Мерседес из Кастилии

Скачать бесплатно книгу Купер Джеймс Фенимор - Мерседес из Кастилии в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Предисловие

Было время (и не так давно), когда огромные пространства Америки не были известны Европе. Правда, еще около 1000 года норвежцы достигли теперешней Америки, даже основали там колонию, но это не имело практического значения: винландские поселенцы погибли, связь Европы с Америкой тем самым была утеряна, и прошло еще несколько столетий, прежде чем она возобновилась. Имя генуэзского мореплавателя Христофора Колумба связано с этим. Но не личности делают историю. Поэтому за блестящей фигурой смелого Колумба нужно видеть и те экономические отношения, которые обусловили собою его открытие Америки (12 октября 1492 г.). В чем же эти отношения заключались? Прежде всего в том, что европейские государства XV века поддерживали оживленную торговлю с Индией. Но завоевание Константинополя турками (1453 г.) закрыло обычные пути торговли Европы с Востоком, в частности — с Индией. Нужно было искать другой путь. Экономика властно требовала этого, и Колумб отправился на поиски такого пути к Индии и Китаю, который шел бы все время к западу от берегов Европы.

Так, почти «мимоходом», Колумб открыл Америку, до самой смерти (1506 г.) полагая, что нашел лишь простые острова, а не новую часть света.

Нужен большой героизм, непоколебимое мужество, железная уверенность в успехе, несгибающаяся решительность, стойкость и выносливость, чтобы проделать столь долгое путешествие со столь ничтожными (на современный взгляд) средствами. Этими качествами обладал Христофор Колумб. Поэтому его образ столь привлекателен для романиста.

Поэтому-то и обратился к истории открытия Америки Джемс Фенимор Купер, когда он уже достаточно исчерпал в своих романах («Зверобой», «Следопыт» и др.) «героический» период заселения Америки, когда первые поселенцы — англичане, — так называемые «пионеры» и «фронтьеры», — боролись с суровой природой, спаивая, обманывая и убивая законных владельцев страны — индейцев…

«Мерседес из Кастилии» — роман о Христофоре Колумбе. Купер достаточно красочно обрисовывает этого неумолимого в своей целеустремленности моряка, показывая, какие трудности пришлось ему преодолеть, чтобы осуществить знаменитое путешествие. Принеся в среду испанской аристократии свою решительную мысль и твердую волю, Колумб чуть было не потерпел поражения из-за направленных против него интриг. «Быть бедным — грех, — с горечью говорит он, — быть генуэзцем — преступление, утверждать истину — значит, богохульствовать». Набрасывая беглый портрет Колумба, Купер, однако, центром внимания делает факты, историю, а не живых людей того времени. И подчеркивает: «Перечитав большинство испанских писателей, я не нашел ни одного слова, которое противоречило бы содержанию моего романа»…

Но если «строгая приверженность к истине (как пишет Купер в „Пионерах“), обязательная в историях и путешествиях, разрушает чары выдумки», то история от этого только выигрывает. «Мерседес из Кастилии», несмотря на излишнее увлечение Купера героями из среды аристократии (дон Луи, Мерседес, Изабелла Кастильская), дает, в общем, правильное изображение серьезнейшего в истории человечества события. В этом интерес и значение романа.

С. Д.

Глава I

В начале октября 1469 г. Жуан де-Трастамаре [1] , король Арагонский, перенес свою резиденцию в расположенный на берегу Эбро старый город Сарагоссу, название, появившееся, как полагают, в результате искажения слов «Цезарь Август».

Жуан де-Трастамаре (или Иоанн II Арагонский) с трудом удерживался на престоле. Финансы его были расстроены беспрерывными войнами против свободолюбивых каталонцев. Государство его представляло собою смесь самых разнородных национальностей: кроме Арагонии [2] и подвластных ему испанских Валенсии и Каталонии, в состав его государства входили еще и Сицилия, и Балеарские острова, и отчасти Наварра [3] .

Девятого октября того же 1469 года государственный казначей короля Арагонского очутился в весьма затруднительном положении вследствие неожиданно предъявленного ему непредвиденного требования со стороны короля довольно крупной суммы. Жалованье войскам было не уплачено, и те грозили разбежаться, а в государственном казначействе имелась налицо только скромная сумма в триста червонцев, равных по своей стоимости тремстам дукатам [4] . Но дело было настолько важное, что в сравнении с ним даже военные нужды отошли на второй план: созывались совещания, собирались советы и всеми силами изыскивались необходимые средства. Наконец, всеобщее любопытство получило удовлетворение, и жители Сарагоссы узнали, что король отправляет чрезвычайное посольство к своему соседу, родственнику и союзнику, королю Кастильскому.

В ту пору королем Кастилии был Генрих де-Трастамаре, известный под именем Генриха IV [5] .

Генрих Кастильский владел значительно большей территорией и был богаче своего родственника короля Арагонского. Он был женат дважды; разведясь с Бланкой Арагонской, он женился на Иоанне Португальской, единственная дочь которой была лишена права наследования престола. Отец Генриха IV Кастильского также был женат дважды и имел от второго брака сына Альфонса и дочь Изабеллу.

Бесхарактерный Генрих своей слабостью и безмерной расточительностью возбуждал недовольство даже Кастильского дворянства и за три года до начала нашего рассказа был свергнут с престола, а брат его Альфонс провозглашен королем. Началась война, окончившаяся только благодаря смерти Альфонса. Генрих принужден был подписать акт, которым дочь его от второго брака окончательно устранялась от престола, и корона переходила после его смерти к его сводной сестре Изабелле. Сын короля Арагонского являлся одним из претендентов на руку Изабеллы, и жители Сарагоссы, узнав о чрезвычайном посольстве, отправляемом к королю Кастильскому, полагали, что это имело известное отношение к сватовству принца.

Изабелла, наследница Кастильской короны, пользовалась репутацией особы образованной, умной, рассудительной и красивой. Претендентов на ее руку было много, и одни из приближенных Генриха покровительствовали одному, другие — другому, в зависимости от своих личных видов и расчетов. Король в это время находился в окрестностях Гренады, где предавался своим обычным удовольствиям, а Изабелла, спасаясь от придворных интриг, удалилась в Валльядолид, столицу Леона.

Посольство короля Арагонского покинуло Сарагоссу ранним утром в сопровождении обычного эскорта из вооруженных длинными пиками солдат, длиннобородых дворян в латах и кольчугах и вереницы вьючных мулов, за которыми шел отряд людей, судя по наряду, бывших наполовину слугами, наполовину — солдатами.

Толпа любопытных следовала за этим шествием и до самого вечера не переставала обсуждать то, что она видела или успела подметить, высказывая самые разнообразные догадки. Когда настала ночь, большинство забыло о посольстве, но двое солдат, находившихся в карауле у заставы на дороге, ведущей в Бургос [6] , продолжали еще разговаривать на эту тему.

— Да, — сказал тот из них, который был старше, — если дон Алонзо де-Карбахаль рассчитывает далеко проследовать с этим конвоем, то пусть он посматривает в оба! Никогда еще я не видал более жалкого отряда, несмотря на их расшитые чепраки и звонкие трубы. Ручаюсь тебе, Диего, что мы в Валенсии снарядили бы не такой отряд и нашли бы для посольства более достойных рыцарей, чем эти арагонцы.

— Оно, конечно, так, а все-таки многие думают, Родриго, что было бы лучше платить нам следуемое жалованье, чем тратить деньги на посылку королевского письма.

— Уж это всегда так бывает между кредиторами и должниками! Дон Жуан вам должен несколько грошей, и потому вы упрекаете его за каждый червонец, потраченный им на его нужды. Ну, а я, старый солдат, научился и сам добывать себе свое жалованье, когда королевская казна пуста…

Читать книгуСкачать книгу