Евсения. Лесными тропками

Скачать бесплатно книгу Саринова Елена - Евсения. Лесными тропками в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Евсения. Лесными тропками - Саринова Елена

ГЛАВА 1

   - ... да и среди равнин тех среброко-лы-ша-щихся и курганов степными ветрами нежно обло-бы-зо-ванных живут эти гордые создания, сами себя именуемые потомками древнего рода эллинов, мне же издали привидев-ших-ся обычными конями. Уф-ф, - облегченно выдохнула я, дотащившись, наконец, до точки в этом длинном, как улица предложении и с опаской подняла глаза.
- Всем всё... понятно?

   - Не-а...
- да кто ж сомневался то?!

   - Осьмуша, что именно?

   - Так-то "алени" были або жеребчики? Або вообще незнамо какой кудесный зверь?
- недоуменным басом отозвался щуплый веснушчатый мальчонка и нетерпеливо заскреб коленки.

   - Не олени то, а эллины - люди древние из предтечного мира. Мы про него уже читали. А конями они рыцарю привиделись, потому как похожи на них... снизу... и ногами. Хотя, называются на самом деле кентаврами. Хотите картинку покажу?
- с готовностью предложила я и обвела глазами озадаченные ребячьи лица... Да чтоб я еще хоть раз в руки эту зубонойную епистолию [1] взяла.

   - О-о-ой, - сложила губы свистулькой Галочка и ухватилась пухлыми пальчиками за косу.
- Чёй-то страшно на такое смотреть. Вдруг, примерещится потом.

   - Примерещится, говоришь?
- уже внимательнее всмотрелась я в тусклый книжный рисунок. "Кудесный зверь" на нем стоял, широко расставив свои ноги-копыта и выгнув коромыслом мускулистую грудь, на которой вместо лошадиной сбруи красовалась большая круглая бляха на цепи. Прямо как у нашего многочтимого порядника [2] Вила, когда он "дорогих" гостей встречает. Мощные же свои руки кентавр подбоченил и голову вскинул, хотя лучше б наоборот, отвернул. Потому, как голова его, да и лицо, на человеческие мало походили: со свиными лохматыми ушами торчком, жеребячьей челюстью и большими глазами навыкат. А вот волосы... или все ж грива... Да, грива она и есть, хоть и за длинные уши заправленная. И такое, если примерещится...
- Ну, как знаете, - с трудом оторвалась я от грозного жителя порубежной с Ладменией Тинарры.

   - Да ты трусиха, Галка! Тебя и гУсенка на капустном листе испужает, не то, что... Евся, дай ко мне глянуть, - закончил речь Осьмуша, и выпятив свои тощие мослы под просторной рубахой не хуже рисованного кентавра, поднялся со ступеньки.

  За ним следом повскакивали со своих мест и остальные трое, коим сидеть после таких слов принадлежность к мужскому роду не позволяла. А девчонки - "трусиха" Галочка и две ее смирные подружки так и остались на крыльце тянуть шеи. Все же могучая сила - любопытство.

   - Да, извольте, храбрецы...
- сунув в первые подставленные ручонки отвратную книженцию, я с удовольствием и сама встала с табуретки, а потом блаженно потянулась...

   Месяц "изок", что в переводе с языческого, означает "кузнечик", а на ладменском государственном именуется июнем, нахлынул в наши края этими самыми неугомонными насекомыми, слышными сейчас отовсюду. Да еще трескотней крыльев стрекоз. И запахом молодых трав и теплым ветром, гуляющим по их верхушкам и шелестящим девственно зеленой, еще клейкой, не припорошенной летней пылью древесной листвой. Да и все, кажется, вокруг, сейчас пело, славя лишь набирающую соки жизнь, разворачивающуюся вместе с новым годовым циклом. По просторному двору неспешно гуляли пестрые куры, косясь глупыми глазами то на устроивших гомон у крыльца ребятишек, то на стружки, кружащие над ссохшимися напольными досками в воздушных вихрях. Серая кошка, свесив с амбарной стрехи лапы, лениво дремала, не обращая внимания на воробьев, устроившихся почистить перья на уличной изгороди. А из двора напротив ветер, как весевой сплетник, порывами приносил тихое женское пение. И какая теперь была разница, кто из местных богов всему этому благолепию покровительствует? Если тихая радость и покой, не бывавшие в моей душе уже очень давно, принадлежали сейчас только мне...

   - А-а-а-а!!! Кёнтаврь!.. А-а-а!!!
- конец идиллии.

   - Галка, ты чего?!
- резко развернулась я в сторону крика. Все ж побороло ее всемогущее любопытство - девочка теперь, с глазищами, как две чашки, блажила, застыв у моей покинутой табуретки, и в одной руке сжимала раскрытую книгу, а другую вскинула на...
- Это не кентавр. Это не кентавр, говорю!
- попыталась я перекричать и ее и вступивших в помощь подружек и зарыскала по двору глазами.
- Ох, ты ж у меня сейчас...

  Разоблаченный "человеко-конь" сам, кажется, растерялся от такого приветствия, но с места не сдвинулся (ни человек, ни конь). Лишь мешок на голове поправил, чтоб через дыры для глаз сподручнее за происходящим во дворе через изгородь следить:

   - Евсения, поди сюда!
- тон у парня был явно неуверенным, и он, прокашлявшись, решил его последующим текстом увесомить.
- Поди сюда, говорю!

  Ну что ж, добился результата, да и я уже нашла то, что искала:

   - Сейчас... Галочка, ты успокоилась?
- и, дождавшись робкого кивка от дитя, направилась к калитке.
- Ну-у?

   - Я, это... в Букошь еду, - вновь поддернул он, съехавшую на глаза мешковину и важно продолжил.
- Может, там купить тебе... чего?
- вот интересно, он на самом деле такой дурень или ему начхать на то, как со стороны выглядит? Загадка для меня... многолетняя:

   - Ты зачем мешок на голову напялил, Лех?

   - Х-хе, так ты ж сама мне в третейник [3] сказала: "Чтоб я твоей рожи больше не лицезрела"?
- нахально просветил меня верзила... Ага, видно он все эти пять дней придумывал, как бы в таком разе извернуться. А я уж было успокоилась... Точно, конец идиллии:

   - Да что ты?.. А если бы я тебе и про все тулово сказала, ты б тогда полностью в него влез?
- не по-доброму поинтересовалась я, подходя к всаднику еще ближе.

   - Да не-ет, - с сомнением протянул тот, видно прикидывая в своем "младенческом" уме и такой поворот.
- Так что с покупками то? Может, бусы из бисера, або серьги? Ты говори, Евся, не стесняйся.

   - Какое там стеснение?
- под возрастающее хихиканье за моей спиной, сделала я еще шажок к коню.
- А вот такие же мне купишь?
- и оттянула от правого уха, закрученную в тяжелый крендель косу.

   - Какие?
- радостно свесился из седла парень, придерживая на макушке завесу.

   - А ты слезь... и тогда лучше разглядишь.

  Еще раз просить "смельчака" не пришлось, и в тот же миг он предстал передо мной во всей своей многовершковой красе:

   - А, ну, покажь?

   - Ага...
- сделала я, напротив, два шага назад, чтоб сподручнее было размахнуться, выдергивая в это время из-за спины, зажатую в другой руке метлу.

   - Ага-а... Ты чего?.. Евсения!

   - Пыль из мешка буду выбивать, конь ты кудлатый!
- и саданула от всей души первый раз.
- И чтоб я тебя всего целиком больше не лицезрела!.. И чтоб не слыхала тоже!.. И чтоб...
- замахнувшись в третий раз, лишь на долечку задумалась, чем воспитуемый тут же воспользовался, взмыв обратно на своего гнедого:

   - Евся! Ты дикая! Но, я ж тебе когти пообстригаю, так и знай!
- уже скача по широкой улице, прокричал он, на ходу сдергивая дырявую мешковину с кудрявой светлой головы.

   - Скачи-скачи, кёнтаврь!

   - Лех, лучше мне леденец купи!
- высыпала вслед за мной на дорогу хохочущая во весь рот ребятня... А ведь, не знает, дурень, как рисковал... Да и я... еще пуще. Оттого и обозлилась не на шутку.

   - Дядька Кащей!
- оборвали мои хмурые мысли новые детские крики, но, в этот раз, приветственные - к нам, с другой стороны улицы, покачиваясь, будто от ветра, шел сутулый хозяин здешних хором...

Читать книгуСкачать книгу