Безграничное волшебство

Серия: Юные волшебники [4]
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Глава первая. ШЭННОН

Нита вернулась домой к обеду и тут же почувствовала: что-то произошло. Уже третий день они с Китом до изнеможения, напрягая все свои волшебные способности, решали спор между деревьями. Это стоило ребятам огромных усилий. Нита устала.

Она вошла в кухню и застала маму за приготовлением еды. Мама обожала готовку. Во-первых, это у нее здорово получалось, а во-вторых, служило чем-то вроде терапии и потому было для Ниты верным признаком того, что мама возбуждена или чем-то взволнована. Нита поспешила выкатиться из кухни прежде, чем ее попросят что-нибудь вымыть или почистить.

– Привет, ма, – кинула она на ходу, пытаясь проскользнуть к двери, ведущей в другую половину дома.

– Куда ты летишь? – спросила мама. – Разве тебе не интересно узнать, что я готовлю?

– Конечно, ма, – притворно согласилась Нита. – Так что ты готовишь?

– Пока еще только раздумываю, – озабоченно пробормотала мама.

Теперь Нита всполошилась по-настоящему. Если мама раздумывает, значит, она уже в крайней степени возбуждения. А это ничего хорошего не сулит.

– О чем, мама?

– Сядь, дорогая. Мне надо поговорить с тобой.

«Ну вот!.. Начинается!»

Нита села, рассеянно схватила со стола деревянную ложку и стала нервно крутить ее.

– Милая, – мягко начала мама, – это волшебство…

– Я уже научилась управляться с деревьями, ма, – затараторила Нита, стараясь переключить маму на что-нибудь конкретное, безопасное.

– Нет, я не о том, дорогая. Разговоры с деревьями – это хорошо и вовсе меня не беспокоит. А вот то, что вы с Китом делали прежде…

«О-о-о…»

– Ма, ничего же не случилось. И потом, мы неплохо справляемся. Для молодых волшебников…

– Вот именно, – подхватила мама. – Когда человек так молод… – Она включила смеситель, на секунду заглушив все звуки, поспешно выключила его и продолжала: – Послушай, тебе не кажется, что было бы здорово оставить все это и… отдохнуть? Хотя бы месяц.

Нита взглянула на маму с беспокойством и недоумением.

– Что ты имеешь в виду?

– Видишь ли, мы с отцом тут поговорили… вы с Китом из-за этого вашего волшебства невероятно много времени проводите вместе… Вот мы и подумали, а что бы вам расстаться на некоторое время?

– Ма-ам!

– Нет, ты дослушай. Я понимаю, что вы хорошие друзья, я знаю, что ничего такого… физического между вами не происходит, поэтому успокойся и не ощетинивайся. Мы рады, что у тебя есть настоящий друг. Не это нас беспокоит. Заботит нас другое: вы слишком много времени и сил отдаете волшебству, забывая обо всем остальном. Вы, как одержимые, только этим и занимаетесь. Ты уходишь из дому утром и возвращаешься к вечеру вконец измотанная. У тебя едва хватает сил кинуть нам словечко-другое. А как же твое детство?..

– Мое детство?! – встрепенулась Нита. В голосе ее послышалось легкое раздражение. Опыт последних лет был таким трудным и даже мучительным, что ей смешно было называть это детством. Да, иногда волшебство бывает сопряжено и с опасностью, и с мучениями, но оно никогда не надоедает! – Мам, ты не понимаешь. Это нечто такое, что просто так, по чьей-то прихоти отбросить невозможно. Клятва Волшебника принимается на всю жизнь!

– О, милая! – Мама уже, казалось, несколько утомилась. Она нервно махнула рукой, выронила ложку, подняла ее, вытерла. – Девочка моя, ну почему ты пытаешься все усложнить? Успокойся и выслушай. Отец подумал, что неплохо бы тебе поехать в Ирландию навестить тетю Анни. И побыть там месячишко, до конца каникул.

– Ирландия!

– Ну да. Тетя Анни приглашала нас. Но мы-то не сможем поехать с тобой – отпуск за этот год у отца использован, и ему пора выходить на работу. Но ты можешь поехать сама. Занятия начнутся лишь девятого сентября. Остается, значит, месяца полтора.

Хорошенькое дело, подумала Нита. Лучшая часть лета, лучшая погода, свободное время, которого она так ждала, чтобы использовать его на работу с Китом…

– Ма, – попыталась Нита применить обходную тактику, – а как вы собираетесь оплатить дорогу и все такое?

– Ох, дорогая, оставь это нам с папой. Сейчас мы гораздо больше озабочены твоим самочувствием и, наконец, здоровьем. Твоим и Кита, разумеется.

– Ага, вы, значит, говорили и с его родителями? Так я поняла?

– Нет, не говорили. У них, я думаю, с Китом свой разговор. Мы вовсе не считаем возможным диктовать кому-то свою волю. Но желаем, чтобы ТЫ поехала в Ирландию и передохнула. И увидела что-нибудь новое. Может, это вернет тебя, хотя бы немного, в реальный мир.

«О, дорогая мамочка! Они с отцом считают, что волшебство – это мир нереальный!»

– Ма, – сказала Нита, – неужели ты не понимаешь? Волшебник ведь не перестает творить волшебство просто потому, что уехал из дому на недельку-другую. И если, будучи в Ирландии, я получу Вызов, то мгновенно отзовусь, и ничто не сможет остановить меня. Или отменить Вызов. Если такое случится, то вам же лучше держать меня при себе. По крайней мере, вы с папой в любой момент будете точно знать, что происходит. Иначе, боюсь…

Мама нахмурилась. Потом лицо ее разгладилось и на губах даже мелькнула лукавая улыбка.

– Трусишка, – сказала она. – Нет, прости, я не то хотела сказать. Тетя Анни будет за тобой хорошо присматривать… мы раза два уже разговаривали с ней.

Нита удивленно выпрямилась. Брови ее поползли вверх. Вот так-так, встревожилась Нита.

– О, мам, ты, надеюсь, не сказала ей, что я…

– Нет, мы не обмолвились и словом, что ты волшебница! Как ты себе это представляешь? Я вдруг говорю: «Послушай, Анни, ты должна быть готова, что наша дочь внезапно, прямо на глазах, может исчезнуть. Нет, нет, не сбежит, а именно исчезнет, растворится в воздухе. И если она соберется на Луну, проследи, чтобы оделась потеплее», – Мама с иронией взглянула на Ниту и взяла у нее ложку, которую та продолжала рассеянно крутить в руках. – Нет. От нас тебе удавалось это скрывать Бог знает сколько времени. Постарайся, чтобы не пришлось скрывать что-нибудь и от тети. – Она помолчала на некоторое время, энергично взбивая белок. – Отец собирался пойти за билетами на самолет. На воскресенье. В выходные билеты дешевле.

– Ты же знаешь, что я могу ПРОСТО отправиться туда, без всяких билетов, – сдалась Нита. – В конце концов, это сэкономит вам немного денег.

– Я думаю, мы сделаем все обычным, привычным, нормальным способом, – спокойно ответила мама. – Даже у ТЕБЯ могут быть недоразумения, если объявишься вдруг в аэропорте чужой страны неизвестно откуда.

Нита наморщила лоб, обдумывая мамины слова.

– Нет, нет, – продолжала та, – забудь об этом. Мы дадим тебе достаточно карманных денег. Там будут нормальные дети, с которыми ты сможешь играть…

«Играть, – усмехнулась про себя Нита и тут же внутренне застонала, – О Боже, играть!»

– Хватит, Ниточка, развеселись немного – тормошила ее мама. – Так интересно поехать в другую страну!

«Я была в других галактиках!» – подумала Нита. Однако было ясно, что спорить уже бесполезно. Ладно! Лучше помолчать. В конце концов, найдется не один способ преодолеть и эту маленькую неприятность.

– О'кей! – сказала она. – Я поеду. Но все равно мне это не нравится.

Мама посмотрела на нее долгим взглядом.

– Мне показалось, ты только что говорила, будто волшебники не рассуждают, нравится ли им что-либо или нет. Делают, и все.

– Верно, – буркнула Нита и встала, собираясь выйти из кухни.

– И еще, Нита… – остановила ее мама.

– Что, ма?

– Обещай мне не перемещаться по небу или каким-нибудь иным способом, чтобы навестить Кита. Это славное заклинание «излучи-меня-Скотти», которое он так любит и действие которого мы имели счастье наблюдать… Знаю-знаю, вы им пользовались, чтобы сэкономить деньги на проезд и купить мороженое!

Нита похолодела, потом ее бросило в жар. И тут ее пытаются ограничить, связать буквально по рукам и ногам.

– Мам! Но это просто… я просто могу…

– Нет! Ты просто не должна! Мы хотим, чтобы вы немного отдохнули друг от друга. Надеюсь, ты пообещаешь мне и выполнишь свое обещание?

Нита глубоко вздохнула. Мама поймала ее. Она прекрасно знала, что волшебник обязан держать слово. Когда ты всю жизнь работаешь со словами, которые обозначают, объясняют и даже изменяют в некотором смысле Вселенную, у тебя нет права играть словами, предавать их, попросту лгать. Иначе последствия будут самые неприятные и серьезные.

– Обещаю, – сказала Нита, ненавидя себя за слабость.

– Это УЖАСНО! – сказал Кит.

Они сидели на Луне, на вершине Карпатских гор, милях в двадцати южнее кратера Коперника. В это время года вид на Землю был отличным. Земной шар выплывал целиком, а низко над горизонтом Луны висело Солнце. Длинные-длинные тени лежали на склонах Карпатских гор, и казалось, что их сверкающие зазубренные пики плавают в озерах тьмы, словно грубо вытесанные пирамиды. Здесь было холодно. Окружающая их сфера волшебного силового поля постепенно облеплялась снежной порошей. Стоило ребятам лишь чуть переместить или изменить форму сферы, и кристаллики замерзшего воздуха осыпались белым порошком. Впрочем, холод их не тревожил.

– Только-только у нас стало что-то получаться с деревьями, – уныло сказала Нита. – До сих пор не могу поверить в свой отъезд.

– Неужели они и в самом деле думают, что это хоть что-нибудь изменит?

– Понятия не имею. Кто знает, о ЧЕМ они думают? Самое отвратительное, что они не позволяют мне перемещаться и появляться здесь, – Нита подняла осколок пемзы, швырнула его вниз и лениво наблюдала, как он в слабой гравитации Луны точно проплыл по воздуху несколько сот метров, упал, подпрыгнул на невероятную высоту, упал, вновь подпрыгнул и так гигантскими прыжками покатился с горы. – А у нас намечено еще три проекта. Теперь они все, можно сказать, прикрыты. Во всяком случае, до моего приезда.

Кит потянулся и печально взглянул на нее:

– Но мы сможем разговаривать мысленно, телепатически. Ты же легко настроишься на мою волну, если потребуется. Или я сам почувствую и приду тебе на помощь…