Тюльпанное дерево

Автор: Жанлис Мадлен ФелиситеЖанр: Классическая проза  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Жанлис Мадлен Фелисите - Тюльпанное дерево в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Тюльпанное дерево -  Жанлис Мадлен Фелисите

Въ прекраснйшемъ Королевств изъ всей Азіи обиталъ любезный и блистательный народъ, столько же прославившійся военными подвигами, сколько склонностію своею къ Наукамъ и Художествамъ. Неподалеку отъ стнъ, ограждавшихъ чертоги и обширные сады Государя, была пальмовая роща, на конц которой находились два домика, отличающіеся миловидною своею простотою. Одинъ принадлежалъ старику Оглану, которой велъ въ несъ пустынническую жизнь въ продолженіе многихъ лтъ: садикъ его славился великолпнымъ тюльпаннымъ деревомъ [1] , неизвстнымъ еще тогда въ Азіи. Оно имло десять саженъ вышины и, на время цвта, покрывалось боле нежели двумя тысячами тюльпановъ красоты безподобной. Къ дереву сему была придлана круглая лстница въ 50 фунтовъ вышиною, и тамъ находилось мсто для отдохновенія, или родъ гнзда, крпко утвержденнаго на двухъ толстыхъ втвяхъ. Сіе гнздо было такъ велико, что въ немъ свободно помщались три или четыре человка, и ничто не могло быть такъ пріятно, какъ въ Іюл мсяц видть себя на средин дерева, котораго каждый сучокъ обремененъ прекраснйшими тюльпанами. Въ семъ таинственномъ убжищ, Поэтъ, увнчанный и со всхъ сторонъ окруженный прелестнйшими цвтами, изпускающими превосходный запахъ, подумалъ бы, что флора перенесла его въ любимую свою рощицу.

Огланъ, убгая отъ общества, никого не пускалъ въ свое уединенное жилище, но не смлъ не принять Королевской фамиліи, которую любопытство видть тюльпанникъ, привлекло однажды въ его садъ. Онъ умлъ найти предлогъ для недопущенія Высокихъ своихъ постителей къ лстниц, ведущей на дерево, и никто изъ нихъ не всходилъ на оное. Съ сего дня старикъ отказывалъ всмъ любопытнымъ безъ изключенія. Поговорили нсколько времени о его нелюдимости; но какъ онъ твердо устоялъ въ характер мизантропа, то объ немъ наконецъ забыли, такъ точно, какъ бы онъ жилъ за тысячу верстъ отъ Двора,

Другой домикъ принадлежалъ долго одному садовнику; наконецъ купалъ его Зеинебъ, молодой Царедворецъ, которой умлъ его украсить, не лиша его и сельскихъ красотъ. Зеинебъ поведеніемъ своимъ и милымъ нравомъ опровергалъ все, что обыкновенно говорятъ на щетъ Придворныхъ мрачные, недоволыше философы, которые никогда не бывали при Двор и не имли ни случаевъ, ни возможности знать и разсматривать характеры Государей и Вельможь

Зеинебъ сохранилъ при Двор невинныя свои склонности: веселость духа и откровенность, чрезвычайную умренность, и доброе, чувствительное сердце. Онъ не искалъ способовъ къ обогащенію своему; достатокъ его былъ посредственный, но онъ соразмрялъ его съ своими желаніями. Наскучивъ пышнымъ зрлищемъ величія и тягостнымъ этикетомъ, прізжалъ онъ отдыхать въ свой маленькой домикъ, но не ополчался противъ Придворнаго великолпія; ибо не чувствовалъ ни малйшаго негодованія отъ того, что въ чертогахъ Царей и знатныхъ Господъ не находилъ умренности и сладкаго покоя пастушеской жизни.

Сдлавшись сосдомъ Оглану, юный Зеинебъ услышалъ съ удивленіемъ o странностяхъ сего старика. Огланъ провождалъ большую часть времени въ тюльпанник, въ цвточномъ своемъ гнзд; онъ никогда въ немъ не читалъ, но просиживалъ по цлому дню, одинъ и въ совершенной праздности. Не взирая на дикость и неприступность, старикъ былъ добръ и благотворителенъ; входъ къ нему, будучи запертъ для любопытныхъ, былъ всегда отворенъ для бдныхъ; онъ длалъ добро безъ всякаго тщеславія, но съ такимъ благоразуміемъ и разсмотрительностію, которыя доказывали, что это было главное его упражненіе. Зеинебъ почувствовалъ непреодолимое желаніе узнать Оглана и его тюльпанное дерево, котораго никогда онъ не видывалъ; но вс его покушенія въ разсужденіи сего были тщетны. Стна раздляла сады, двухъ сосдей. Въ одинъ день Зеинебъ, подчищая свои шпалеры, взошелъ на стну и увидлъ великолпный тюльпанникъ. Ахъ! какая прекрасная вещь! вскричалъ онъ. Случилось, что Огланъ не сидлъ тогда въ гнзд своемъ, но ходилъ по саду и, услышавъ сіе возклицаніе, увидлъ Зеинеба. Въ одномъ камзол, безъ шляпы, съ кривымъ ножемъ въ рук, и почелъ его за садовника. Пріятная физіономія, на которой изображалась кроткая веселость, ему понравилась. Онъ подумалъ, что человкъ сего состоянія не обезпокоитъ его и что онъ всегда легко можетъ отъ него отвязаться. Взглянувъ на него съ улыбкой. Огланъ сказалъ ему: «послушай, другъ мой! естьли хочешь посмотрть на эта дерево вблизи, то обойди кругомъ; я отопру теб ворота.» Услышавъ сіе, восхищенный Зеинебъ, вмсто того чтобъ идти назначенною дорогою, спрыгнулъ со стны и въ одинъ мигъ очутился въ саду Оглана; онъ бросился обнимать старика, которой увидлъ тогда свою ошибку, и узналъ, что сей молодой человкъ былъ не садовникъ, a сосдъ его Зеинебъ; но любезность и веселонравіе юности скоро преклонили къ нему сердце старика, которой обошелся съ нимъ самымъ вжливымъ и ласковымъ образомъ. Подошедъ къ дереву, Зеинебъ хотлъ идти по круглой лстниц, но старикъ сильно тому противился; однакожъ Зеинебъ не послушался и взлетлъ, какъ птица, въ таинственное гнздо. Старикъ за нимъ послдовалъ, и они оба сли на одну изъ втвей. Огланъ пристально смотрлъ на Зеинеба. «Ахъ! какъ здсь пріятно!» вскричалъ сей послдній. Какъ! сказалъ Огланъ: не уже ли въ самомъ дл не чувствуешь ты здсь скуки и тягости? — «Скука такъ скоро не приходитъ, отвчалъ Зеинебъ, смючись: напротивъ я въ восхищеніи и желалъ бы провести здсь всю жизнь. Множество прелестныхъ воспоминаній представляются моему воображенію. Добрый старецъ! не говори со мною, не мшай мн думать!»… При сихъ словахъ почтенное лице Оглана оросилось слезами. Любезный, превосходный юноша! вскричалъ онъ, обнявъ его: съ сей минуты я ничего скрывать отъ тебя не буду; войдемъ со мною въ домъ мой; ты услышишь отъ меня вещи чудесныя…. Сіи слова такъ сильно возбудили любопытство въ Зеинеб, что, невзирая на неизъяснимую прелесть, влекущую его къ дереву, сошелъ онъ съ поспшностію и послдовалъ за старикомъ. Они вошли въ домъ. Огланъ слъ съ нимъ на мягкія подушки и сказалъ ему: «Сынъ мой! я тебя такъ теперь знаю, какъ бы имлъ щастіе быть твоимъ отцемъ; знаю, что ты никогда не обманывалъ; общай мн хранить тайну, которую намренъ я теб вврить.» Даю теб въ томъ честное слово, отвчалъ Зеинебъ. — «Довольно! Выслушай же странную мою. повсть:

„Я родился въ Персидской провинціи Сузіан. Мегметъ, Владтель сей небольшой области, сдлалъ меня Визиремъ своимъ; мн было тогда около сорока лтъ. Исполняя возложенную на меня должность съ величайшимъ безпристрастіемъ, нажилъ я однако же, совсмъ не вдая того, множество враговъ; я думалъ, что для сохраненія мста моего довольно будетъ мн справедливости, безкорыстія, неусыпнаго трудолюбія, старанія объ уменьшеніи налоговъ по приведенія земледлія въ цвтущее состояніе. Желая все видть и знать непосредственно самъ собою, что очень возможно въ небольшомъ владнія, часто зжалъ я одинъ и подъ чужимъ именемъ въ разные краи Сузіаны. Однажды встртился я на дорог въ лсу со старухою, которая была одта въ самое бдное рубище и, сидя на древесномъ пн, горько плакала. Я остановился, чтобъ спроситъ ее о причин такой печали, и она трогательнйшимъ образомъ описала мн свою бдность. Я посадилъ ее на свою лошадь позади себя и отвезъ ее въ ближнюю деревню, гд объявилъ о себ и, сыскавъ для нее хижину, оставилъ ей нсколько денегъ и похалъ, давъ слово навщать ее отъ времени до времени. Черезъ два или три мсяца я и дйствительно постилъ ее: она была здорова и осыпала меня благословеніями. Благородная ловкость въ обращеніи и пріятные разговоры Никсы — такъ ее звали — ясно показывали, что она была не простаго рода; но тщетно старался я узнать, кто она такова; и слышать ея приключенія; отвты ея были такъ темны и замшательство такъ велико, что я пересталъ безпокоить ее вопросами. Никса была отмнно умна, и я не знаю женщины, подобной ей въ пріятности обхожденія. Я почувствовалъ нжнйшую къ ней дружбу, предлагалъ ей перевезти ее къ себ въ домъ; но она непремнно хотла остаться въ своей хижин, которую украсилъ я всмъ, что только могло ей нравиться; и какъ она мн призналась, что была чрезвычайно лнива и не умла ни за что приняться, то я далъ ей двухъ расторопныхъ невольницъ и хорошаго садовника, тогда уврила она меня, что стала совершенно щастлива.“

Читать книгуСкачать книгу