Дом

Скачать бесплатно книгу Денисенко Игорь Валентинович - Дом в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Дом - Денисенко Игорь

1. Глава

— Бум! Бум! Бум!

В дверь кто-то настойчиво и безапелляционно заявил о себе. От неожиданности Семен вздрогнул, рука вильнула. И на нижнем веке появилась маленькая, чуть заметная точка, словно ячмень наметился.

— Вот, черт! — ругнулся Семен. — Ни к чему нам «ячмень» на глазу!

На прекрасном глазу, прекрасной Афродиты, рождаемой под кистью художника из масляной краски. Семен вытер пальцы об тряпку, остро пахнущую Уайт-спиритом, и сбежал вниз по лестнице открыть дверь незваному гостю. Перепрыгнуть пятую ступеньку он в спешке позабыл, и она противно взвизгнула. Доску на ступеньке повело пропеллером с тех самых пор, как дом достроили. Видимо сырая была доска, а высохнув, она перестала плотно прилегать и теперь каждый раз скрипела гвоздями и жаловалась на жизнь не самым приятным на свете голосом. Когда хозяин не торопился, то избегал на неё наступать.

— Ну? — спросил Семен у стоявшего на крыльце человека. Субъект был не в духе, но в видавших виды кирзачах и с разводным газовым ключом в левой руке.

— Щечки упали, — заявил незнакомец, таким тоном, словно произошел обвал доллара на фондовой бирже.

— А я-то чем могу помочь? — не очень удивился Семен.

— Да сделали уже, — расстроено отозвался гость, — Задвижку пришлось менять. С тебя две штуки.

— За что?

— За задвижку. Не веришь, краны проверь. Петрович воду подал уже.

Семен сунул руку в задний карман джинсов и извлек несколько купюр. Денег оказалось тысяча двести.

— Вот. Больше нет.

— Сойдет, — ответил сантехник, сгребая бумажки натруженной рукой с рыжими пятнами ржавчины на ладони.

— Но вы подождите, я сейчас краны проверю.

Прикрыв дверь, Семен заскочил в санузел в прихожей. Кран хрюкнул и обдал белоснежную раковину ржавыми брызгами. Не обманули.

— Идет, — крикнул Семен сантехнику, томящемуся на крыльце. Но никто не отозвался.

Семен выглянул за дверь. Никого. Лишь на перилле крыльца сиротливо лежал позабытый газовый ключ. А за ступеньками крыльца плотной стеной стояло белесое марево. Туман без цвета и запаха. И тишина.

— Эй! — крикнул на всякий случай Семен в туман- Ключ забыли!

Но никто не отозвался. Звуки тонули в тумане, словно это была вата, а не туман. Но не туман это был, это Семен знал точно. От этой белесой субстанции тянуло безразличием и холодом. Хотя холодно не было. Семен как-то ради интереса просидел на крыльце весь день в одной рубашке. Не замерз, но было страшно неуютно и скучно. Ни солнца не видать, ни звука, ни запаха. Ни единого шороха, ни намека на движение, никакого изменения в тумане не происходило. Одно Семен знал, с этого крыльца он в туман не шагнет. Вот и сейчас, чтобы проверить ещё раз, Семен скинул с перила ключ. И затаив дыхание, прислушивался в надежде, что услышит, как тот брякнется об землю. Но ключ канул бесследно. Словно туман имел зубы и съел ключ до того, как он коснулся земли.

***

Хантер небрежно хлопнул дверью автомобиля и поднял воротник. Косой, моросящий дождь, так и норовил залить за шиворот. Серый, ненастный день. Такой же серый, как и автомобиль Хантера неопределенной марки. Он одновременно походил как на отечественную модель последнего выпуска, так и на старый немецкий Фольксваген.

Такая серая, неприметная и незапоминающаяся машина вполне хозяина устраивала и ему соответствовала. По специальности Хантер был «стиратель». Стирал оплошности и промахи других, можно сказать, подтирал за ними. Другой вопрос, что подтирая, он неизбежно удалял некоторых личностей, оказавшихся не в том месте, и не в то время. Но это были издержки профессии. Но, глядя на эту серую личность, у которой даже веснушки на лице были какие-то выцветшие, постороннему человеку совершенно не верилось, что он может сделать кому-то больно. Ну, максимум, муху газетой прихлопнуть. И самое обидное, что коллеги к нему относились так же небрежно. Что совсем не соответствовало ни его профессиональным навыкам, ни его действительным успехам. Собственно, псевдоним «Хантер» — он выбрал сам. Быть охотником ему нравилось. За глаза же его называли «Хмырь». Было что-то в его лице придающее ему сходство с хитрой, пронырливой крысой. Но как бы к нему не относились коллеги и окружающие, у Хантера был нюх, чутье, позволяющее ему практически сразу выходить на след субъекта или объекта. В зависимости от поставленной задачи. И к презрительному прозвищу «Хмырь» примешивалось немало зависти. Ведь его послужной список пестрел от грамот и поощрений.

Хантер надвинул шляпу на глаза, и, сунув руки в карман плаща, двинулся по тротуару туда, где собрался народ и стоял будничный уазик с проблесковыми маячками. Щелкала вспышка фотоаппарата, освещая черное мокрое тело, распростершееся на асфальте. Большая темная лужа, разбавленная дождевой водой, вытекала из-под тела жидким ручейком. Ручеек, переваливаясь через дорожный бордюр, впадал в грязный поток, текущий вдоль бордюра и пропадающий за решеткой ливневой канализации. Народ вокруг тела столпился разный. Но приглядевшись, Хантер подумал, что разделить присутствующих можно на две группы. Пенсионеры и подрастающее поколение. Основной поток прохожих среднего возраста лишь мельком бросали взгляд, проходя мимо. Вот и Хантеру следовало бы пройти мимо. Но он встал чуть поодаль, пристроившись за двумя подростками неопределенного пола. Подростки переговаривались.

— Видал, как башку-то разбили!

— Ага! Мозги наружу!

В их словах не было и грамма преувеличения. Хантер и сам всё видел. Удар незнакомцу, уткнувшемуся лицом в асфальт, был произведен по голове тяжелым тупым предметом со значительной силой. Причем, сила была настолько значительной, что вмяла всю затылочную часть, внутрь черепной коробки, вместе с кожаной кепкой покойного. Несколько человек в форме отгораживали своими спинами толпу зевак.

— Что-то труповозка опаздывает, — процедил один из сотрудников, пряча сигарету от дождя в кулаке. Он жадно курил, зло, посматривая на окружающих и на затянутое серой пеленой небо. Мокнуть ему изрядно надоело. И дело было явно тухлое, очередной не раскрываемый «глухарь». Только криминалист неутомимо запечатлевал тело во всевозможных ракурсах.

— Разошлись! Кому сказал! Не мешайте следственной группе! — сумрачно и видимо не в первый раз гаркнул молодой лейтенант, через плечо собравшейся публике. Он что-то, то ли записывал, то ли рисовал.

— Постой, Прохоров, ты их перепиши всех как свидетелей! — крикнули из Уазика.

— Так! Граждане! Кто, что видел? Давайте по одному, я запишу, — обернулся Прохоров.

Эти слова произвели отрезвляющее действие. Прохожие словно очнулись, и заспешили по своим неотложным делам. Остались лишь юнцы, и те откатили назад, к стене рядом стоящего дома. Хантер ссутулился и шмыгнул в открытые двери маленького магазина, приютившегося на первом этаже здания. Оттуда, через витринное стекло, он продолжил наблюдать за происходящим. И видел, как приехала машина с санитарами. Когда труп перевернули на спину, стало видно грязное лицо с отпечатком асфальта и удивленным застывшим взглядом. Хантер равнодушно опознал в нем «Шурави». Шурави был коллегой Хантера. Кто и за что дал ему такое прозвище он не знал, но сам Шурави не был азиатом по национальности, и никакого отношения к суверенному Афганистану не имел. Хотя, кто знает…,кто знает. Общение между коллегами в конторе не приветствовалось. Может поэтому у них специально нагнеталась атмосфера соперничества и нездоровой зависти. Меж тем, труп Шурави унесли. Пресытившийся фотограф, спрятав свою камеру, паковал тяжелый тупой предмет служивший орудием убийства. Он все это время валялся неподалеку от трупа. Это был старый газовый ключ.

***

Читать книгуСкачать книгу