Претендент

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

1

Дождь шел уже почти сутки.

Крысиный король сидел в нише старого пеликанского храма и смотрел на танцующих зомби. Струи дождя секли их поднятые руки, запрокинутые лица, насквозь промокшие лохмотья одежды. Размеренно раскачиваясь из стороны в сторону, зомби пели заунывную песню на гортанном, незнакомом крысиному королю языке. Время от времени кто-то их них подпрыгивал, словно пытаясь оторваться от земли и улететь в затянутое свинцовыми тучами небо. Мгновение спустя остальные зомби издавали резкий, протяжный крик и подпрыгивали тоже. Далее опять следовало заунывное пение и раскачивание.

Рядом с нишей, где сидел крысиный король, остановились два дэва. Один из них сказал: – Смотри, радуются. Может, разогнать их?

– Брось, – промолвил другой. – Пусть себе веселятся. Дождя не было уже по крайней мере лет тридцать. Опять же связываться с зомби… Кстати, с чего ты взял будто они радуются?

– А разве нет? – По-моему, это какой-то обряд. И вообще… Пойдем, есть дела поважнее.

Они потопали прочь.

Крысиный король задумчиво почесал живот и попытался прикинуть, чем в такой дождь можно заняться.

Дела в крысином подземном городе обстояли неплохо. Склады ломились от еды, поскольку несколько последних охот закончились на редкость удачно. А устроить еще одну было бы неразумно. Не стоит слишком искушать судьбу. Да и люди… Возможно, еще одна охота окажется последней каплей, переполнившей чашу их терпения. И кто мешает им, людям, обратиться к дэвам?

Конечно, до подземного города те не доберутся, но несколько облав обязательно устроят, и кое-кто из его поданных наверняка попадется. Впрочем, главное даже не это. После облав, о налетах на закрома, склады и хранилища людей можно забыть по крайней мере на пару месяцев. Так не лучше ли прямо сейчас сделать небольшой перерыв, не дожидаясь вмешательства дэвов?

Крысиный король хмыкнул и мысленно поставил на планах провести новую охоту очень жирный крест.

Что дальше? Вернуться в подземный город и заняться семейными делами? Наверное, так и стоило поступить. Однако…

Ему вдруг вспомнилось, что в последние несколько дней отношения его супруги Марши и его королевы-матери значительно улучшились. Более того, прежде чем отправиться на эту прогулку, он увидел, как они что-то оживленно обсуждают. Скорее всего, придумали очередной план улучшения жизни обитателей крысиного города.

Бесспорно, польза от этих планов была. Вот только именно сейчас крысиному королю менее всего хотелось заниматься административными делами.

«Нет, – решил он. – Не мешало бы слегка отдохнуть. Но каким образом?»

Крысиный король придвинулся поближе к закрывавшей выход из ниши водяной стене и поглубже вдохнул свежий, пропитанный влагой воздух.

Ему пришло в голову, что с неба каждое мгновение падает столько воды, сколько он не видел за всю жизнь. И это было просто удивительно.

Он снова посмотрел на зомби. Те все еще пели свою заунывную песню. И кричали. И подпрыгивали. А потом повторяли это нехитрое действо с самого начала.

Наверное, они поступали совершенно правильно, поскольку такому чуду, как падающее с неба бессчетное количество воды, невозможно было не удивляться, нельзя было не радоваться.

Эта мысль крысиному королю тоже понравилась. И он наконец-то решился… Тем более, что именно сейчас ни один из поданных его видеть не мог. А значит, можно забыть о приличествующем его сану поведении – хотя бы на время.

Радостно взвизгнув, крысиный король выпрыгнул из ниши и, мгновенно пробив закрывавшую ее водяную стену, перенесся в другой мир, пропитанный влагой, наполненный странным, немного заполошным, слегка истеричным весельем.

Отчаянно работая лапами, предводитель крыс пронесся мимо танцующих зомби, прочь от пеликанского храма, дальше, вдоль по улице. Дождь добросовестно колотил его по спине твердыми водяными кулаками. И это крысиному королю очень нравилось.

Он остановился, поднял голову, как это делали зомби, и глотнул свежей, упоительной, льющейся с неба совершенно дармовой воды. Почувствовал затекающие в нос струйки и несколько раз с удовольствием чихнул.

Как раз в этот момент мимо него прошел мокрый – хоть выжимай – дух песчаной бури.
-

– Это что же делается? Когда это кончится? – ошарашено бормотал он, разводя руками. – Это откуда?

– От верблюда! – радостно сообщил крысиный король.

– От какого верблюда? – встрепенулся дух песчаной бури. – От священного? От того, который жует вечную колючку и никак не может ее доесть?

– Ну да, от него самого, – с готовностью подтвердил крысиный король. – Обладающего треугольными копытами, пасущегося на другой стороне земли, оставляющего огромные следы, которые с нашей стороны превращаются в барханы.

– Вот как? – злобно сказал дух песчаной бури. – Ну, я ему тоже сделаю пакость. Как только дождь кончится, а он кончится обязательно, я устрою ужасную бурю и сравняю все барханы. Все до единого. Вот тогда священный верблюд заблудится, поскольку не сумеет найти своих следов.

Он еще что-то говорил, выкрикивал какие-то угрозы в адрес священного верблюда, но крысиный король его больше не слушал. Не хотелось ему на это тратить время. До него вдруг дошло, что дождь и в самом деле может кончиться. Прямо сейчас, сию минуту. А он, крысиный король, еще не успел даже толком побегать по лужам, отпраздновать их возникновение и, конечно, вволю повеселиться.

Громко шлепая лапами по воде, он бросился прочь, подпрыгивая и с громким плеском погружаясь в нее по самое брюхо, создавая с помощью брызг на стенах ближайших домов абстрактные картины, то и дело оглашая весь неожиданно наполнившийся сыростью мир радостным писком.

Он миновал дом старого Пирафа, собирателя забытых предлогов, украшенный гербами из странных составляющих. Поддерживателями гербов являлись почему-то две стрекозы с роскошными золотыми крыльями. Он проскочил мимо дворца Ага-хана, в данный момент медленно, но неизбежно избавлявшегося от покрывавшей его стены побелки. Он промчался вдоль длинного, казалось, состоявшего из одних портиков пристанища усталых душ. А далее следовали дома мастеров по производству золотых рук, питомник глумливых гарпий, полуразвалившаяся хижина хранителя традиционной медицины и обязательный для каждого района города дом терпимости к своему ближнему.

Крысиный король бежал. Ему было хорошо. Так хорошо, что даже захотелось вновь пуститься во все тяжкие, влипнуть в какое-нибудь приключение, конечно, не обязательно опасное, но непременно забавное; столкнуться с небольшой угрозой жизни, сразиться с не очень злобным и не таким уж сильным врагом, победить его шутя и играючи; может быть, даже кого-то спасти, так, мимоходом…

Жизнь устроена странным образом. Чаще почему-то исполняются именно такие желания. И как правило, не совсем так, как хотелось бы тому, у кого они возникают.

2

С наслаждением вдыхая свежий утренний воздух, Ангро-майнью – великий маг, безраздельный владыка двадцати пяти миров – стоял под одним из балконов собственного дворца и наблюдал за тем, как два подхалима второго разряда закапывают очередную мину.

Мина была совсем свежая, пахла пряно, слегка напоминая корицу. Ангро-майнью сорвал ее в своем саду всего полчаса назад и теперь озабоченно прикидывал, не поспешил ли.

Может быть, стоило дать ей еще денек-два для окончательного созревания? Вдруг неспелая мина рванет не так сильно, как надо?

Один из подхалимов аккуратно разровнял холмик, под которым лежала мина, и облегченно вздохнул. Второй критически осмотрел проделанную работу, удовлетворенно кивнул и, подобрав лопаты, последовал за своим товарищем.

– Все, что ли? – задумчиво спросил Ангро-майнью.

Подхалимы склонились в подобострастном поклоне и хором отрапортовали:

– Как есть – все. Рванет, никому мало не покажется.

– Будем надеяться, – промолвил Ангро-майнью. – Однако…

Он подумал, что, возможно, совершенно зря беспокоится.

Конечно, претенденты на его миры – далеко не всегда полные дураки и неумехи. Время от времени среди них попадаются довольно ловкие типы, достаточно хорошо изучившие магическое искусство, чтобы оказать ему серьезное сопротивление. Таких он, как правило, расстреливал прямо с балкона из ручного пулемета или насылал на них драконов.

И если честно, то мины, скорее, перестраховка. Пока от них погибло всего несколько претендентов, да и с теми он мог бы справиться одним мизинцем.

Несколько раз Ангро-майнью давал себе обещание более с минами не связываться, но все-таки не мог вовсе отказаться от них. Причиной тому служило одно веское соображение…

Ангро-майнью прекрасно понимал, что рано или поздно среди претендентов должен появиться такой, который окажется ему не по зубам. Некто, обладающий не меньшими, чем его собственные, магическими способностями. И тут уж все средства будут хороши. Абсолютно все. Драконы, пулемет и даже мины. Кто знает, возможно, взрыв именно этой мины через пару дней спасет его в решающей схватке?

– Мы можем все переделать, – заявили подхалимы и с готовностью схватились за лопаты.

Ангро-майнью еще раз внимательно оглядел место, где они закопали мину, и, милостиво махнув рукой, сказал:

– Ладно, сойдет. Ступайте.

Подхалимов как ветром сдуло.

Великий маг взлетел на балкон своего дворца и, еще раз осмотрев минное поле, остался вполне доволен.

Да, все верно. Никаких «однако». Он владыка двадцати пяти миров и обязан защищать свою власть всеми имеющимися в распоряжении способами. А мелочей в таком важном деле не бывает. Тот, кто считает иначе, в один прекрасный день может запросто расстаться с жизнью.

Ангро-майнью вздохнул.

Вот уж чего-чего, но так умирать он не собирался, ни под каким видом. Хотя бы из чувства самоуважения.

Он посмотрел в сторону драконника.

Может быть, стоит проведать Страйка? Вчера во время необъяснимой вспышки раздражения тот едва не отгрыз хвост своей любимой драконихе. Следовало выяснить причину и принять необходимые меры. А иначе в самый ответственный момент Страйк, вместо того чтобы встать на защиту своего хозяина, мог выкинуть какой-нибудь фортель.

Ангро-майнью снова вздохнул и подумал, что власть, конечно, хорошая штука и отказываться от нее не стоит. Однако не слишком ли много он (особенно в последнее время) стал тратить времени на защиту от проклятых претендентов?

И может быть, стоило использовать большую часть этого времени совсем на другое? Например, на упражнения в философской магии или на чтение отчетов о состоянии дел в подвластных ему мирах. Или просто отправиться на денек посидеть на берегу моря мертвых, подумать о тщете попыток обмануть смерть. Берег моря мертвых подходил для этого идеально. А кто мешает устроить путешествие на борту «Летучего голландца»? Посетить праздник золотых цветов в двадцать втором мире? Совершить поступок, на который он так и не решился лет сто назад – сорвать поцелуй с губ статуи высшего земного наслаждения, дабы понять, что это высшее наслаждение из себя представляет?

Он мог сделать многое – и еще многое-многое другое. Но не сделал. Почему? Потому что борьба с претендентами столь сильно занимала его? Или все-таки существовала какая-то другая причина? Какая?

К черту все это самокопание…

Ангро-майнью рассеянно побарабанил пальцами по парапету балкона, потом повернулся к нему спиной и решительным, уверенным шагом вошел в собственный кабинет.

Там, в полном соответствии с утренним распорядком, уже сидел его королевский друг второго разряда, одетый в выгоревшую футболку и потертые джинсы. Вид у друга был довольно расслабленный. В правой руке он сжимал банку пива, опустошенную, согласно правилам этикета, ровно наполовину.

– Привет, кореш, – бросил он Ангро-майнью и этак небрежно улыбнулся.

Плюхнувшись в кресло, великий маг с удовлетворением оглядел друга.

Кажется, его усилия наконец-то увенчались успехом. Расхлябанность друга достигла отточенного изящества. Панибратство по отношению к нему, великому магу, балансировало точно в пяди от непочтения. Плюс полный, законченный пофигизм.

Словом, перед Ангро-майнью сидел самый настоящий закадычный друг, которому хоть сейчас можно запросто присвоить первый разряд.

А почему бы и нет?

Ангро-майнью щелкнул пальцами.

Возникший из-за двери лизоблюд первого разряда почтительно склонил украшенную завитым и напудренным париком голову, оскалил в угодливой улыбке длинные, слегка загнутые клыки.

– Подавай завтрак! – приказал Ангро-майнью.

Пятясь задом, слуга исчез за дверью и, спустя несколько мгновений, появился во главе целой процессии лизоблюдов второго и третьего разряда.

Быстро и сноровисто они уставили кушаньями невысокий столик.

– Составишь мне компанию? – спросил маг у друга.

– А то как же? – ответил тот. – Для чего еще нужны настоящие, проверенные друзья?

Сказав это, друг с тщательно отработанной расхлябанностью пересел в кресло, стоявшее поближе к столику. Причем сделал он это так ловко, что буквально чудом не смахнул с него кофейную чашку Ангро-майнью.

Увидев это, маг одобрительно кивнул.

Нет, просто необходимо присвоить королевскому другу первый разряд. Такой выучкой можно даже похвастать перед каким-нибудь из других великих магов.

– Тут меня скатали в десятый мир, – сообщил друг, наваливая себе на тарелку целую гору мяса, тушенного в соке кручинных ягод. – Там клевая группа появилась. Лабают так, что уши в трубочку заворачиваются и становятся торчком. Скажу я тебе, их стоит посмотреть. Кайф – вечный!

Теперь, согласно этикету, Ангро-майнью должен был сообщить о своей занятости, а другу надлежало приступить к подтруниванию, не пренебрегая насмешкой.

Вот только сделать это он не успел. Со стороны драконника донесся истошный рев. Ангро-майнью вскочил.

Страйк! Наверняка он!

– Кент, – лениво промолвил друг. – Ты чего, хавать не будешь?

Ангро-майнью не ответил. Сейчас ему было не до этикета.

Бросившись к балкону, он увидел появившегося в дверях подхалима первого разряда. Как и положено, тот нес папку с докладом о всех заслуживающих внимания происшествиях в подвластных великому магу мирах за последние сутки. Он должен был сообщить о них своему господину во время завтрака.

– Некогда! – рявкнул Ангро-майнью. – Потом, потом…

Выскочив на балкон, он взвился в воздух и понесся к драконнику.

Вероятно, ему все же следовало выслушать доклад подхалима. Хотя бы потому, что в нем упоминалось о третьем мире, где необъяснимым образом уже целые сутки идет дождь.