Изумруды, рубины, алмазы мудрости в необъятном песке бытия

Автор: Зульфикаров ТимурЖанр: Современная проза  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Зульфикаров Тимур - Изумруды, рубины, алмазы мудрости в необъятном песке бытия в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Изумруды, рубины, алмазы мудрости в необъятном песке бытия -  Зульфикаров Тимур

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

I. ВЕЛИКИЙ НЕИЗВЕСТНЫЙ ПОЭТ

…И что же ты хочешь набросить сачок для ловли бабочек на пирамиду Хеопса или на океан бушующий…

Ходжа Насреддин

Издательство «Художественная литература» выпустило в свет семитомное собрание сочинений Тимура Зульфикарова.

Когда глядишь на эти семь книг — дух захватывает, как от зрелища египетских Пирамид.

Не зря какой-то современный суфий обронил: «В пустыне мировой поэзии явился Семигорбый Верблюд…»

Чтобы расшифровать Письмена Зульфикарова — нужен целый институт литературоведов, философов, богословов.

Я попробую сказать несколько слов…

Творчество поэта — это необъятный эпос. Такой же, как «Рамаяна» или «Одиссея». Но это эпос ХХ века, оснащенный достижениями современной литературы, музыки, живописи, философии, кинематографа.

В этом смысле творчество Зульфикарова — это не только литература, а культура, а иногда — и религиозное Откровение.

К таким Откровениям я бы отнес «Книгу Детства Христа», «Книгу смерти Амира Тимура» и «Исповедь Ивана Грозного».

Эпос всегда населен великими фигурами мировой истории.

Герои зульфикаровского эпоса — Будда, Иисус Христос, царица Хатшепсут, Чингисхан, Батый, князь Михаил Черниговский, Сергий Радонежский, Дионисийбогомаз, протопоп Аввакум, Иван Грозный, Омар Хайям, царь Бахрам-гур Сасанид, легендарный мудрец Ходжа Насреддин, Амир Тимур, Пушкин, Камол Бехзад, Мушфики, Иосиф Сталин…

Но творенья нашего автора — это не исторические дотошные стилизованные романы, а уникальные современные мифы.

Он творит свои поэмы, как Шекспир творил свои огненные фантазии из хладных хроник.

С приходом Зульфикарова в русскую литературу хлынули герои, идеи, религии, этносы, звери, растения, которые раньше в ней никогда не бывали.

Империя русской литературы и философии блаженно и необъятно расширилась, приняв в себя новые духовные пространства.

Например, суфизм в совершенно новых притчах, иль царицу Хатшепсут в неслыханном сюжете, иль Иосифа Сталина, как Эверест необъятной власти… и т. д.

Вот профессор Геворкян пишет: «В уникальном повествовании Зульфикарова узнаются ритмы, поэтические образы, свето-цветовая феерия поэтов Древности, Средних Веков и Возрождения, великие ветры мировой культуры — от библейских пророков, Соломоновой «Песни песней», аттических трагедий, персо-таджикских поэм-дастанов, газелей, притч суфиев…

Что-то от Рерихов, что-то от «сумасшедшего» Ван Гога, от Гогена, от священной флорентинской живописи, от тончайшего лиризма Рудаки, Хайяма, Фирдоуси, от древней китайской и индийской поэзии…

Вся Вселенная в поэтическом горниле поэта…»

И еще: «Дар Зульфикарова бесценен, он поэт — от пророков, которые когда-то были пастухами…»

Что можно добавить к этому диагнозу?..

Послушаем еще одного блистательного критика — Валерия Плетнера — увы — недавно ушедшего от нас в небесные селенья.

Он пишет в своем эссе «Z»: «Раздумывая над его феноменом, я споткнулся на Свифте. Показалось: писатели-лилипуты, облепившие Гулливера… Серость завладевает искусством… Завладевает, завладевает тысячу лет, другую… Пока не возникнет новый Гулливерписатель… Вот и Зульфикаров — явление неслыханное по языку, теме, жанру, стилю… Эффект такой, будто заговорил «великий немой» или после черно-белого изображения вспыхнул цвет…»

Эпическая поэзия — редкий гость в мировой литературе.

В русскую словесность эта древняя дионисийская Гостья за последние два века являлась трижды.

Это «Мертвые души» Гоголя, «Война и мир» Толстого и «Тихий Дон» Шолохова.

И вот вспыхнула бриллиантовая плеяда зульфикаровских эпических поэм: «Исповедь Ивана Грозного», «Книга смерти Амира Тимура», поэма-роман «Земные и небесные странствия поэта» (английская премия «Коллетс» за «Лучший роман Европы-93 г.), роман «Стоящий и рыдающий среди бегущих вод» (представлен на соискание Нобелевской премии), роман-миф «Коралловая Эфа» («Лучшая книга года — 2005» и премия Антона Дельвига.)

В поэме «Земные и небесные странствия поэта», в этой циклопической мессе, повествующей о земных и загробных хождениях современного поэта, явлена нам в образе тысячелетней героини Анастасии судьба Тысячелетней России — от Святого Крестителя Владимира до тирана Сталина…

На Востоке Тимура Зульфикарова считают тайным суфием, одним из воплощений великого странника Ходжи Насреддина — героя 43 стран, который знает туманные тропы, ведущие в загробный мир…

Зульфикаров пишет: «…В своих необъятных странствиях Ходжа Насреддин часто забредал и в сады Рая, и там подолгу беседовал с Апостолом Петром, но без сожаления покидал Рай, и возвращался в земную пыль… Интересно, о чем они беседовали?..»

Может быть, спросим у самого Тимура Зульфикарова?..

То есть у Ходжи Насреддина, путешествующего в Двух Мирах…

Книга «Золотые притчи Ходжи Насреддина» была отмечена премией «Ясная поляна» в номинации «Выдающееся художественное произведение русской литературы».

Поразительно, что наш современник творит вечный фольклор Востока, как безымянные острословы сотворили бессмертный юмор Одессы…

Я слышал многие притчи, изреченья, стихи Зульфикарова, как народные анонимные анекдоты в пыльных чайханах Азии, в кудрявых застольях многомудрого Кавказа, где творил бессмертный Расул Гамзатов, и в хмельных посиделках Дома литераторов, где сгорело немало талантов…

И еще: огненной публицистикой Зульфикарова зачитывается вся Россия…(например, письма к Путину, к Ельцину, к президентам Рафсанджани и Клинтону)

И это не тленная журналистика, а трагические письмена-свидетельства страшных событий гибели Империи…

Их будут читать и через 100 лет…

Эта публицистика восходит к страстным вопрошаньям, к инвективам Гоголя, Достоевского, Толстого, Розанова, Солженицына…

И еще: по сценариям поэта снято несколько мировых шедевров, а его пьесы — вечный репертуар некоторых театров, исповедующих древнее искусство «павлиньего хвоста», а не бесконечное достоевско-чеховское копанье в архивах ада…

И еще: в ХХ веке только Набоков и Платонов создали свой стиль…

И наш поэт сотворил уникальный экстатическинаркотический стиль, где каждая строка вопиет, пьянит…

Забыли мы, что Слово может пьянить, возвышать душу, уносить ее в Небеса, в вечноцветущие райские сады…

Зульфикарова можно безошибочно узнать по любой строке и даже по одному слову…

И еще: Зульфикаров сотворил новый, Третий канон русской поэзии после Пушкина и Хлебникова.

В двухсотлетней одряхлевшей клетке русского стихосложенья уже не может жить новый соловей.

И вот наш поэт творит полифоническую многорелигиозную поэзию, несущую по 15 эпитетов и 10 глаголов в строфе, похожую на церковный хор, на мессу Баха… на павлиний хвост, на ночное звездное небо…

Несколько сот его лирических стихотворений представляют абсолютную новацию в застывшей, после Пушкина и Хлебникова, оцепеневшей от этих двух гениев поэзии.

Он сделал для русской поэзии то же, что Гоген, Сезанн и импрессионисты для мировой живописи…

Поэзия стала не плоской и одноголосой, а многоголосой, объемной, как сама природа, как современное кино…

Жаль, что размеры статьи не позволяют мне процитировать любое его стихотворение в доказательство моих тезисов.

Кто, например, в русской словесности дерзнул с изумляющей подлинностью написать о Явленьи Богородицы с Младенцем в русских бездонных снегах Рождества?

Читать книгуСкачать книгу