Ленка, или Срочно нужна лопата

Серия: Зойка и другие [2]
Читать онлайн книгу Орешкина Наталия - Ленка, или Срочно нужна лопата бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Глава 1

Ленка лежала на диване, с тоской глядя в потолок. Сегодня была свадьба ее бывшей лучшей подруги. Зойка не только выходила замуж за парня, на которого с вожделением смотрели многие девчонки, но, что самое главное, по большой любви. Причем жених так спешил со свадьбой, будто был на последнем месяце беременности и хотел родить ребенка в браке, он, казалось, готов был за ней даже в туалет ходить, чтобы ни на секунду не терять из виду.

Ленке на этом празднике жизни места не досталось, и не ей было осуждать за это Зойку. Ведь она сама вырыла яму, в которую попала. Зачем, спрашивается, она с завидным упорством лезла в их отношения, когда с самого начала было ясно, что ей там ничего не светит, что Леха бесповоротно, раз и навсегда, влюбился в Зойку. А теперь Ленка расхлебывала кашу, которую сама же и заварила. Она потеряла единственного человека, который прощал ей все выходки, выслушивал истории похождений и при этом никогда не укорял, не пытался наставить на путь истинный. Ленка сходила к ЗАГСу и издалека посмотрела, как счастливая смеющаяся пара выбегала из дверей, под приветственные крики друзей и дождь риса.

Смахнув набежавшую слезу, Ленка поплелась домой, но, видно, судьба решила подкинуть угольку в топку ее отвратительного настроения. Заходя в подъезд, она столкнулась с Мишкой, взрослым детиной, у которого, по мнению Ленки, РЭПовские минуса [1] вышибли последние мозги. Чтобы понять Ленкино к нему отвращение, нужно было знать не только его, но и его семейку.

Более странную семейку трудно было сыскать. Мишкин отец — весьма привлекательный мужчина, даже для своих лет — являлся поклонником классической музыки. Ленка была уверена, что даже душ он принимал, напевая Бетховенскую «Оду к радости». А вот мать семейства была ярой фанаткой «Ласкового мая». Представьте себе женщину этак кило под восемьдесят, приплясывающую и напевающую «Белые розы». Это был кошмар покруче Фредди Крюгера. И при этом более дружной и любящей пары не только в подъезде, но, пожалуй, и во всем доме не было. Ну, и, как результат этой большой любви, на свет появилось чудо в виде Мишки. В детстве это был милый ребенок, который, казалось, даже дождевым червям дорогу уступал, но лет в тринадцать повело его на РЭП, и на свет вылезло чучело, с которым Ленка на одном гектаре ср…ть бы не села.

Темные толстовки, штаны, в которые можно было троих Мишек всунуть, длинные нечесанные патлы, наушники, из-за которых говорить с ним было бесполезно, и запах одеколона, сбивающий с ног при едином вдохе, — и это был еще неполный портрет этого чуда в перьях. Ленка давно перестала обращать на него внимание и, только зачуяв убийственный парфюм, бежала со всех ног как можно дальше. Особенно после того случая однажды летом.

Видно, чтобы сохранить мир в семье Соловьевых, прослушивание музыки у них было строго распределено: если из квартиры несся плач Шатунова, значит, Мишкина мать готовила или стирала, если Шопен, то хозяин дома вернулся с работы и отдыхал перед ужином. Но выходные были отданы Мишке, тогда он мог всласть слушать то, что ему хотелось, без вечно торчащих в ушах наушников. И вот в один из таких дней из его квартиры понесся такой мат, что у алкаша-матерщинника Матвеича из соседнего подъезда уши покраснели от стыда, а старушек на скамейке чуть кондрашка не хватила. Ну и, как всегда, бдительная общественность вызвала милицию. Надо сказать, что квартира Соловьевых располагалась как раз под ее собственной. И то ли менты ошиблись адресом, то ли просто в запале проскочили этаж, но попали они в квартиру к Ленке.

Она проснулась от рева музыки и, еще не совсем придя в себя, прокручивала в мозгу страшные кары для Мишки, когда в квартиру позвонили и она пошла открывать. Не успел щелкнуть замок, как дверь с силой распахнулась, и через мгновение Ленка оказалась лежащей на полу с задранной чуть не до пупа ночнушкой и спецназовцем в бронежилете сверху. От испуга Ленка завизжала так, что спецназовец наверняка на неделю лишился слуха, а у соседских кошек случилось недержание. Мужик быстро сполз с Ленки и, запихнув ее себе за спину, оглядел квартиру:

— А где у вас пьяная драка?

И тут в квартиру, расталкивая ментов, с битой наперевес влетел Мишка с бешеными глазами и намерением убивать. Менты, недолго думая, скрутили защитничка и начали объяснять Ленке, что произошло. Как оказалось, бабульки приняли Мишкину «музыку» за пьяную потасовку, ну и позвонили куда следует. Как только до Ленки дошло, кому она обязана утренним «маски-шоу», в нее словно бес вселился. Баньши в этот день отдыхали. Сначала менты еще пытались ее сдержать, но потом решили, что ее «общение» с горе-меломаном пойдет тому на пользу. Мишка еле-еле выбрался из Ленкиной квартиры: порванная футболка, ободранное лицо, подбитый глаз, выдранные местами волосы и ноющий пах научили его разборчивей относиться к прослушиваемому репертуару и выбору времени для этого. С той поры он несколько раз пытался наладить с соседкой отношения, даже один раз с цветами пришел, с розами, но сдуру не заметил несрезанных шипов. Кто же знал, какой ущерб нанесет ему этот букет и как долго и болезненно будут заживать царапины. Но попыток примириться Мишка не оставлял. Даже мать свою однажды подослал, и та долго рассказывала Ленке, как ее «бедный мальчик» (это о верзиле выше ее на голову) переживает их разногласия. Чтобы еще раз не нарваться на стенания о «бедном мальчике», не ведающим ни сна, ни покоя, она стала здороваться с Мишкой, но продолжала держать его на расстоянии.

После этого случая прошло четыре года, Ленка закружилась в череде вечеринок и скоротечных романов, а Мишка все слушал РЭП и ходил одетый, как бомж. Правда, поговаривали, что у него есть какая-то фирма и он далеко не беден, но единственное, что изменилось с той поры, — это то, что теперь во дворе в «ракушке» стоял какой-то навороченный байк. Да и Мишка периодически пропадал в неизвестном направлении на несколько дней.

Тоска нарастала, хотелось сделать что-то такое, из-за чего потом, глядя в ее сторону, бабушки на скамейке не качали бы укоризненно головами и не шептались бы злобно вослед, а кивали ей и улыбались.

И тут Ленку посетила одна из ее гениальных идей.

Глава 2

Идея, пришедшая Ленке в голову, основывалась на фразе, брошенной ею в последнем разговоре с Зойкой:

«Настоящая женщина не нуждается в герое — она заставляет своего мужчину чувствовать себя героем. Она может из чмошника сделать героя, ну а плохая из героя может сделать чмошника».

Вот эта-то фраза и засела у нее в мозгу. Значит, чтобы доказать не только себе, но и другим, что она чего-то стоит, нужно всего лишь найти зачуханного лоха и сделать из него мачо.

— И это Том Круз считал, что его миссия не выполнима? Посмотрела бы я, что он делал бы на моем месте. Так, срочно нужен чмошник!

Ленка вскочила и забегала по комнате, судорожно перебирая знакомых парней, но все и без ее помощи были на уровне.

И тут перед ее взором встала утренняя встреча.

— Господи! Слава тебе! Вот же он! И он к тому же мне должен, — злорадно сказала Ленка, потирая руки.

Судя по звукам из нижней квартиры, дома была Мишкина мать.

— Так, вот ее-то мне и надо. Она же спит и видит, как бы внуков понянчить. А кому такое немытое страшилище нужно? Это только в сказках принцессы в чудищ влюбляются, а на деле обходят их стороной.

Не откладывая дело в долгий ящик, Ленка пошла на разведку. На звонок дверь открыла Мишкина мать.

— Здрасьте, теть Нин. Могу я с вами поговорить.

— Ой, Леночка. Конечно, заходи, я как раз чай заварила, а Мишка пирожные принес.

— А он что, дома?

— Да нет. Просто заскочил на минутку мать порадовать, знал, что к чаю ничего нет.

— Теть Нин, я понимаю, что это не мое дело, но у Мишки девушка есть?

— Эх, Леночка. Я, конечно, своего сына очень люблю и давить на него не хочу, но он даже заикаться об этом не разрешает, да и одежда эта…

— Вот-вот. Я тут подумала, теть Нин, а что, если я на него повлияю, чтобы он, так сказать, имидж сменил? И приобрел, уж извините за выражение, товарный вид.

— Леночка, деточка, да мне тебя сам Господь послал! — со слезами на глазах прошептала Нина Ивановна, обнимая Ленку.

«Хорошо бы и сыночек так подумал и не брыкался сильно», — мелькнуло у Ленки в голове.

— Только, теть Нин, никому ни слова, я сначала сама попробую его уломать на это дело. А если не поможет, то тогда уж вы поддержите.

— Конечно, конечно. Ну, пойдем, что ли, чаю попьем.

— В другой раз, пойду стратегический план разрабатывать.

— А, тогда, конечно, иди. Хоть бы у тебя все вышло. Так охота внуков понянчить, пока еще не очень старая и силы есть.

— Обязательно понянчите, теть Нин. Я упорная, женим мы вашего Мишку. Даже головы не ломайте.

Ленка спешно ретировалась, довольная, что удалось избежать теть-Нининого чаепития, потому что, по непрошибаемому мнению той, этот процесс должен растягиваться до бесконечности, превращаясь в натуральную обжираловку, после которой не то что двигаться, дышать тяжело. Ну а уж про губительное действие этого на фигуру и говорить не приходилось — одно чаепитие равнялось неделе строгой диеты.

Вернувшись к себе, Ленка решила подойти к делу с полной отдачей. Сначала она составит список того, что необходимо сделать в первую очередь. Взяв блокнот и ручку, Ленка призадумалась. Ну и конечно, первым, что пришло ей на ум, был отвратительный парфюм, в лужу с которым Мишка, похоже, нырял.

— Так, ну мыться-то он, наверное, моется, хотя бы в луже с воробьями после дождя. Значит, под первым номером одеколон, иначе я окочурюсь прежде, чем найду ему хоть кого-то. Потом подстричь эти дурацкие лохмы, пусть уж лучше бритый ходит, как многие рэперы. Так хоть его образину можно будет разглядеть, а там, кто знает, может, это и ни к чему — вдруг ему рожу надо платочком прикрывать, чтоб народ в страхе не разбежался. Надеюсь, у него нет вшей или чесотки, а то в награду за подвиг лечиться придется. Ну, про одежду и говорить нечего. Интересно, его носки можно в углу ставить или он их все же меняет? Неплохо было бы взять его шмотье и все, кучей, сжечь, заодно и рассмотреть товар, так сказать, лицом… ну, и не только лицом. Хоть знать, каким счастьем я собираюсь одарить какую-нибудь лохушку. Надеюсь, какую-то, пусть связанной, удастся до ЗАГСа доволочь, и она не сбежит по дороге. Да и репертуарчик не мешало бы слегка подкорректировать, а то, если какая-нибудь девушка эту матерщину услышит, вместо свадьбы обеспечен поход к психиатру, а медовый месяц — в дурке, в комнате с мягкими стенами и в смирительной рубашке. Да еще неплохо бы выяснить его материальное положение, а то на бомжей что-то спроса нет. И где его носит все время, может, у него где квартирушка-конурушка есть, чтобы таз с вонючим одеколоном хранить. Хоть и говорят, что с милым рай и в шалаше, но при этом не забывают добавлять: «Если милый атташе». Так и в Мишке нужно найти как можно больше плюсов, иначе придется в секонд-хенде со скидкой кому-то втюхивать. Что-то у меня какое-то предчувствие поганое, вляпаюсь я опять в какую-нибудь гадость. Эх, была бы рядом Зойка, у той соображалка всегда была ближе к действительности. И за каким чертом я к Лехе полезла, ведь прямо сказал, что я ему до фонаря, нет, блин, гордыня. И чем гордилась? Все хреново, если я уже который день самоедством занимаюсь.

Ленка подошла к зеркалу. Если бы она выглядела так пару месяцев назад, то саму себя придушила бы. Даже макияж был какой-то не такой: он делал ее лицо бледнее, а тени производили такое впечатление, что глаза запали, как у древней старухи. Волосы торчали в разные стороны.

— Твою мать, это я что, в таком виде из дому выходила? Прическа называется «Я летела с сеновала, тормозила чем попало». Вот сейчас я Мишке просто идеальная невеста, хороша была бы парочка — монстрила и кикимора.

Ленка схватила расческу и начала продираться сквозь путаницу волос, попутно ругая себя на чем свет стоит.

Ленка стояла за углом дома и следила за появившимся из подъезда Мишкой. Цель у этой слежки была весьма банальна — разглядеть его как следует. Вы спросите: «Как же она его за все эти годы не разглядела?» Так потому и не разглядела, что шарахалась от него, как от чумы.

Потому что в круг интересующих ее мужчин он ну ни как не вписывался. Ее идеалом был хорошо одетый, с приличным заработком, а лучше со своим бизнесом, мужчина. Внешность существенной роли не играла, но и низкорослым уродом он быть не должен. А еще целая куча требований и требованьиц к идеалу делала поиск его практически невыполнимой задачей. Многие из тех, кого она с некоторой натяжкой все-таки внесла в этот список, просто хотели с ней переспать, зачастую не больше двух-трех раз, а потом испарялись в неизвестном направлении. Те, кто нравился ей, внимания на нее не обращали, ну а те, кому нравилась она, быстро теряли для нее свою привлекательность. Ленке бы остановиться и разобраться в себе, как предлагала Зойка, но водоворот вечеринок и мужчин закружил ее, не оставляя времени на раздумья. Лишь когда люди вокруг нее начали рассеиваться, у нее иногда мелькала мысль, что пора что-то менять, но на пути попадался очередной кандидат на завоевание, и она откладывала все на потом. И вот пришел день, когда поздно стало все: вернуть подругу, нормальную компанию и уважение друзей. Ленка задумалась и отвлеклась.

— Кого-то ждем? — Раздался за спиной вкрадчивый голос.

1

Музыка, на которую читают РЭП.