АНАЛИЗ ТЕОРИИ РЕФЛЕКСИВНОСТИ И РЕАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ И ВЛИЯНИЯ НА ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК

Автор: Сарапульцев Петр АлексеевичЖанр: Прочая старинная литература  Старинная литература  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Сарапульцев Петр Алексеевич - АНАЛИЗ ТЕОРИИ РЕФЛЕКСИВНОСТИ И РЕАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ И ВЛИЯНИЯ НА ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
АНАЛИЗ ТЕОРИИ РЕФЛЕКСИВНОСТИ И РЕАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ И ВЛИЯНИЯ НА ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК -  Сарапульцев Петр Алексеевич

П.А.Сарапульцев

А.П. Сарапульцев

АНАЛИЗ ТЕОРИИ РЕФЛЕКСИВНОСТИ И РЕАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ И ВЛИЯНИЯ НА ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК.

Одно дело, когда книгу о том, как стать миллионером, пишет человек, не заработавший на рынке и десяти тысяч, и другое дело, когда новую парадигму финансовых рынков предлагает человек, заработавший на биржевом рынке миллиарды. Тем более что “идея самокоррекции финансовых рынков и тенденции к установлению на них равновесия остаётся доминирующей парадигмой”.

Естественно, что к идее разработки своей собственной теории функционирования финансовых рынков Джордж Сорос пришёл из-за недовольства существующей парадигмой функционирования финансовых рынков.

“Модель совершенной конкуренции, - по мнению Сороса,- была выстроена по канонам физики Ньютона и определяла некое равновесие между спросом и предложением, к которому стремятся рыночные цены… Теория предполагает, что при наличии особых условий неограниченное желание удовлетворять собственные потребности приводит к оптимальному распределению ресурсов… С точки зрения математических расчётов равновесие приводит к максимизации полезности для всех участников. Именно такая аргументация позволила обеспечить теоретическую поддержку политики laissez-faire, характерной для XIX века. Кроме того, она послужила фундаментом для веры в “магию рынка”, широко распространённой в годы президентства Рональда Рейгана.

Принципиальной ошибкой этой классической теории Сорос считает то, что “в превалирующей в настоящее время парадигме… не учитывается тот факт, что реальные цены отклоняются от уровня теоретического равновесия случайным образом”.

Это происходит по двум причинам: во-первых, “люди поступают, так или иначе, не в соответствии со своими интересами, а в соответствии с собственным восприятием своих интересов”, и, во-вторых, “мнения не всегда соответствуют фактам”, а это приводит к тому, что “в причинно-следственной цепочке возникает элемент неопределённости, отсутствующий в природных явлениях”.

А “при отсутствии точного знания участники склонны использовать в процессе принятия решения суждения или предубеждения. Вследствие этого “рыночные цены в любой момент времени скорее отражают превалирующее предубеждение, а не объективную оценку”. Поэтому и “поведение финансовых рынков должно рассматриваться как достаточно непредсказуемый исторический процесс, а не процесс, определяемый раз и навсегда установленными законами”.

“Это приводит” автора к “основной идее… концепции”, заключающейся в том что “социальные явления имеют иную природу, чем естественные”. С этим заключением практически невозможно поспорить, поскольку в настоящее время подобное положение является общепризнанным фактом. Вопрос только в том, какие выводы можно сделать из этого положения в отношении финансовых рынков?

Для начала Сорос выделяет специфическую, по его мнению, особенность финансового рынка, заключающуюся в том, что его участники “с одной стороны… пытаются понять ситуацию на рынке” (когнитивная функция), а “с другой стороны, пытаются её изменить” (манипулятивная функция), причём всё это осуществляется в условиях “недостаточной связи между мышлением участников и реальным положением вещей”. Эту особенность Сорос называет “рефлексивностью”.

При этом “ситуация может быть рефлексивной, даже если действие когнитивных и манипулятивных функций происходит последовательно, а не одновременно. Процесс развивается во времени, однако всё равно считается рефлексивным, потому что к моменту его окончания ни мышление участников, ни состояние дел не сохраняется таким, каким было в начале процесса”.

Важно отметить, что, по мнению Сороса, именно наличие рефлексивности делает идею “самокоррекции финансовых рынков и тенденции к установлению на них равновесия… неверной и требует срочной замены”. Причём “новая, предлагаемая” им “парадигма не ограничивается финансовыми рынками. Она касается связи между нашими представлениями и реальностью”.

Введение новой парадигмы представляется Соросу абсолютно необходимым и неотложным, поскольку “люди… не могут основывать своё решение на одном лишь знании” из-за обусловленной рефлексивностью “подверженности ошибкам”, а это в условиях глобализации финансового рынка должно приводить к глобальным финансовым кризисам.

Причём именно выраженность рефлексивных процессов на рынке и определяет возникновение кризиса, ибо “значимые для истории процессы отличаются от повседневной жизни мерой присущей им рефлексивности”.

“Но в каких случаях присущие финансовым рынкам рефлексивные связи приводят к возникновению саморазвивающихся исторических процессов, влияющих не только на рыночные цены, но и на фундаментальные основы, которые призваны отражать рыночные цены? На этот вопрос теория рефлексивности должна ответить, для того, чтобы считаться сколько-нибудь ценной” - справедливо ставит вопрос автор теории рефлексивности.

И сам же на него отвечает: “Я выдвинул предварительную гипотезу: для возникновения процесса подъёма-спада требуется, во-первых, наличие кредитных схем или других возможностей привлечения заёмного капитала, а во-вторых, непонимание или неверная интерпретация процессов на рынке”.

Попробуем разобраться в этой гипотезе Сороса. Реально она состоит из двух взаимно противоположных по механизму возникновения и влияния на рынок факторов: чисто экономического (кредитные схемы) и социально-психологического (неверной интерпретации процессов на рынке, обусловленной рефлексивностью). Причём второй фактор, с точки зрения Сороса является более важным: “Господствующий тренд у сверхпузыря… - это ещё более изощрённые метолы создания кредитных продуктов. Однако превалирующая неверная интерпретация у него другая. Она основана на чрезмерной уверенности в механизме рынка”.

Иначе говоря, кризис явился следствием “долгосрочного рефлексивного процесса, развивавшегося на протяжении последних двадцати пяти лет. Он состоит из самого существенного тренда, а именно роста объёмов кредитования, и основной неверной предпосылки - рыночного фундаментализма (носившего в XIX веке название laissez-faire)”.

Если воспользоваться более подробной расшифровкой Соросом смысла “самого существенного тренда”, то он заключается “в росте кредитной экспансии и выражается в увеличении показателя соотношения “долг/залог” на рынках ипотеки и потребительского кредитования. Этот тренд стал результатом политики противостояния циклам, возникшей вследствие Великой депрессии. Каждый раз, когда банковская система оказывается перед угрозой или возникает возможность рецессии, финансовые органы… ликвидируют опасные зоны и стимулируют экономику”.

Однако в чём же заключается рефлексивный процесс роста кредитной экспансии, и способна ли она в чистом виде вызвать развитие кризиса? Ответить на этот вопрос сравнительно просто, поскольку в своей книге автор достаточно подробно разобрал формирование “пузыря” современного кризиса.

Действительно, снижение ставки ФРС США по федеральным фондам, начавшееся в 2000 году и обусловленное “лопнувшим… пузырём интернет-компаний” с последующим доведением ее “до рекордного 1% к июлю 2003 года” привело к невиданному размаху кредитования, особенно на жилищном рынке.

Однако, реальной основой кризиса послужило не само по себе обильное кредитование, а прямое мошенничество, развившееся на кредитном рынке и обусловленное тем, что “весь доход от операций формировался за счёт комиссий: чем выше объёмы, тем выше бонус”. Это привело к тому, что “кредитные организации, финансировавшие ипотеку под закладные, снижали свои стандарты оценки заёмщиков” вплоть до появления и “распространения так называемые ninja loans - займов, которые могли получить лица без работы, без источников дохода и без активов”.

Отсутствие контроля над качеством заклада имущества привело к тому, что “по расчётам Мартина Фельдштейна, бывшего председателя Council of Economic Advisers, с 19997 по 2006 год, перезакладывая дома, потребители получили более 9 триллионов долларов наличных сверх собственного капитала”.

Читать книгуСкачать книгу