Ваксель Ольга Александровна

Книги автора Ваксель Ольга читать онлайн бесплатно или скачать в формате fb2, html, txt.
Закладки
Пол: женский Дата рождения: 5 (18) марта 1903 
  Дата смерти: 26 октября 1932 
Об авторе


Ольга Ваксель (1903-1932) принадлежала к кругу старой петербургской интеллигенции. В числе ее предков много интересных людей – мореход Свен Ваксель, сподвижник Витуса Беринга; архитектор, поэт, химик, гравер Николай Александрович Львов и его двоюродный брат поэт Федор Петрович Львов, директор Певческой капеллы; сын последнего – известный скрипач и композитор Алексей Федорович Львов, также директор Капеллы, автор царского гимна; собиратель рукописей, почетный член Академии художеств, музыковед Платон Львович Ваксель; путешественник и общественный деятель Александр Гаврилович Ротчев; политкаторжанин-петрашевец Федор Николаевич Львов.
Ольга Александровна родилась 5/18 марта 1903 г. в гор. Поневеже (ныне Паневежис Литовской ССР). Ее отец, Александр Александрович Ваксель, был сыном директора «Сиротского дома» (Николаевского женского воспитательного института, в помещении которого находится ныне Педагогический институт им. Герцена), мать – пианистка и композитор Юлия Федоровна Львова (1873-1950). Александр Александрович служил в Кавалергардском полку, а после выхода в отставку стал предводителем местного дворянства, проводил время на охоте и в кутежах. В конце 1905 г. родители Ольги разошлись, и мать увезла девочку в Петербург.
Ольга, или Лютик, как ее называли родные, рано проявила художественные и музыкальные способности, начала учиться рисованию, игре на рояле и на скрипке, рано научилась читать и читала очень много. Она отличалась замкнутостью и мечтательностью. Учение в привилегированных частных школах, а затем в Институте св. Екатерины (ныне в этом помещении находится филиал Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, рядом со знаменитым Фонтанным домом Анны Ахматовой), поездки с матерью и ее друзьями весной 1916-го и летом 1917 года в Коктебель, где все жили на даче поэта и художника Максимилиана Волошина – в окружении поэтов, художников, артистов; общение с друзьями матери – музыкантами, певцами, драматическими артистами, чтецами-декламаторами, художниками, писателями, поэтами из круга символистов, посещавших «башню» Вячеслава Иванова (рядом с которой, на углу Тверской и Таврической улиц, была квартира Юлии Федоровны) и, наконец, ранняя влюбленность – все это содействовало развитию поэтического воображения и обостренного восприятия мира: свои первые стихи она написала в 10-летнем возрасте.
После революции закончилось томительное пребывание в Институте св. Екатерины. Радость обретенной свободы омрачали голод и холод, но молодости все нипочем. О.В. получила свидетельство об окончании советской восьмилетней школы, совмещая учебу с работой в книжном магазине, а осенью 1920 года записалась на ораторское отделение вечерних курсов Института Живого слова, где начала заниматься в кружке молодых поэтов, руководимом Н.С. Гумилевым. Кружок носил название «Лаборэмус» (лат. «Давайте потрудимся!»). Но гораздо больше ей нравились сепаратные занятия с Гумилевым на его квартире. Роясь в поисках нужных выдержек из книг, они спорили и одновременно пекли какую-нибудь еду в печке. К сожалению, эти занятия прекратились в июне 1921 г. – после замужества. Муж Ваксель, предмет ее давней детской влюбленности – преподаватель математики и механики в Институте путей сообщения – Арсений Федорович Смольевский, и Гумилев терпеть не могли друг друга.
Оставаясь в доме целыми днями одна, пока муж был занят в институте, в промежутках между стояниями в длинных очередях за скудным пайком и уборкой квартиры, Ольга Ваксель писала стихи, а вечерами вместе с мужем проверяла студенческие работы. Арсению Федоровичу был не интересен ее внутренний мир, он смеялся над ее стихами, обращенными к нему, не хотел иметь детей, что вызывало встречный внутренний протест: Ваксель надеялась, что с появлением ребенка жизнь обретет для нее какой-то смысл. Однако вскоре после рождения сына она тяжело заболела и была на краю гибели. Врачи определили у нее острый менингит, последствиями которого остались периоды подавленного настроения в осеннее время. Семейный разлад все обострялся; она ушла от мужа к матери и добилась развода. Арсений Федорович бомбардировал их покаянными письмами, на время наступила видимость перемирия, но возврат к прежним отношениям был невозможен. Ваксель стала добиваться своей независимости; перестав писать стихи, она искала применения своим художественным способностям в кино и в концертных агитпоездках по стране. К этому времени относится начало ее занятий в производственной студии «ФЭКС» - «Фабрика эксцентрического актера» - и встречи с Осипом Мандельштамом и его женой Надеждой Яковлевной. Об этих встречах она пишет в своих воспоминаниях, другими источниками моих сведений послужили рассказы Юлии Федоровны, моей бабушки, рассказы Евгения Эмильевича Мандельштама, брата поэта, беседы с Екатериной Константиновной Лившиц, вдовой поэта и переводчика Бенедикта Лившица, близкого друга Осипа, а также встреча с Н.Я. Мандельштам зимой 1969 года.
В записках Ольга Ваксель Осип Мандельштам впервые упоминается среди проживавших одновременно с ней в доме Макса Волошина в Коктебеле, затем среди навещавших ее по приемным дням в Екатерининском институте. По словам Е.Э. Мандельштама, он, вместе с Осипом, знал Ольгу по Коктебелю и тоже навещал ее в Екатерининском институте. Сам он, рано овдовев, имел виды на нее, и летом 1927 года, когда она собралась ехать с сыном на Кавказ, он отправился с ней в это путешествие. Все окончилось размолвкой, и уже на склоне лет Евгений Эмильевич признавался, что жалеет о том, что Лютик от него «ускользнула».
Осип же Эмильевич был буквально ослеплен Ольгой в 1924 г. Из тринадцати-четырнадцатилетнего подростка, каким поэт ее запомнил, она превратилась в гармонично-красивую женщину, которая очаровывала и поэтичностью и одухотворенностью облика, естественностью и простотой обращения. На ней лежала, по словам многих, знавших ее, печать чего-то трагического.
Писание критических заметок о кино для газет и съемки в массовках время от времени давали Ольга Ваксель небольшой заработок, но вместе с тем несли усталость, ломали жизненный ритм. Киноактрисой она при всей своей артистичности так и не стала, по природе своей не умея и не желая ломать себя и менять выражение лица по требованию режиссера.
Продолжить учебу или поступить на постоянную работу ей всячески мешал Арсений Федорович, и для богатых художественных способностей Ваксель осталась лишь узкая область – сфера быта. Собственные наряды она делала сама, изобретательно и изящно. Она прекрасно готовила, мыла полы и окна, стирала, шила, вышивала, сама делала ремонт в квартире – красила двери, окна, белила потолки, клеила обои. Подрабатывала она, кроме съемок в кино, то на стройке в качестве табельщицы, то в качестве манекенши (тогда говорили именно так!) на пушных аукционах, то как корректор; какое-то время служила во вновь открывшейся гостинице «Астория», где от персонала требовалось знание иностранных языков и строгих правил этикета, а также привлекательная внешность.
В 1932 г. Ольга Ваксель вышла замуж за норвежского дипломатического работника – вице-консула норвежского консульства в Ленинграде Христиана Иргенс-Вистендаля (1903-1934). Он вполне свободно говорил по-русски и под диктовку жены записал многие страницы ее воспоминаний. Спасая ее от непрекращавшихся преследований мстительного Арсения Федоровича, Христиан увез ее на свою родину в город Осло. Уезжая, Ольга Ваксель оставила сына на попечение бабушки.
В доме Вистендалей она была окружена заботами и вниманием всех родных и друзей Христиана, но, прожив там всего три недели, в приступе острой ностальгии – ушла из жизни: найдя в ящике стола у мужа револьвер, 26 октября 1932 г. она застрелилась.



 

 

 


 

Без серии

«Ну, помолчим минуту до прощанья…»: Избранная лирика

«Ну, помолчим минуту до прощанья…»: Избранная лирика - Ваксель Ольга Александровна

«Я хотела бы видеть тебя почаще…» Я хотела бы видеть тебя почаще, Целовать иногда твои робкие губы, Все другое постыло, не мило, не любо, Даже день предвесенний, молодой и блестящий. Мне так много сказать тебе шепчет совесть, Мне так радостно ждать от тебя ответа… Я больна огнем золотого света, Я не в силах слушать скучную повесть. Я теперь проклинаю суровое время И узоры часов, и минут напевность, Поднимается вот жестокая ревность, Эта цепкая боль, осужденная всеми. Для ребяческих игр выбираю луга …

Читать книгу

«Возможна ли женщине мертвой хвала?..»: Воспоминания и стихи

«Возможна ли женщине мертвой хвала?..»: Воспоминания и стихи - Ваксель Ольга Александровна

«Грозный муж» Арсений Федорович не был ее первым мужчиной (невинности Ольга лишилась в 11 лет, в сущности из любопытства), но первая же близость с ним показалась ей настолько отвратительной, что она его возненавидела. Боясь перенести эту ненависть на всех мужчин, она испробовала то же самое и с другим («для сравнения», как она холодно пишет) и, увы, с неизменным результатом. Все это, возможно, проясняет порхающий стереотип ее последующего поведения с бесчисленными ухажерами, разочароваться в которых …

Читать книгу