Перед заходом солнца

Автор: Гауптман ГерхардЖанр: Драматургия  Поэзия  1998 год
Скачать бесплатно книгу Гауптман Герхард - Перед заходом солнца в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Перед заходом солнца -  Гауптман Герхард
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Маттиас Клаузен – холеный господин, 70 лет, тайный коммерции советник. [1]

Вольфганг Клаузен [2] – его сын, около 42 лет, профессор филологии. Суховат, тип немецкого профессора.

Эгмонт Клаузен (дома зовут Эгерт) – младший сын тайного советника, 20 лет, строен, красив, спортсмен.

Беттина Клаузен – дочь тайного советника, 36 лет. Слегка кривобока. Скорее сентиментальна, чем умна.

Оттилия – дочь тайного советника, 27 лет, по мужу Кламрот; хорошенькая, привлекательная женщина, ничем не выделяющаяся.

Эрих Кламрот – муж Оттилии, 37 лет. Директор предприятий Клаузена. Неотесан, деловит, провинциален.

Паула Клотильда Клаузен – урожденная фон Рюбзамен, 35 лет. У нее резкие, неприятные черты лица, длинная шея, как у стервятника. Грубая, явно чувственная внешность.

Штейниц – санитарный советник, около 50 лет. Домашний врач и друг семьи Клаузен. Холост; состоятелен, сократил свою практику.

Ганефельдт – советник юстиции, [3] гибкий человек, 44 лет.

Иммоос – пастор.

Гейгер – профессор Кембриджского университета. Старый друг тайного советника Клаузена.

Доктор Вуттке – личный секретарь Клаузена. Маленький, кругленький, в очках.

Эбиш – садовник, за 50 лет.

Фрау Петерс, урожденная Эбиш, – сестра садовника, около 45 лет.

Инкен Петерс – ее дочь. Тип северянки.

Винтер – личный слуга тайного советника Клаузена.

Обер-бургомистр.

Председатель муниципалитета.

Члены муниципалитета.

Муниципальные советники.

Место действия – большой немецкий город.

Действие первое

Библиотека и кабинет тайного советника Маттиаса Клаузена в его городском доме. Слева над камином портрет красивой молодой девушки кисти Фридриха Августа Каульбаха [4] . По стенам до потолка книги. В углу бронзовый бюст императора Марка Аврелия [5] . Две двери – одна против другой, ведущие в другие помещения дома, открыты, так же как и широкая стеклянная дверь в задней стене, выходящая на каменный балкон.

На полу стоят несколько больших глобусов; на одном из столиков – микроскоп. За балконом виднеются верхушки деревьев парка, из парка доносятся звуки джаза.

Жаркий июльский день. Время – около часа.

Входит Беттина Клаузен; ее сопровождает профессор Гейгер.

Гейгер. Вот уже три года, как умерла ваша мать, и я с тех пор здесь не был.

Беттина. С отцом было очень трудно, особенно первый год. Он никак не мог прийти в себя.

Гейгер. Ваши письма, дорогая Беттина, часто внушали мне тревогу. Почти не верилось в его выздоровление.

Беттина. А я непоколебимо верила, и потому, что верила, так и случилось! (С мечтательно просветленным лицом.) Правда, я исполняла последнюю волю мамы; она буквально передала отца мне, буквально возложила на меня ответственность за его судьбу, буквально умоляла меня заботиться о нем. За два дня до смерти мама сказала: «У такого человека еще много дела на земле; его нужно сохранить надолго, и ты, Беттина, позаботься об этом. С той минуты, как я закрою глаза, начнутся твои обязанности».

Гейгер. Эти трудные обязанности вы с честью выполнили.

Беттина. Они были одновременно и трудны и легки. Вы – лучший друг отца, господин профессор, вы знали его задолго до меня и лучше меня; мне только в последние годы было дано по-настоящему понять его и приблизиться к нему. Вы представляете себе, какое значение имело для меня это время! И наконец такое счастье, такая награда за нее сделанное мной.

Гейгер. Он стал теперь совсем прежним.

Беттина. После смерти матери он словно ослеп. И должен был медленно, почти ощупью возвращаться к жизни! Он сам мне в этом признался.

Гейгер (подходит к открытой двери балкона, смотрит в сад, откуда доносятся звуки джаза). И вот в доме снова жизнь – в саду праздник: вино, прохладительные напитки… как бывало в прежние, счастливые времена.

Беттина. Да, он вернулся к жизни.

Разговаривая и, видимо, направляясь в сад, они выходят в противоположную дверь. Из той двери, откуда они раньше вошли, появляются профессор Вольфганг Клаузен и его супруга Паула Клотильда.

Вольфганг. Только что отцу преподнесли грамоту почетного гражданина нашего города.

Паула Клотильда (с притворным равнодушием). Об этом намерении уже давно болтают… Что тут особенного?

Вольфганг. Вечером от двух до трех тысяч человек – представители разных партий – устраивают в его честь факельное шествие.

Паула Клотильда. Что ж, это придется вытерпеть.

Вольфганг. Придется вытерпеть? Что ты этим хочешь сказать?

Паула Клотильда. В конце концов, что такое факельное шествие? Моему отцу, когда он был корпусным командиром, то и дело приходилось выносить подобные забавы. Дошло до того, что он почти не вставал из-за стола…

Вольфганг (слегка раздраженный). Конечно, твой отец привык к таким вещам. Но для папы это нечто новое, это доказательство, что его любят. Его это очень порадует.

Паула Клотильда. Я ничего не понимаю во всей этой истории. Сперва ваш отец забивается в нору, прячется, ни с кем не хочет говорить. И вдруг приводится в движение весь этот балаган. За этим что-то кроется.

Вольфганг. Папа уступил нашим просьбам: моей, Оттилии, Беттины – и не уехал вдень рождения. По мнению зятя Кламрота и нашему, отцу, как человеку, связанному с жизнью города, это было необходимо. Отец не должен отталкивать от себя широкие общественные круги.

Паула Клотильда. К сожалению, раньше он это часто делал.

Вольфганг. Что ты, собственно говоря, хочешь этим сказать, Паула? Быть может, тебе не нравятся почести, которые ему в избытке оказывает весь город?

Паула Клотильда. Нравятся или не нравятся – какое это имеет значение? Какие могут быть у меня, обедневшей дворянки, претензии? В конце концов, через тридцать или сорок лет твои студенты и тебе устроят факельное шествие. (Вышла на балкон и смотрит в лорнет.) С кем это кружится зять Кламрот? Что за белобрысая жердь?

Вольфганг (подходит к ней). Эта долговязая блондинка? Не знаю. Я почти не знаю наших служащих.

Паула Клотильда. А я, Вольфганг, знаю, кто она. Мать ее – вдова. Они живут в Бройхе. Дядя – садовник при замке. Зовут ее Инкен Петерс или что-то в этом роде. За всем надо иметь глаз!..

Вольфганг. Откуда у тебя эти сведения?

Паула Клотильда. Они идут от советника юстиции Ганефельдта. Он управляет имением в Бройхе. Кстати, говорят, ваш отец там иногда бывает.

Вольфганг. Отчего же нет? Зачем ты это мне рассказываешь?

Супруги уходят. Входит санитарный советник доктор Штейниц и личный секретарь Клаузена доктор Вуттке.

Штейниц (глядя вслед Клотильде). Зубастая дама!

Вуттке (притворяясь непонимающим). О какой даме вы говорите?

Штейниц. О некой особе, которой, как говорится, пальца в рот не клади.

Вуттке. Какой же это особе пальца в рот не клади?

Штейниц. Я говорю о небезызвестной вам Пауле Клотильде, урожденной фон Рюбзамен; или вы считаете, что ей можно положить палец в рот?

Вуттке (смеется). Нет, этого никто не станет утверждать. О вкусах не спорят, но оба эти брака – Вольфганга и Оттилии Клаузен – мне непонятны. Славный Вольфганг и эта заноза… Избалованное, тепличное растение Оттилия, бросающаяся на шею настоящему ломовому извозчику…

Читать книгуСкачать книгу