Пророк

Автор: Юркин Анатолий Жанр: Фэнтези  Фантастика  1997 год
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Старик прослезился.

— Спешите, — поторопил он гостей.

На другом конце деревни точно такой же совет Кошун давал толпе пьяных полулюдей.

Со словами: «Нам осталось провести последнюю ночь в логове Илобиса», — Фантазист постелил себе циновку у входа в гробницу. Рило и Никанот лежали поблизости. Вернувшись от Дабона, Фантазист обнаружил на дереве обрывки веревки. Анюлота вырвалась или ей помогли. Вместе с ней исчезли и речевики. Фантазист смирился с утратой одной из жен. Оставить пророка ради поисков беспутной Анюлоты? Никогда! Пускай предается мерзким утехам с грязными и безмозглыми полянами.

Над верхними камнями гробницы шумели ветви раскачивающихся деревьев. Слабый запах кофейных зерен щекотал ноздри Лориана. Воображение переносило пророка в будущее, когда дети будут сидеть у него и у Дождинки на коленях и тянуться пухлыми ручонками к огромному каменному столпу, некогда раздавившему войско Иго и поставленному стоймя перед хранилищами свитков Трехморья. Легко касаясь до тонких пальцев с красивыми ногтями, Лориан беззвучно шептал молитвы, обращенные к Ондрону. Остроконечной кисточкой для написания комен он красил ей ногти. В последний раз он был наедине со спящей.

Вдруг Лориану показалось, что девушка шевельнулась. Одновременно он услышал какой-то шум, доносившийся из кофейного леска. Он пошел к выходу. Там в боевой позе уже стоял Фантазист. Отчетливо слышались пьяные крики, и кто-то уже бухал дубиной по наружным стенам гробницы. Через мгновение толпа вторглась в святилище.

Отчаянный взгляд Лориана метнулся к настилу из сосновых веток. Что делать? Как защитить возлюбленную?

И тут — о чудо! Дождинка шевельнулась!

К ужасу местных жителей, длинные ресницы затрепетали, и мелкая дрожь пробежала по телу спящей. Вмиг протрезвевшие поляне застыли у входа в гробницу.

Дождинка оставалась неподвижной и не открывала прекрасных огромных глаз, но неожиданно заговорила! И заговорила мужским голосом!

«Пророк! Внимай словам друга!» — раздался гулкий нездешний голос.

Если Фантазист подумал о колдовских чарах Кошуна, то Лориан сразу догадался, что это говорит еще одна стихия. Устами спящей вещало Дерево! Впервые разговор Лориана со стихиями происходил при свидетелях.

Пророк слышал голос Матери Воды, беседовал с Камнем, выслушивал порывистую речь Огня. Теперь пришел черед беседовать с Деревом.

«Я испытываю радость от того, что ты ощущаешь красоту зеленой листвы. В моих стволах бежит влага жизни. Когда листья впитывают солнечные лучи и набираются силы, мои стволы оберегают почву от истощения. Пусть поляне знают, что пророк — великое дерево человечества. Мы подружимся».

Безотчетное чувство страха лишило полян возможности двигаться.

— Где и когда я должен остановиться? — спросил Лориан.

Призывая продолжить поиски Страны Живых Зверей, Дерево во многом повторяло слова, которые Лориан прежде слышал от Белой Воды, Земли и Огня. Но о драконах пророк слышал от стихии впервые.

«Черные Колдуны заставляют людей поверить в то, что дракон — сказочный крылатый змей, господствующий в небе планеты Андомора. Пророк, тебе дано узнать, что драконы с Андоморы — это наши дети, с которыми мы, стихии, были разлучены Ондроном».

Фантазист побледнел и приложил руку к гулко застучавшему сердцу.

«Не быть человеку хозяином Перуники. Только дракон — могучий и красивый — имеет полные права на землю, воды и скалы. Дракон — истинный повелитель обеих планет».

«Зачем мне знать это?»

«Не получишь ты сокровищ, пока не убьешь драконов, охраняющих звездные врата. А ты не имеешь права их убивать».

Волной ужаса толпу отбросило к выходу, когда спящая подняла обнаженную руку.

«Внимай, пророк. Приобретешь новых друзей под крыльями драконов. Остановишься там, где сгорит занавес из сотен складок», — произнесла Дождинка, опустила руку и снова замолчала, казалось, навеки.

Толпа пятилась прочь, выталкивала тела сильных мужчин под ветви потемневших деревьев.

Весть о пробуждении Дождинки в один миг облетела Кодову.

— Вот новости. Чужаки с оружием в руках защищают наше божество от нас же самих? Что за дела? — шипел в молчащей толпе карлик, увешанный пустыми деревянными бокалами.

Жители Кодовы, слышавшие диалог пророка с божеством Большого Леса, потянулись от гробницы к шаманской землянке. Но на окраине кофейного лесочка потрясенные и заметно протрезвевшие свидетели чуда столкнулись с более агрессивной группой полян. Из рук в руки стали переходить сосуды с кодовой. Опорожнив ведро горячительного напитка, многие оказались не в силах пересказать услышанное и увиденное. Кошун почувствовал, что настал час наказания. Лесные люди озлобились, увидев Лориана и Фантазиста с женами.

— Бородатый пророк к ней три ночи ходил. В коленях сидел и в темноте свиток разворачивал. Целовал ее в темноте, думал, что она ему родит илобисенка, а выходит, как раз наоборот. Проснулась она на третью ночь, и скоро будет конец света.

— Ведьма открыла глаза! — выкрикивали в толпе пьяных.

— Лысый мужик с белой бородой забеременел!

— Слышали? Здоровяк зачал от ведьмы!

— Не к добру. Зачем они пришли к нам? Зачем стали лить пенистый напиток Дабона? Почему отказались от кодовы?

— Убейте чужаков! — выкрикивал карлик с раздутой щекой.

Толпа снова придвинулась к гробнице. Женщины поили Кошуна из деревянной миски. Шаман шумно чавкал. Допив, он замахал руками, уподобляясь ночной птице, нагоняющей темноту. Наступил момент решительных действий. Тяжелые веки шамана задвигались в такт движениям жилистых рук.

— Пребывание чужаков в нашей деревне закончилось неслыханным кощунством! Убейте пророка!

Пьяная толпа ответила хрюканьем. Кошун выкрикнул загадочное заклятие:

— Дий!

— Сожжем кофейный лес! В огонь исчадие Илобиса! — кричали растрепанные женщины.

— Разорвем их на части!

Пьяная толпа продолжала неистовствовать. Вдруг вспышка света высветила кроны деревьев. Молния осветила Пророка, замершего перед толпой пьяных полян.

— Пошел прочь, твой бог сожжет наш лес, отнимет у нас кодову!

Словно восприняв указание неба, пророк издал яростный крик, заглушивший, казалось, грохот грозы. Призыв пророка далеко разнесся под высокими деревьями.

— Илобис, остановись! — крикнул Лориан во весь голос, и лесные люди дрогнули в замешательстве.

У маленького отряда, возглавляемого Лорианом, появилась возможность отступить без кровопролития.

— Куда же ты, пророк? — дурным голосом выкрикнул Кошун из притихшей толпы. — А на кого оставляешь спящую?

Лориан оставил выкрик без внимания. Фантазист сообщил ему весть о пробуждении и бегстве Дождинки. Пробудившись и не оставив следов, Дождинка убежала в лес. Осознав, что опасность отступила от его отряда и от беззащитной девушки, Лориан уводил Фантазиста и его жен через кофейный лес. Прошло время, когда Лориан, постигая пророческое ремесло, мог вещать об Ондроне и красоте комен, невзирая на поведение слушателей и обстановку. Сейчас важнее было оторваться от полян, оказавшихся невосприимчивыми к лорибуке и единобожию.

Казалось, никто не остановит поредевший отряд онд-роновцев углубиться в густой лес. Поляне потеряли прежний пыл. Решительность Кошуна захватывала верзилу и карлика, но толпа в целом испытывала панический ужас перед волшебной связью пророка с душой Большого Леса. Многим виделись шевелящиеся древесные сучья над головой и молнии, зажатые пророком в кулаке.

Сразу за кофейным лесом случилась заминка, предвидеть которую никто не мог: огромная яма открылась среди деревьев. Могильным холодом веяло из черной дыры. На краю ямы пророк замер, увидев на дне безжизненное тело Анюлоты с обрывком веревки на шее.

Охваченный отчаянием, порвалон закричал. Расценив его крик как проявление слабости, поляне вплотную подступили к преследуемым. Не оборачиваясь, Фантазист локтем ударил первого противника. Тот упал. Второго нападавшего Фантазист повалил наземь ударом ноги. Третьему совсем не повезло. Оторвав взгляд от Анюлоты, налитыми кровью глазами порвалон искал жертву. Схватив за плечи какого-то пьяного толстяка, Фантазист тряхнул его с такой силой, что у несчастного лязгнули челюсти, и кровавая кашица вперемежку с вылетевшими зубами заструилась по трясущемуся подбородку. Отбросив толстяка, Фантазист схватил за пояс крепыша с волосатой грудью. Пьяный барахтался, подхваченный сильный рукой порвалона.

Подталкиваемые Кошуном, верзила и карлик напали на ненавистного чужака. Тот самый верзила, который обычно валялся в луже на краю деревни, вознамерился напасть на Фантазиста сзади. Другой, похожий на иссохшую мумию, пытался схватить чужака за горло. Подняв с земли визжавшего карлика, Фантазист швырнул его в объятия живого мертвяка. Верзила представлял более серьезную опасность. Фантазист развернулся, поймал верзилу за руку и с невероятной силой дернул на себя. В последний момент Фантазист чуть отклонился в сторону, и огромное нескладное тело полетело в черную яму.

Пытаясь остановить напиравшую толпу, Фантазист закричал.

Поляне, затрепетав, остановились.

Лориан пытался сообразить, как тело красивой молодой женщины могло оказаться на дне ямы. Скорее всего, Аню лоту и речевиков опоили поляне, увели за деревню и оставили здесь. Потерявшая способность управлять собой, подавленная одиночеством, будучи не в силах перенести неведомое ей прежде состояние похмелья, Анюлота совершила самоубийство. Она повесилась на ближайшем дереве, но веревка не выдержала, и тело рухнуло в яму.

Молнии освещали Лориана и Рило. Сжимая в руках длинный нож, кочевница выискивала глазами наиболее опасного противника. Яркие вспышки ослепляли Никанот, сидевшую на мокрой земле, крепко прижимаясь к левому колену любимого мужа. Толпа продолжала напирать, но было видно и слышно, как задние ряды расстраиваются из-за ссор между трезвыми и пьяными. «Они ее убили, убили!» — плача, повторял Фантазист. Образ Анюлоты — первой жертвы кодовы и отныне вечной пленницы Большого Леса — стоял у него перед глазами. Пророк с грозным лицом молча возвышался за его широкой спиной. Пьяные мужики вытащили тело Анюлоты из ямы и, хохоча, поволокли куда-то. Остальные оборачивались в поисках Кошуна. Ждали, когда он скажет последнее слово. Убийство должно быть разрешено словом.