Женщина не прощает

Автор Еникеева Диля - Женщина не прощает книгу читать онлайн бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

- Это тебе только кажется. Ты желал слышать эти слова, и я их произносила, потому что знала, сколько стоит твой подарок - ты ведь нарочно оставил ценник. Вот такой товарообмен: эрзац-любовь против натуральных драгоценностей. Ты просто платил за разницу в возрасте, за то, что у тебя плохо с потенцией, разве не так?

- Нет, Норочка, ты не права, - не унимался Борис.
- Я тебя любил. А подарки делал от чистого сердца.

- Значит, я честно отработала свой гонорар, - спустила его на землю бывшая партнерша по сексу.
- Здесь много симпатичных девушек, быть может, одна из них согласится на чейнч: подделка под любовь на нечто реально-материальное.

Покинутый подружками, Юрий Зорич опять загрустил, погрузившись в невеселые размышления.

Десять лет назад трое приятелей подвизались на ниве страховой медицины, фонды которой в конечном итоге обогатили их стартовым капиталом. Третий подельщик, Владимир Романчук, уже восемь лет обретается в США, в России почти не бывает, да и вообще не опасен. Чего не скажешь о Борисе Заграйском. Устроив поджог в офисе их фирмы, предусмотрительный мерзавец заблаговременно вывез часть документов. Знал бы Юрий, где тот их хранит, - давно нашел бы способ добраться до бумаг. Но ни в офисе фирмы Заграйского, ни в его загородном доме их нет, это Зорич уже выяснил.

Познакомившись с Любашей, Юрий всерьез задумался о разводе и оповестил о своем намерении благоверную. На что Виолетта заявила: “Никогда! Мне известно, где Борька хранит документы. Если я попрошу, он мне их отдаст. А я отнесу их в налоговые органы. Тебя заставят выплатить все налоги за десять лет, да плюс пени, - набежит столько, что останешься без штанов”.

Юрий был уверен, что его сволочная супруга именно так и поступит. “Все мне-мне-мне, а если не мне - то никому”, - вот ее девиз. Себя она обеспечила по максимуму. На ее личном банковском счету и в загашнике, где хранятся наличные, средств достаточно, чтобы прожить до конца дней, ни в чем себе не отказывая, дом и машину алчная Виола отсудит, да плюс бриллианты, которые она усиленно скупала за годы их супружества. А что будет с ним, - ей безразлично. Раз решил уйти к другой, - пусть уходит нищим. “Посмотрим, нужен ли ты ей без штанов”, - злорадствовала бегемотиха с повадками акулы.

После всех выплат он и в самом деле останется почти на бобах. Его знакомый почти два года судился, когда его прихватила налоговая за дела четырехлетней давности. Сокрытая от налогообложения сумма была несоизмеримо меньшей, чем у Юрия Зорича, но за шесть лет набежали астрономические пени - за два года судебных тяжб штраф тоже капал, - в итоге приятель снял все со счетов и срочно продал всю собственность, чтобы выплатить долги государству. Сейчас с этим строго - сокрытие налогов уголовно наказуемо.

“Заграйский ничуть не пострадает, если всплывут прошлые грешки”, - пришел к неутешительному выводу Юрий. Вроде бы, вместе дела проворачивали, но Борис заблаговременно подстраховался: его подписи нет ни на одном документе. Официально главой страховой компании “Медицина и гуманизм” считался Юрий Зорич, его правой рукой был Владимир Романчук, они и подписывали все бумаги. Борис примкнул к ним не сразу, а через полгода, и делал вид, что не претендует на руководящую должность. На самом же деле он все заранее предусмотрел.

С приходом Бориса Заграйского дела фирмы резко пошли в гору - уж чего-чего, а деловой хватки и предприимчивости ему не занимать. Да и знакомств немало, он умеет втереться в доверие даже к сильным мира сего. Обеспечился поддержкой чиновников высшего звена, всех щедро оделил, и фирме “Медицина и гуманизм” дали зеленый свет. Программа их компании, составленная, кстати, Заграйским, была многообещающей. Если бы претворить ее в жизнь, медицинское обслуживание населения значительно улучшилось бы. Почти как на западе - человек выплачивает из зарплаты страховку, а за это его всю жизнь будут лечить по высшему классу, в лучших клиниках.

Помимо поддержки на самом высоком уровне, Борис Заграйский прилепился к руководителям крупных предприятий, наобещал им с три короба, и те без звука перевели на счет кампании “Медицина и гуманизм” значительные средства. Самим директорам тоже немало перепало от этой сделки, так что они внакладе не остались. Грабя собственное предприятие, начальники изображали заботу о здоровье служащих, тем самым отвлекая внимание от собственных делишек.

Трое подельщиков не собирались выполнять официальную программу страховой компании “Медицина и гуманизм”, а пустили фонды в оборот, как в те времена делали все. Как известно, деньги делают деньги. Зачем средствам лежать без дела?! Они должны работать и приносить прибыль. Страховой фирме не полагалось заниматься ни коммерческой деятельностью, ни игрой на бирже. Да кто в те времена соблюдал законы?! Раз выгодно, - значит, целесообразно.

Зоричу и Романчуку и в голову не пришло настаивать на официозе статуса Бориса Заграйского. Раньше у них был другой коммерческий директор, лентяй и рохля, его держали лишь за неимением иной кандидатуры. Заняв эту должность, Заграйский, как и его предшественник, не имел права подписи. Поначалу Юрий с Владимиром считали это своего рода подстраховкой - мало ли каких дел натворит этот ловкач! Имея доступ к печати фирмы и возможность подписывать финансовую документацию можно провернуть за спиной компаньонов крупную аферу и скрыться в дальние страны - так делали многие. Зорич и Романчук не стали бы гонять по всему миру бригаду сыщиков, а затем киллеров, дабы поквитаться с вероломным компаньоном. Так бы и ушел, обеспечив себя финансово, а им пришлось бы расхлебывать последствия его махинаций.

Заграйский, против их ожиданий, не настаивал на равных правах с компаньонами. Хотя, надо отдать ему должное, львиную долю дел провернул именно Борис. А делили доходы на троих. Когда фонд фирмы стал значительным, его также поделили на три части. Спустить все на тормозах тоже помогли связи Бориса. Влиятельные знакомые обеспечили хорошее прикрытие, и никто не пришел с угрозой: “Отдайте наши денежки, а то...”. Так что своим теперешним благосостоянием Юрий Зорич во многом обязан бывшему компаньону Заграйскому.

У Норы были свои счеты с Борисом Заграйским. Если его уже прихватил склероз, то она-то расстройством памяти не страдает.

Девушка полагала, что использует Бориса, как и других состоятельных любовников, а на самом деле, они пользовались ею. Что им деньги?! Денег у них много. “Старый кошелек” не разорится, расщедрившись на цацку-шубку своей крале, зато, как вампир - кровью, подпитается свежестью ее юного тела. Это дорогого стоит, а в реальности обходится дешево.

Когда-то Нора радовалась, что придумала замечательный способ устроиться в жизни за счет мужчин. Гордилась собой - вот я какая, верчу своими папиками, как хочу! На самом же деле ее “идея” стара, как мир, и называется “продажной любовью”. И неважно, что уличная проститутка делает клиенту минет в подъезде, а девушка Нориного статуса принимает богатых любовников в шикарной квартире и берет дорогие подарки. Суть одна: я тебе - секс-услуги, ты мне - материальное вознаграждение.

Борис Заграйский не просто один из ее папиков. Он подвернулся в тот момент, когда Нора только что рассталась со своим вторым мужем, психопатом и садистом, и пребывала в полном душевном раскардаше: этот амбал нещадно избивал ее, что катастрофическим образом повлияло на ее самооценку. За год супружества она чуть не стала инвалидом - и физически, и душевно.

Видимо, у Бориса Заграйского особый нюх на несчастных женщин. Красивых, но попавших в переплет. Поначалу он играет роль этакого доброго дядечки, на плече которого хочется выплакаться, обхаживает и одаривает, жертва оттаивает, а потом оказывается, что она попала из огня да в полымя.

“Больше ни один мужчина не станет меня пользовать, я буду ими пользоваться”, - решила наивная Нора.

Заграйский был первым, от кого она приняла дорогой презент, полагая, что это всего лишь знак внимания. Потом девушка на собственной шкуре убедилась в правильности поговорки: “Бесплатный сыр бывает только в мышеловке”. Но это ее не остановило. “Я молода и хороша собой, пусть мои папики раскошеливаются за право обладать мною”, - придумала она самооправдание и с легкостью брала у своих любовников и деньги, и подарки.

А ведь, если копнуть вглубь, Борис Заграйский ее развратил. И она несколько лет занималась тем, что подразумевается под “продажной любовью”. Не встреть она Бориса, ее жизнь сложилась бы иначе.

...После того, как компания “Медицина и гуманизм” приказала долго жить, предприимчивый Заграйский пустился в самостоятельное плавание по волнам бизнеса и теперь миллионер. Владимир Романчук тоже не бедствует - вывез свои капиталы за рубеж и основал собственную фирму. Аутсайдером в этой троице оказался Зорич. Средства без дела не лежали, но у него нет таких связей, как у Бориса, а без этого в России высоко не подняться. На жизнь жаловаться грех, хватает и на потребности алчной Виолы. Но если на него наедут налоговые органы, он и в самом деле останется сир и нищ.

Если в руки налоговикам попадут документальные свидетельства деятельности троих компаньонов, - пострадает один Юрий Зорич. Володя Романчук уже давно гражданин другой страны, Заграйский ни в одном документе не фигурирует, и Зорич ответит за всех троих. И, между прочим, ему придется выплатить не одну треть, а всю сумму.

Дура Виола, пригрозив, что супруг останется “без штанов”, допустила одну маленькую неточность - не без штанов, а без головы. Все начальники, которые в свое время перевели значительные средства на счет компании “Медицина и гуманизм”, сейчас на коне, еще больше набрали силу, а у него, Юрия Зорича, уже нет той поддержки в верхах, которую раньше обеспечивал Борис Заграйский. Много лет назад руководители переводили деньги предприятия, не свои, а потому не скупились. А сейчас они стали владельцами этих заводов-фабрик. Пусть у них средств немало, но кто ж откажется от полумиллиона-миллиона долларов?! Пусть самим директорам обломилось от взаимовыгодной махинации, но ни в одном документе это не отражено. Однако есть документальное подтверждение, что со счета такой-то фабрики поступила энная сумма на счет страховой компании. Судиться с давно не существующей фирмой “Медицина и гуманизм” бессмысленно, но есть и другие способы вернуть долг. И вот тогда, фигурально говоря, можно лишиться головы. Фактически голова останется, на зачем трупу эта часть тела?!

Пока Юрия Зорича не трогали - все знают, что он приятельствует с Борисом Заграйским, а тот силен, влиятелен и зубаст. Борис Гаевич покровительствовал бывшему компаньону - любил Заграйский показать себя человеком широкой души. Хотя о великодушии, разумеется, речь не идет; мерзавцы нередко желают предстать благодетелями. Всем деловым людям известно, каков он на самом деле, однако Борис Заграйский считает, что он лучше своей репутации.

Потерпев фиаско с Норой, потасканный ловелас решил попытать счастья с ее подругой - та тоже яркая, красивая девушка. Воспользовавшись тем, что бывшая любовница зашла в туалет, хозяин дома подошел к Регине и увлек ее в тот же мини-холл - перекурить и поболтать.

- Вы в какой сфере трудитесь, Региночка?

- И.о. Генерального директора ЗАО “Атлант”, - с усмешкой ответила девушка.

- Как?
- изумился новобрачный.
- Это же фирма Георгия Натановича Новицкого!

- А я его дочь.

- О, как приятно, - засюсюкал Борис.
- Ну надо же... Такая молодая, такая красавица! Как же вам удается справляться со своими обязанностями?

- Ловлю на живца немолодых бизнесменов вроде вас.
- Регина откровенно насмехалась, но Борис не желал замечать ее ироничного тона.
- Вы же не откажете мне, если при подписании контракта между нашими фирмами я попрошу о некоторых уступках?

- Разумеется, Региночка! Как же можно отказать такой красивой женщине?!
- залебезил побитый молью донжуан.

- Ну вот я и раскрыла свои профессиональные секреты. Ловлю на живца, то есть, на собственную внешность, и знаете, попадаются весьма жирные караси, - расхохоталась и.о. генерального директора.

Борис радостно заржал, а потом заверил:

- Я вовсе не прочь попасться на вашу удочку...

- Значит, договорились. Как только закончится ваш медовый месяц, приходите в офис “Атланта”, и мы подпишем договор на моих условиях.

- Лучше вы ко мне приходите, Региночка, - многозначительно произнес престарелый потаскун.

- Наживка за карасем не гоняется, - отпарировала собеседница.

Когда Регина с Борисом вышли в холл, Алла сидела в курительной. От нее не укрылись пробежки новобрачного под ручку то с одной ее подругой, то с другой, и она со смешком поинтересовалась:

- Борь, ты со всеми там уединяешься или только с дамами не старше двадцати шести?

- Да тебе и двадцати шести не дашь, Аллочка, - отпустил он банальный комплимент, с готовностью приняв обращение на “ты”, хотя в своем кругу они друг другу “выкали”.

- Ну, тогда и меня веди в нумера!
- заявила она, вставая.

Оказавшись в мини-холле, который хозяин избрал для приватных бесед с дамами, Алла с ходу заявила:

- Борь, а ты знаешь правду жизни: чем старше мужчина, тем моложе любовница?

- А почему бы и нет?
- горделиво выпятил грудь потасканный потаскун.

- Когда плохо стоит, проще купить молоденькую, которая в постельных утехах ничего не смыслит, с ней можно просто потереться или сказку на ночь рассказать, правда, Борь?

Реплика насмешницы ему очень не понравилась, и он уже открыл было рот, чтобы ей возразить, но Алла, смеясь, перебила:

- Вижу, что задела за живое! В яблочко попала, признайся?

- Вовсе нет, - отбивался немолодой супруг, проспавший первую брачную ночь.

- Ой, да не ври ты!
- заявила ехидная собеседница.
- Хочешь бесплатный совет: виагру нельзя сочетать с препаратами железа и даже с яблоками, а то если вдруг встанет, то будет показывать на север.

- Мне виагра не нужна, - насупился Борис.

- А давай проверим!
- подначила Алла.
- Уединимся и поглядим, как твой прибор работает и куда показывает. Я полагаю, что на ботинки. Но если окажется, что на шкаф или хотя бы шевельнется, то я готова съесть твои ботинки или прилюдно залезть под стол и оттуда блеять, кукарекать и обзывать себя матерными словами. Или можешь повесить меня на фонарном столбе вниз головой. Ну как?

Видя, что собеседник молчит, сердито сдвинув брови, жестокосердная Алла добила:

- Конец - телу венец. Но не в твоем случае, Бориска.

- Неправда!
- не желал признавать очевидное престарелый новобрачный.

- Брачующихся принято называть “молодыми”. А ты - немолодой “молодой”. Скажи, каким место ты думал, собравшись жениться на девчонке, которая годится тебе во внучки?

- Марина меня любит.

- Любовь зла, но козлам все же не на что надеяться, - съязвила Алла.

...О том, каким способом Заграйский обзавелся первоначальным капиталом, в деловых кругах мало кому известно. Борис Гаевич сочинил весьма достоверную легенду, упомянув о связях на самом верху, и его считали очень влиятельным человеком. К нему частенько обращались с просьбой “уладить проблему”, и он обычно не отказывал. А потом человек становился его должником. Не в финансовом отношении, а в аспекте ответных услуг.

Насчет “без штанов” супруга права, и даже более того. Если налоговики возьмутся за дело всерьез, то всего, чем владеет Юрий Зорич, не хватит на покрытие задолженности.

Пока Заграйский вел себя по отношению к бывшему компаньону лояльно, как и ко всем, кого он, на его взгляд, облагодетельствовал. Он частенько обращался к Юрию Владимировичу с просьбами деликатного свойства, когда самому не хотелось подставляться, и Зоричу не оставалось ничего иного, как выполнять рискованные поручения. Если эти дела всплывут, - тоже ничего хорошего. И отказать нет возможности. Борис Гаевич не шантажировал, не угрожал, но у Юрия Владимировича и в мыслях не было ослушаться.