Демченко Оксана

Автор: Демченко Оксана Б.Жанр: Фэнтези  Фантастика  2012 год
Скачать бесплатно книгу Демченко Оксана Б. - Демченко Оксана в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Демченко Оксана -  Демченко Оксана Б.

В начале времен мир был пуст, висари его называлось совсем просто - покоем и неразличимостью. Но как зима сменяется летом, так и покой иссяк; как лед расслаивается, внизу водой делается, а вверху туманом, так и различия родились из неразличимости. И стали они основой мира: асхи, асари, амат и арих, так мы их зовем, первичных духов. Явившись, они возмутили висари и разрушили, разбили сам мир надвое, расслоив неявленное и явленное. Так возник зеленый мир. И преграда возникла, отделяющая духов от него. Тогда думать стали. Себя отразили в преграде и обрели оба мира, восстановили единое их висари. Сделалось то висари сложным, тонким, и чтобы не исчезло оно, снова разрывая единое, посадили дерево, вросшее нижними корнями в зеленый мир, уходящее верхними корнями в неявленное. Мы, люди - и есть то дерево. Потому у каждого от рождения две души. Левая, явленному принадлежащая. И правая, к неявленному чуткая. Первую утратишь - к духам уйдешь. Второй лишишься - к зверям спустишься. Трудно держать висари, трудно слушать духов. Для того нам даны мавиви. На грани стоящие. Их беречь надо.

Легенда происхождения мира,

записанная профессором Маттио Виччи со слов савайсари племени макерга,

текст хранится в библиотеке университета долины Типпичери

Утро будило лес неторопливо и бережно. Прошумело зевком ветра в кронах. Зазвенело и улыбнулось бликами качнувшихся листьев. Встряхнулось вьюном мошкары, волнующим плотный слоистый туман, серый, еще ночной...

Пегий жеребец двигался по лесу привычным неторопливым шагом. Иногда пофыркивал, словно окликая своего друга и намекая: хватит по-детски играть в великого охотника! Не время. Они ведь спешат, у них дело. Большое и важное дело, достойное сына вождя. Ради меньшего даже ему не позволили бы ехать верхом, коней у махигов не так много. Тем более таких коней, со шкурой, отмеченной узором самой Плачущей... По молочному туману ворса тут и там ложатся ровные овальные пятна теней, срастаются в сплошной почти черный ремень на спине, рисуют на морде маску-шлем. Три копыта черны, и лишь правое переднее сияет белизной, являя безусловный признак лошади с ·добрым? ходом. Стоит на таком коне пуститься в путь по важному делу - и оно обязательно совершится наилучшим образом...

Сын вождя то ли пресытился игрой в выслеживание оленей, то ли осознал необходимость беречь время, но интересное свое безделье он прервал и явился, точнее свалился, прямо на спину пегого с низкой ветки. "У-учи!" - победно буркнул сын вождя, успокаивая коня и заодно подбадривая: мол, звал - так вперед.

Людские тропы в диком лесу едва заметны. Так и должно жить, не нарушая святости дыхания зеленого мира. Всадник поудобнее устроился на шкуре редкостного черно-белого ягуара, перетянутой ремнем и заменяющей седло. Нашарил повод - тонкую плетеную из трех цветных кожаных шнуров косичку, широкой свободной петлей наброшенную на конскую шею. Говорят, бледные всегда управляли лошадьми с использованием железа. Даже в редком лесу, где не требуется точность приказов и где уже давно не шумят бои. Но нынешние хозяева коней не оскорбляют их недоверием, тем более таких - отмеченных драгоценным окрасом, угодным Плачущей.

Седок потянулся в сторону, погладил пальцами кору огромного дерева, какое и троим взрослым воинам не обхватить. Вежливо поклонился великану, старейшине этого леса. И щелкнул языком, снова поторопив коня. Он выследил безупречного оленя и вел его по тропе долго, рассмотрел рога и счел все отростки. Успел порадоваться: безусловный вожак, ни малейшего изъяна. Он уже был готов прыгнуть на достойного противника, даже гладил извлеченный из ножен длинный охотничий нож и... и прекратил игру. Он сыт, он далеко от дома, он едет по делам и значит, этот олень не зря чувствует себя в полной безопасности.

Пегий выбрался из оврага на ровную удобную тропку и пошел ·лесным бегом?, так называли эту странную помесь прыжков косули и конской рыси, наилучшую для движения по задичалому, холмистому лесу. Капли вчерашнего дождя иногда срывались из поднебесья, с далеких верхушек крон, где шалил ветерок. Летели вниз, скользя по иглам хвои, вспыхивая слезинками Плачущей в низких лучах утреннего солнца... Седок точным движением поймал на ладонь пропитанную солнцем каплю, лизнул и чуть прищурился: сладкая, пахнет недавней весной, еще помнит молодость этого годового круга.

Впереди улыбкой юного дня блеснул прогал опушки. Всадник нахмурил густые темные брови, глубоко и внимательно втянул воздух. Жилье людей в любом лесу опознается издали. Особенно бледных. Не умеют они пребывать в ладу с зеленым миром. Не умеют - полдела, так ведь и учатся нехотя, - рассердился всадник, вслушиваясь в чуждые лесу шумы далекого поселка. Зачем бледным выделили земли? Да, дед по мужской линии так велел, умирая. Последнее слово великого воина Ичивы не может быть предметом обсуждения. Даже если оно высказано при явном помутнении разума - так с некоторых пор полагал внук героя. Сейчас как раз он хмурился, принюхивался и решал: погладить пегого по шее, убеждая сойти с тропы и обогнуть вырубку - или шевельнуть повод, направляя коня к прогалу опушки, проехать её краем и глянуть, как живут бледные. Это ведь его земли, но здесь люди его рода не появлялись, наверное, уже давно. Можно, почти не кривя душой, назвать шевельнувшееся в душе любопытство - долгом перед лесом. И заодно позволить себе со вкусом и без спешки погасить раздражение, вызванное мыслями, чуждым лесу шумом и едва различимым запахом дыма. Так удобно - успокоиться и ехать далее, сознавая свою правоту и силу, если под руку подвернется кто-то из бледных... Приятная мысль, дельная. Всадник шевельнул пятками, выбирая короткий путь вниз по склону.

Он сразу приметил работницу, именно в это время выпрямившуюся от длинной гряды с побегами батара. Так получилось: она дала отдых спине и встряхнула гривой волос, едва пегий вывернулся ящерицей из зарослей и загарцевал на скользком после дождя склоне, сползая, увязая в красной жирной грязи и заодно - забавляясь скольжением... В иное время сын вождя, возможно, подхлестнул бы коня и убедил ускорить спуск. Но не теперь. Незнакомая и уже потому интересная девушка заслуживала того, чтобы потратить немного времени. Рассмотреть её и заодно решить: сколько, собственно, этого самого времени тратить. Точнее - стоит ли спешиваться?

Первый взгляд не уму принадлежит, скорее уж наоборот, он - искра безумия. Или зажжет смолистый факел интереса, или угаснет в холодном тумане безразличия. Это потом уже усердный и настойчивый разум расстарается, затеплит костер и пригласит к нему на беседу, позволяющую составить настоящее мнение. Взрослое. Сын вождя поморщися и ощутил, как растет раздражение. Он не желал сегодня сидеть у костра разума. Пусть старики греются и тратят время в нудных беседах. Он-то молод...

Девушка была почти такая же бледная, как иные жители этой фермы, но и отличия легко опознавались - по тяжести и густоте иссиня-черных волос, пушистых, изгибающихся, непрямых. По заметному оттенку заката на коже, по особенному разрезу глаз, удлиненных, очень крупных, скрытых в тени ресниц... Определенно: кто-то отметил своим вниманием её мать, кто-то из достойных народа махигов. Но, видимо, он спешил, как и нынешний путник. Не оставил бус родства и, вернувшись годом позже, не забрал ребенка. Что ж, хвала духам леса, так гораздо удобнее и проще. Старики говорят, было и лучшее время - тогда бледных числили имуществом и делали с ними все, что душе угодно. Они другого обращения едва ли заслужили! Подлые бездушные злодеи, явившиеся в зеленый мир и принесшие войну. Многие и теперь считают бледных не людьми, полагая новый закон ложью и знаком слабости махигов.

- У-учи, - усмехнулся седок, бросая повод и тем замедляя спуск еще более.

Он-то не слаб и он имеет право, как сын вождя и внук вождя. Полукровки почти всегда красивы, да что там, давно известно: именно они обладают сложным и неповторимым обаянием, делающим их неотразимыми. Лица полукровок неправильны, от бледных матерей они получают излишне пухлые губы и слишком узкий выступающий нос, часто и цвет глаз далек от почитаемого наилучшим - карего... У этой работницы глаза синие. Плечи узковаты, бледный народ - так сказал однажды двоюродный брат мамы - не обладает силой, даруемой лесом. Но в хрупкости есть своя прелесть. Прежде друг пегого коня оспаривал и высмеивал подобные рассуждения, но теперь убедился воочию...

Скачивание книги было запрещено по требованию правообладателя. У книги неполное содержание, только ознакомительный отрывок.