Убийство в ЦРУ

Скачать бесплатно книгу Трумэн Маргарет Мэри - Убийство в ЦРУ в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Убийство в ЦРУ - Трумэн Маргарет

1

Британские Виргинские острова, ноябрь 1985 года

Звали ее Бернадетт — было ей восемнадцать; высокая; кожа, типичная для островитянки, очень смуглая и бархатистая — таких тут называют «гладкокожка»; волосы, черные как воронье крыло, ниспадают до ключиц; тугое тело, его округлые формы внизу подчеркнуты джерсовой юбкой бордового цвета — настоящая мантуана, на острове это слово означало женщину сладострастную.

Над ней начали подтрунивать сразу же, как только катер отошел от мыса Ангилла-Пойнт на острове Виргин-Горда, отправляясь в утренний рейс к Стоянке Дрейка на острове Москито. Девушка стала встречаться с парнем, известным всему Виргин-Горда, это и дало повод для добродушных подначек. Бернадетт хоть и делала вид, что обижается, но в душе была довольна — новым ухажером она гордилась и понимала: другие девушки ей завидуют. «Валяй прикалывай: как завтра, так и ржачка», — огрызнулась она. Задорная, с вызовом, улыбка сияла на ее лице: смейтесь, сколько вам угодно, зато завтрашний день — мой.

Пятнадцать их собралось на борту: официанты и официантки, бармен, повара, горничные, садовники. Большинство из обслуги жили на Виргин-Горда и доставлялись к месту работы на катере. Стоянка Дрейка — единственный курорт на острове Москито (названием своим остров обязан племени колумбийских индейцев, а вовсе не двукрылому насекомому), и стоял там всего один дом для персонала, который занимали два механика.

Бернадетт была помощником управляющего. Она превосходно владела английским и столь же превосходно обращалась с цифрами. Отец ее, прирожденный рыбак, каждое утро на рассвете обшаривал отмели у Убойного Провала в поисках обитательницы местных вод, так называемой дамской рыбки. Родители Бернадетт тянули лямку тяжкой жизни и крепко надеялись, что дочь ее не унаследует. Бернадетт была их единственным ребенком.

Она подставила лицо ветру и стала вспоминать, как провела прошлую ночь со своим новым возлюбленным. Брызги невероятно голубой воды жалили ей лицо. Нынче жизнь в порядке. Вот на прошлой неделе было погано, аж извелась, думая, что так вот и придется всю жизнь проторчать на одном месте, пусть и среди такой красоты. А нынче появился он — и бокал уже опять наполовину полон.

На два дня весь курорт целиком снял один канадский бизнесмен, который три месяца назад уже проделывал такое: устраивал семинар для ключевых фигур, как объяснил его помощник. Самые главные тузы (те, что постарше и посолиднее) располагались в двух великолепных виллах, выходящих на Липовый пляж. Деятели рангом пониже (те, что помоложе) занимали на самом берегу океана десять белых дощатых коттеджей, выстроенных на сваях и обращенных в сторону узкого пролива Горда-Саунд. Ели они все вместе в открытом ресторанчике под тростниковой крышей, где шеф-повар потчевал их слоеными пирожками с начинкой из экзотического плода эскарго, дельфином, запеченным с бананами, вест-индским окунем, сдобренным специями, травами и белым вином, и высоко взбитым шоколадным муссом, изготовленным по хранимому в тайне рецепту.

Бернадетт запомнила правила, установленные канадцем, когда он был здесь в последний раз. К двум виллам подходить не смел никто, кроме его людей, а курортным служащим разрешалось появляться там только по специальному вызову. Уборку в виллах полагалось производить, когда их обитатели завтракали. Все время, пока горничные убирались в виллах или посыльные доставляли туда еду и виски, они обязательно находились под присмотром мужчин помоложе, тех, что занимали коттеджи поменьше.

Хотя секретность, окутывавшая первый визит канадцев на остров Москито, стала притчей во языцех, все равно возникали чисто человеческие моменты — а их вообще невозможно избежать, — когда пелена тайны слегка приподнималась. Как, скажем, в тот первый день на пляже, когда Бернадетт увидела, что один из молодых гостей, сидя в ярко-полосатом парусиновом кресле, чистил револьвер. Поняв, что девушка наблюдает за ним, мужчина вложил оружие в кобуру и быстро скрылся в коттедже.

Позже приятели Бернадетт заметили, что и другие из группы помоложе носили револьверы в кобуре под мышкой, хотя всячески старались скрыть это. «Бизнесмены, — сказал тогда ей шеф-повар. — Серьезный бизнес, скажу я тебе».

Пока канадец и трое его коллег проводили встречи на виллах, мужчины помоложе, всегда одетые в костюмы, сидели на окружавших виллы террасах — не говоря ничего, но замечая все. Выглядели они людьми приятными, но держались особняком. Один вел себя с Бернадетт посвободней, ей даже удалось несколько раз дружески переговорить с ним. Мужчина был красив, а его улыбка — само очарование. Бернадетт решила, что он отвечал за связь, потому что часто вел переговоры по маленькой переносной рации с двумя яхтами, стоявшими на якоре у берега. На этих яхтах прибыли трое из тех четверых, что посолиднее. Четвертого доставил гидросамолет.

Связисту, казалось, нравилось болтать с Бернадетт, а та в открытую заигрывала с ним. Как-то она спросила, зачем нужна такая секретность вокруг деловой встречи. Спросила она об этом, слегка подхихикивая и держа его за руку. Мужчина очаровательно улыбнулся и тихо, как бы между прочим, произнес: «Новый продукт запустить готовимся, а конкуренты наши спят и видят, как бы узнать о нем побольше. Только и всего. Просто предостерегаемся».

Про револьверы Бернадетт не спрашивала, потому как это ее не касалось, но и она, и другие из персонала судачили о них, судили да рядили по-всякому и в конце концов пришли к выводу, что большие маки-максы, [1] свалившиеся сюда с севера, слишком много понимают и о себе, и о том, чем занимаются. «Какие-то чокнутые», — говорили про них. Одно точно: эти «чокнутые» на чай давали крупно. Все со Стоянки Дрейка были счастливы увидеть их снова.

В этот день, в два часа дня с минутами, прибыла единственная яхта с тремя из компании солидных. Полчаса спустя на воду сел гидросамолет и медленно заскользил к длинному, узкому причалу.

Бернадетт приветствовала тех, кто сошел на берег с яхты, и расстроилась, не увидев среди них красивого молодого связиста.

Теперь же, поджидая, когда на причал выйдут три пассажира из гидросамолета, она разглядела в иллюминаторе его лицо. Он вышел последним, и Бернадетт обратила к нему сердечнейшее из всех своих приветствий. Он же просто кивнул и уселся в мотоколяску вместе с парой тех, кто посолиднее. Островитянин-водитель рванул от причала и двинул вдоль узкой тропинки, повторявшей все извивы моря. Бернадетт смотрела вслед, пока коляска не скрылась за склоном холма, и все гадала, отчего это красавец оказался таким невежей. «Странный народ», — сказала она себе, радуясь тому, что там, на острове побольше, у нее есть новый ухажер.

Прибытие яхты и самолета видели многие люди с яхт, разбросанных по всей акватории, но, в общем, интереса это не вызвало. Яхты так же неприметно, так же привычно вписываются в пейзаж Британских Виргин, как желтые такси в уличные потоки Нью-Йорка. Впрочем, один человек наблюдал со своего 46-футового «моргана» за прибытиями и отбытиями в телескоп. Катер его с раннего утра стоял в миле от берега, и завтрак себе человек готовил прямо на борту. Во время ленча он жевал сандвичи, запивая их ромовым пуншем из термоса, а теперь вот включил кофеварку. Кипой лежавшие рядом листы бумаги были испещрены записями. Одет человек был в джинсы с отрезанными штанинами, коричневые палубные тапки, тишотку [2] с надписью на груди «ЭДВАРДС: ЯХТЫ ВНАЕМ» и белую парусиновую шляпу с большими колыхающимися полями и сине-красно-желтой нашивкой: «БРИТАНСКИЙ ВОЕННЫЙ ФЛОТ — РОМ „ПУССЕРЗ“».

Человек поднял вверх голову, определяясь с ветром. Смысла нет поднимать паруса. Плестись обратно к базе на Тортоле пришлось бы долгонько. Придется всю дорогу на двигателе. Он немного помедлил, соображая, не задержаться ли подольше, решил, что ничего не выиграет, выбрал якорь, бросил последний взгляд на остров Москито и направился домой курсом, что пролегал мимо крохотного островка с единственным сооружением — внушительного вида трехэтажное бетонное здание было отгорожено высоким забором из металлической сетки. По берегу туда-сюда бегали два доберман-пинчера. Гидросамолет и пара больших скоростных катеров плавно покачивались у частного причала.

Читать книгуСкачать книгу