неуклюжее, некрасивое, кургузое и очень старающееся что-то сыграть существо»[52].

Примерно в это же время Ульянов познакомился со звездой нашумевшего фильма «Небесный тихоход» Аллой Парфаньяк[54]. Актёр долго ухаживал за ней, отбил её у легенды советского экрана Николая Крючкова, и в 1959 году они расписались в одном из ЗАГСов столицы[54]. В декабре того же года у супругов родилась дочь Елена[55].  

В конце десятилетия Ульянов много и тяжело работал — как в театре, так и в кино[56]. Он снова сотрудничал с Юрием Егоровым в лентах «Дом, в котором я живу» и «Добровольцы», на съёмках последней «имел счастье» общаться с Леонидом Быковым, о котором позже очень тепло отзывался[57]. Все эти фильмы, а также «Екатерина Воронина» принесли Михаилу Александровичу «начальный опыт, знания и навыки актёрского труда на съёмочной площадке»[58].

1960-е,

«Битва в пути»,

Однако своей первой успешной ролью сам Ульянов считал инженера Дмитрия Бахирева в производственной драме Владимира Басова «Битва в пути» (1961)[59]. «…мне удалось по-настоящему ощутить огромную воздействующую силу кино, его отзвук в миллионах зрительских сердец, его проникновенность в самые глухие уголки земли…» — писал он[59]. Сначала от роли Бахирева Ульянов категорически отказался, считая, что он совершенно не похож на главного героя романа Галины Николаевой, по которому и снимался фильм[60]. Вскоре, перечитав книгу, актёр понял, что «главное в Бахиреве все-таки не запоминающаяся и резкая манера поведения и внешность, главное — его внутренний мир, его мировоззрение, его гражданская позиция»[61]. Когда ему предложили роль во второй раз, он уже не смог отказаться[61].

Появилась новая проблема — в 1959 году директором Театра им. Вахтангова стал «человек с редким знанием театра, психологии актеров, по-настоящему интеллигентный человек» Фёдор Бондаренко[61]. Совместно с писателем Леонидом Леоновым он приступил к постановке «Русского леса» и в главной роли, Вихрова, видел только Михаила Ульянова[62]. Михаил Александрович никак не надеялся, что Бондаренко отпустит его на съёмки картины, но после беседы с молодым актёром тот сказал: «Ну что ж, я понимаю тебя, и, наверное, такую работу в кино не стоит упускать»[63].

Фильм был отснят и имел в стране серьёзный кассовый и зрительский успех[64]. Примечательно, что картина была успешной не только в СССР, но и за рубежом: тогдашний руководитель ГДР Вальтер Ульбрихт даже приглашал Ульянова на съёмки в одном из их фильмов, но из-за финансовых неурядиц Михаил Александрович отказался[65].

«Председатель»: всесоюзная популярность,

В 1963 году Ульянов снова встретился с Владимиром Басовым на съёмочной площадке неоднозначной драмы «Тишина»[66]. Роль подлого доносчика Петра Быкова стала одним из немногих отрицательных образов в карьере актёра. Перед отъездом с труппой театра на гастроли в Австрию, где Ульянов должен был в очередной раз сыграть Владимира Ленина, творческий коллектив вызвала к себе министр культуры Екатерина Фурцева. Когда ей сообщили, что роль самого Ленина будет исполнять актёр, совсем недавно сыгравший подонка и «стукача» в «Тишине», Фурцева гневно воспротивилась этому, но труппу всё же отпустила[66].

В середине того же года Михаилу Александровичу передали сценарий Юрия Нагибина «Трудный путь», сказали просто — «о колхозе»[67]. Ульянов был в восторге от «виртуозно выписанного характера Егора Трубникова» и успешно прошёл пробы[67]. Тогда на эту же роль рассчитывал и Евгений Урбанский, но Ульянову пояснили: «Да, Урбанский подходит, но может сыграть уж очень героически, очень сильно, и исчезнет Егорова мужиковатость, заземлённость»[68]. Для подготовки к роли и создания достоверного образа Ульянов рассматривал фотографии Кирилла Орловского, послужившего прототипом Трубникова[69]. Ульянов играл характер сложный, угловатый, жёсткий; его Трубников крут и непримирим, по словам критика, когда дело касается главного — «поднять колхоз, накормить людей, вселить в них веру в возможность лучшей жизни»; ради этой цели он может не подчиниться указаниям начальства и оказаться безжалостным по отношению к колхозникам. Но когда районное начальство решает сместить строптивого председателя, колхозники неожиданно поддерживают его. «Когда море рук поднимается за Трубникова,  — пишет М. Кваснецкая,  — на глаза Егора навёртываются слёзы… Лицо его становится мягким, беспомощным, незащищённым. Ещё одной гранью сверкнул характер героя, засветился ярко благодаря умному, тонкому актёрскому решению Михаила Ульянова»[70].

Картину «Председатель» снимали почти год — с августа 1963 по июль 1964[71]. Именно роль Егора Трубникова принесла Ульянову всесоюзную славу, за её исполнение Ульянов был удостоен главной в стране Ленинской премии, размер которой тогда составил семь тысяч рублей[72]. Отвечая на вопрос, почему этот фильм с таким триумфом прошёл по стране, Михаил Александрович говорил: «Мне кажется, что в своё время успех таких фильмов, как „Битва в пути“ или „Председатель“, в создании которых мне довелось участвовать, как раз объяснялся тем, что они отвечали на некоторые важные вопросы нашего общественного развития»[73].

Читатели журнала «Советский экран», по результатам традиционного ежегодного опроса, назвали Михаила Ульянова лучшим актёром года[74].

Конец 1960-х: «Братья Карамазовы» и «Варшавская мелодия»,

Михаил Ульянов о разработке образа Мити Карамазова

Без серии

Мой 20 век

серия книг