В световом году: стихотворения

Автор: Кублановский Юрий МихайловичЖанр: Поэзия  Поэзия  2003 год
Скачать бесплатно книгу Кублановский Юрий Михайлович - В световом году: стихотворения в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
В световом году: стихотворения -  Кублановский Юрий Михайлович

Кублановский Юрий

В световом году

ЗАКОЛДОВАННЫЙ ДОМ

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В уксусе пламя жемчужное — солнце варяжское, вьюжное в пору затмения. Площадь с трусящей волчицею. И над безлюдной столицею райское пение. Дома! Взбегу-ка по лестнице к милой (и славно, что в плесени ручка дверная), забарабаню костяшками, как там у ней под рубашкою крестик, гадая. В лампы с фарфоровым парусом и потускневшим стеклярусом круге зеленом дай, словно маленький, силу испробую, сжав в затупившихся щипчиках с пробою сахар пилёный. Память — река с ледяными заторами, если уехал — тони под которыми впредь до подъема в знобкое утро Второго пришествия с преданным привкусом счастья и бедствия, стало быть, дома… Стекла с крупицами. Кладбище с птицами за снегопадом с ветками липкими, тропами скрипкими. Родина рядом. 3.1.1986

ПОД СНЕГОМ ТУСКЛЫМ, СКУДНЫМ…

Под снегом тусклым, скудным первопрестольный град. Днем подступившим судным чреват его распад. На темной, отсыревшей толпе, с рабочих мест вдруг снявшейся, нездешний уже заметен крест. Но в переулках узких доныне не погас тот серый свет из русских чуть воспаленных глаз. И у щербатой кладки запомнил навсегда я маленькой перчатки пожатье в холода. Москва, ты привечала среди своих калек меня, когда серчала. Почто твой гнев поблек? Кто дворницкой лопатой неведомо кому расчистил путь покатый к престолу твоему? …Напротив бакалеи, еще бедней, чем встарь, и вырытой траншеи нахохленный сизарь о падаль клювик точит, как бы в воинственной любви признаться хочет к тебе, единственной. Январь 1990

В РАССЕЯННЫХ ПОИСКАХ РАЯ…

За взмывшею с дерева стаей мы вышли с чужого следа — к нарышкинской церкви, не зная, что там отпевали тогда. Таинственное свеченье вместительных темных лампад сродни огонькам, по теченью сносимым в соседний посад, по тяблам алтарным кочуя, тускнело вдали, как будто мы в реку ночную по самое горло вошли. Сородичи тоже покорно неплотно стояли кольцом над новопреставленным в черном с покорным бесполым лицом. Катилась капель, обжигая, на пальцы со свеч. В рассеянных поисках рая, гнезда родового сиречь, когда мы на кладбище старом гуськом миновали кресты, имен не читая, недаром невольно поежилась ты. 1990

«Поплавки рубиновой лампады…»

Поплавки рубиновой лампады и зеленой — с корнем из пеньки, словно это визави посада бакенов маячат огоньки, медленно сносимые теченьем… В том же с ними праздничном ряду ленты заполярного свеченья и рубцы на соловецком льду.

«Каким Иоаннам, Биронам…»

Каким Иоаннам, Биронам и Стенькам поклонимся мы, провидит, должно быть, ворона, игуменья здешней зимы, раз каркает властно над нами: мол, дети, о чем разговор? И красными сосны стволами нас манят в кладбищенский бор… Всевышний, прости наши долги. Прощаем и мы должникам — в верховьях отравленной Волги клубящимся облакам. Скудны по-евангельски брашна и тленна скудельная нить. Как стало таинственно, страшно и, в общем, невесело жить. Усопшие взяты измором, кто водкой, кто общей бедой. Хлам старых венков за забором, пропитанный снежной водой: воск роз, посеревший от ветра, унылый слежавшийся сор — как будто распахнуты недра отечества всем на позор. Ноябрь 1990

«Когда роковая блестит на…»

Читать книгуСкачать книгу