Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества

Автор: Сидоров Алексей АлексеевичЖанр: Религия  Религия и эзотерика  1998 год
Скачать бесплатно книгу Сидоров Алексей Алексеевич - Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества -  Сидоров Алексей Алексеевич

Книга «Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества», открывающая новую серию «Православное монашество и аскетика в исследованиях и памятниках», представляет собой попытку осмысления генезиса и основных этапов истории древнего иночества. В работе рассматриваются главные вехи становления древнецерковного монашества и аскетизма и их наиболее характерные черты. В рамках достаточно широкого хронологического диапазона (I — первая половина VI вв.) представляется картина развития монашества как на христианском Востоке, так и на христианском Западе, и намечаются сущностные моменты этого развития. Автор работы, профессор А. И. Сидоров, известен православному читателю рядом своих трудов, среди которых наиболее значительными представляются: комментированные переводы творений преподобного Максима Исповедника, «Истории боголюбцев» блаженного Феодорита Кирского, сочинений Евагрия Понтийского, творений древних отцов–подвижников, а также первый том «Курса патрологии». Надеемся, что и эта новая книга известного православного ученого, написанная живым и ярким языком, также привлечет внимание наших читателей.

Предисловие издательства

Серия «Православное монашество и аскетика в исследованиях и памятниках» является органичным продолжением и дополнением двух уже издающихся серий: «Библиотека отцов и учителей Церкви» и «Святые отцы и учители Церкви в исследованиях православных ученых». Задача ее — раскрыть перед читателем обильные и непреходящие сокровища духовного мира православного иночества в самых различных его аспектах: историкокультурном, богословском, нравственно–назидательном и пр. Рассчитанная на достаточно широкий круг читателей, данная серия, по замыслу ее, имеет весьма обширные «жанровые рамки». В ней предполагается печатать монографии православных ученых (как уже отошедших ко Господу, так и ныне здравствующих) по истории православного монашества, жития святых подвижников, аскетические трактаты и т. д.; другими словами: все, что так или иначе относится к жизни православного иночества в его прошлом и настоящем, может найти отражение в этой серии. Ограничение в принципе налагается только следующее: все выпуски данной серии должны обладать добротным качеством и характеризоваться непременным свойством — любовью к великому дару Божиему: к неисчислимому сонму подвижников, которые несли и несут в мир свет Христов. Ибо древняя народная мудрость (передаваемая архимандритом Киприаном Керном) гласит: «свет мирянам — иноки, свет инокам — Ангелы».

Безусловно, в почти двухтысячелетней истории православного монашества наш взор прежде всего привлекает древний период этой истории. Не только потому, что настоящее более объемно и полно постигается в ретроспективе прошлого, но и потому, что первые камни здания иночества, положенные на незыблемом основании Благовествования Христова, поражают нас своей прочностью и твердостью. Впрочем, следует сразу оговориться: история монашества, как и вся история Церкви, наглядно являет на первый взгляд парадоксальный факт — прошлого, именно как прошедшего, вовсе не существует. Преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский, святые Оптинские старцы и другие великие подвижники, близкие к нам во времени, представляются современниками преподобного Антония Великого. В лице каждого духоносного старца как бы зримо ощущается нерасторжимое единство Церкви земной и Церкви Небесной, времени и вечности. Живя в земной реальности греховного мира, истинные последователи Господа испытывают многоразличные скорби («в мире будете иметь скорбь»; Ин. 16, 33): их пытаются одолеть телесные страдания и измождения плоти, на них воздвигают брань нечистые страсти, с ними воюет душевная мука и их дух старается поработить тонкая интеллектуаль-' ная прелесть; вокруг них гнездится человеческая злоба и маленькие паучки зависти и недоброжелательства плетут свою липкую паутину в тщетном уповании пленить души их. За всем этим чувствуется умелая рука многоопытного режиссера, уловившего в свои хитро сплетенные сети еще первых людей и льстиво убедившего их преступить заповедь Божию. Однако напрасны его многотрудные старания, ибо верные Господу слышат один только глас: «мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16, 33). Внимая ему одному, они бесстрашно следуют по тесному и узкому пути, указанному Сказавшим это. В липкую и искусно вытканную паутину попадают только легковесные мухи, но не орлы, стремительно взлетающие на крыльях благодати Святого Духа к Небесной Отчизне и там парящие в светлом и прозрачном сиянии Любви Божией.

Бесчисленные примеры такого мужественного следования Господу и являет история монашества, хотя им, несомненно, не ограничивается круг верных Христу. Бесспорен и тот факт, что в самом иночестве всегда обреталось и обретается определенное число «волков в овечьей шкуре», соблазнявших и соблазняющих личиной «ангельского облачения» простые души, увлекавших и увлекающих их вместе с собой в зловонную яму духовной смерти. Но не эти лжемонахи определяли и определяют суть иноческого служения человечеству, как не определило предательство Иуды суть служения Апостолов. История знает также примеры дезертирства из «ангельского полка», когда принявшие постриг совлекали с себя иноческое облачение. О таковых преподобный Амвросий Оптинский сказал: «Воспринявшие монашество и оставившие оное уподобляются Иуде предателю, который ни у кого не просил на это дозволения, а самовольно предал, и сам терпит горькую участь во аде. У кого есть сколько-нибудь смысла, тот не должен подражать такому жалкому и злополучному человеку, а лучше пусть претерпит временные неудобства и временную малую скорбь, чтобы получить вечную милость Божию велику». Однако не таковые и подобные им внутренние и внешние отступники от монашества созидали и созидают чудную обитель Града Божия на земле, а те, кто смиренно преклоняет выю свою под иго Господа, зная, что бремя Его легко и что не они несут крест, а Крест Христов несет их. Далеко не все (можно даже сказать — очень немногие) имена этих смиренных тружеников на ниве Божией занесены в тленные хартии земной летописи монашества, но все они запечатлены нетленными письменами в книге жизни.

Именно благодаря таким смиренным труженикам, иночество с самого своего зарождения становится средоточием Православия, центром его духовной мощи и благодатной силы. Недаром святой Исаак Сириянин изрек: «Иноческое житие — похвала Церкви Христовой». Вокруг этого «ядра Православия» концентрируются и клирики, и миряне; монашество делается своего рода окормителем Церкви: скромные земледельцы и ремесленники, сановные лица и важные чиновники, простецы и ученые богословы — все тянутся к отшельникам и подвизающимся в киновиях, алкая духовной пищи, ища утешения, прося молитв и взыскуя духовное назидание. Практически с самого возникновения монашества распространяется практика исповеди перед духовно умудренными иноками. Как об этом пишет С. Смирнов, историк духовничества на православном Востоке, и простые миряне, и клирики «добровольно шли к монастырским старцам, людям духовного опыта. Они несли сюда свои неочищенные совести, борющие помыслы, разъедающие сомнения мысли, страсти подавленной воли. Пред старцем исповедывали они свои грехи, нередко смертные, и прегрешения до мимолетного помысла и под его руководством, приняв епитимию, как духовное врачевство, проходили покаяние». Наконец, тот факт, что почти все великие отцы и учители Церкви были монахами, неложно свидетельствует об одной бесспорной истине: вне подвижничества невозможно никакое подлинное Богомыслие. Этому Богомыслию нельзя быть причастным одним лишь чисто умственным путем, его нельзя обрести только лишь из чтения Священного Писания и творений святых отцов, ибо подобное чтение немыслимо без сочетания с живым опытом литургической жизни Церкви и опытом духовного окормления у старцев; без этого «сугубого опыта» все богословские познания, как бы ни были они обширны и глубоки, остаются бесполезными, и даже более того — могут нанести большой духовный вред обладателям их.

Читать книгуСкачать книгу