Огненный цветок: методика ДФС

Скачать бесплатно книгу Калинаускас Игорь Николаевич - Огненный цветок: методика ДФС в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Огненный цветок: методика ДФС -  Калинаускас Игорь Николаевич

Об авторе

Игорь Калинаускас родился 7 февраля 1945 года в Новгороде. Окончил Театральное училище им. Б. Щукина, долгое время был известен как театральный актер и режиссер.

Затем сфера его деятельности существенно расширилась, и Игорь Калинаускас стало известен в научных и литературных кругах как автор книг и статей на самые разнообразные темы — от психологии до медицины. Сегодня Игорь Николаевич Калинаускас — профессор, доктор наук в области философии и психологии личности, вице-президент МАИСУ, почетный президент МАНК, действительный член МАИ, поэт, писатель и художник. Он автор многочисленных научных статей и монографий. Один из первых социоников, автор упрощенной модели соционики — «штурвала Калинаускаса». Его книги «Жить надо», «Игры, в которые играет „Я“», «Хорошо сидим» и другие вызывают неизменный интерес у самых разных читателей, о чем свидетельствуют и многочисленные переводы на английский, литовский и словацкий языки.

Более десяти лет Игорь Калинаускас известен как певец и композитор (сценический псевдоним — Игорь Силин) дуэта ЗИКР. А с 1996 года его многогранную творческую натуру увлекла живопись, и сегодня его творчество привлекает все более широкий круг ценителей.

Часть первая

Человек в пространстве как хозяин

Когда-то очень давно люди твердо знали, что Земля плоская, что у нее есть край, и ходить на край Земли опасались. Еще бы! Если у чего-то есть край, то с него, несомненно, можно свалиться. Легенды о крае плоской Земли существовали самые разные, но все соглашались: там ждет человека нечто страшное и неизведанное.

Были герои сказочные и настоящие, которые время от времени отваживались на вылазки в эти непознанные и опасные края. Но со сказочными героями там случались всякие очень опасные приключения, а реальные люди чаще всего не возвращались. И это только подтверждало опасения. Так родилось правило «счастливой жизни»: хочешь жить спокойно — не ходи на край, не выходи за границу, не переступай черту. То, что за краем, границей, чертой, — страшно, опасно и ничего хорошего чаще всего любопытствующему не принесет.

Но тем и славен род человеческий, что всегда найдутся безумцы и непоседы, любопытствующие и непослушные Мир изменился. Пройдя через страх, осуждение, недоумение и недоверие, жертвуя благополучием и жизнью, добыли безумцы-смельчаки для рода своего среди других многих истин и эту — Земля круглая, и парит она в пространстве, и кружит вместе с другими планетами вокруг Солнца. Да и Солнце не одно, а множество их. И множество миров и планет, и галактик, и нет этому конца и счета. И все это бесконечно-вечно существующее живет, вращается, гаснет и вспыхивает в пространстве, которому дали имя космос.

А что же люди? Как быть человеку, который точно знает, что есть у него начало и конец, что он ограничен во времени, ограничен возможностями своего тела, ума, таланта, воспитания, ограничен писаными и неписаными законами и правилами? Какое отношение имеет он к безбрежному миру, в который поселили его, не спросив желания?

Ну что люди… Велик человек во всем. И в способности постигать неизведанное, и в способности приспосабливаться к любым переменам.

Люди продолжали жить на Земле, пользоваться новыми знаниями, использовать великие открытия для своих каждодневных нужд, пересекать моря и океаны, заселять пустующие территории. Каждый отвоеванный у бесконечности кусочек человек быстро огораживал стенами и заборами, выкраивая ограниченные, но изведанные и безопасные кусочки. Может, по привычке, а может, по правилам спокойной жизни, превращая огромную, круглую, вращающуюся в бесконечном пространстве Землю в обжитую плоскую территорию. И себя ограничивал, заковывая в латы неизменности и постоянства, преграждая дорогу к живому общению с окружающим миром и самим собой.

Сами о том не ведая, в первобытном страхе ма-а-а-а-ленького человека перед огромным миром, мы надеваем на себя ограничения, чтобы не было так страшно, чтобы точно знать: вот он я, я такой, я точно знаю, где я начинаюсь и чем заканчиваюсь. Я каждый день смотрюсь в зеркало и узнаю себя.

Ах, как мы радуемся, когда, встречая старых знакомых после долгой разлуки, слышим: «Я сразу тебя узнал. Ты совсем не изменился».

Ура, вот радость, вот счастье. Я не изменился, я узнаваем.

— Никогда не задумывались, а чему мы, собственно, так рады?

Как чему? Узнаваемость и неизменность — залог стабильности и безопасности. И это хорошо! А риск и неизвестность, вещи, конечно, привлекательные, — в кино, в книгах, в чужих рассказах. Вы рискуйте, а мы посмотрим, что из этого получится. А вот когда получится, тогда, может быть, для своей пользы и приспособим.

Пусть так и будет во веки веков, невольно решает человек. Пусть мир вокруг тоже будет узнаваем, пусть он мало меняется. Тогда все будет безопасно и надежно.

Сколько людей готовы жить, как сложилось, быть недовольными обстоятельствами, жаловаться, хандрить, впадать в депрессию или агрессию, ходить к психотерапевту или ближайшему ларьку… и изо всех сил, вопреки всему, не меняться. Не замечать, что мир-то меняется, меняется стремительно и как будто совсем независимо от нас. Помните: «Остановись, мгновенье, — ты прекрасно!» А какая разница — прекрасно, ужасно?.. Главное — остановись! Пусть будет, как есть, — так хорошо, так привычно.

Но никакие ухищрения, увы, не помогают. Окружающий мир меняется не только в течение нашей жизни, меняется ежегодно, ежеминутно. И это не только новый дом, который неожиданно вырос за вашим окном, и не новые марки машин, и даже не новые продукты в магазине или новый телевизор в вашей квартире. Это другая скорость жизни и другой климат, это новые знания. Это дети, которые знают и умеют больше родителей, которые лучше разбираются в новом меняющемся мире, потому что они в нем родились и еще не успели обидеться и испугаться.

Уже сегодня, уже сейчас появилось что-то новое, чего вчера еще не было. Это отношения между людьми, которые строятся по новым правилам и законам, это открытые границы, из-за которых приходят совсем другие правила и новые понятия о том, что хорошо и что плохо… Цена жизни человеческой совсем другая. Земля становится все меньше и доступнее, и никуда не денешься оттого, что она круглая и несется в бесконечной Вселенной вместе с другими мирами. А куда несется? Не известно никому.

И только картины в музеях все те же. Однако и здесь все незаметно становится другим. Ведь понятие красоты непостоянно…

Все больше сил тратит боязливый человек на то, чтобы отгородиться от всего этого тревожащего нового мира, все больше энергии уходит у него на сохранение стен и заборов, но мир летит, и ветер перемен рвет с крыш черепицу, шатает заборы и воет за законопаченными окнами.

О чем это? О том, что мир вещей, мир стабильности, постоянства, где поколения умирали и зачинались в той же постели, где правнучка надевала прабабкино подвенечное платье и внук доставал дедовский меч, собираясь сражаться за неколебимость своего мира, уже давно исчез. В большей части мира, в котором мы живем, произошла тихая, незаметная, но необратимая революция — мир вещей уступил место миру процессов.

Статичный, известный, гарантированный, неживой мир превратился в стремительно ускоряющийся поток — изменчивый и непредсказуемый. Конечно, не сам по себе, а, как бы это точнее выразиться, в результате деятельности человечества, но, увы, без согласия отдельно взятого конкретного человека.

Возникает законный вопрос: а что же человек? Венец природы! Что делать ему во всем этом? Поискав ответ в известном, он оказывается перед выбором:

ЖИТЬ ИЛИ ВЫЖИВАТЬ? СОЗДАВАТЬ ИЛИ ПРИСПОСАБЛИВАТЬСЯ?

Путь выживания и приспособления не нов, известен и проторен.

Человек — давно уже прекрасный специалист по построению собственного отдельного мира, границы которого определяются областью интересов и кругом знакомых, территорией, за пределы которой он редко заглядывает. Даже пресловутое «окно в мир» под названием телевизор воспринимается не как окно, а как все тот же холст в каморке папы Карло — очаг нарисован, огонь ненастоящий.

Читать книгуСкачать книгу