Арнаудов Михаил

Закладки
Рейтинг: 5.00   
Пол: мужской   
Об авторе

 болгарский учёный, фольклорист, историк литературы. Академик Болгарской академии наук.  Отец — Петр Сибинов Арнаудов, торговец. Мать — Друмка Панова. Братья — Димитр (работал в городской общине Русе, был её главным секретарём), Илия (оперный режиссёр, один из первых болгарских музыкальных режиссёров, первый постановщик в Болгарии опер Рихарда Вагнера). Супруга — Стефанка. Дети — Асен (экономист), Златка (пианистка), Петр (музыкальный педагог).

Был учителем гимназий в Видине, с 1901 — в Софии. С 1907 — заместитель директора Народной академии в Софии. С 1908 — ординарный доцент, с 1914 — экстраординарный профессор, с 1919 — ординарный профессор сравнительной литературной истории, в 1921—1922 — декан историко-филологического факультета, в 1935—1936 — ректор Софийского университета. В 1926 — директор Народного театра. В 1923—1927 и 1931—1933 — председатель Союза болгарских писателей. Являлся президентом Болгарской академии наук. Был членом литературной академии «Петёфи» (Венгрия), доктором honoris causa университетов Гейдельберга (1936) и Мюнстера (1943). Входил в состав масонской ложи «Светлина».

Автор многочисленных монографий, посвящённых выдающимся деятелям болгарской культуры — Паисию Хилендарскому, Неофиту Бозвели, Василу Априлову, Ивану Селиминскому, Георги Раковскому,  Любену Каравелову. Исследовал творчество классиков болгарский литературы — Ивана Вазова, Пейо Яворова, Кирилла Христова, Йордана Йовкова, Димчо Дебелянова и др. Занимался изучением народной поэзии, один из основателей современной болгарской этнографии. Сторонник культурно-исторического метода в литературоведении. В 1925—1943 — редактор журнала «Българска мисъл». Выпустил библиографическое издание «Болгарские писатели» (тт. 1-6,  1929—1930; 2003—2004).

Без серии

Психология литературного творчества

Психология литературного творчества - Арнаудов Михаил

Представление о творческой личности как о чём-то полностью исключительном по способу восприятия и воссоздания мира покоится на суеверии, унаследованном от глубокой древности, в силу известного психологического консерватизма, идущего вразрез с научным познанием. Именно здесь, где практически не утрачивается ничего из-за заблуждения, всё ещё может укрепиться популярная идея о художнике как маге и пророке со всеми её фактическими несообразностями и невинными абсурдами. Но что никакая наука не терпит …

Читать книгуСкачать книгу