Четники. Королевская армия

Скачать бесплатно книгу Тимофеев Алексей Юрьевич - Четники. Королевская армия в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Четники. Королевская армия - Тимофеев Алексей

I. ВВЕДЕНИЕ

1. Место действия — Югославия

История кровавого распада Югославии в конце XX века совпала по времени с распадом СССР и, вероятно, была с ним тесно связана. Так что значение этих двух государств для их государствообразующих народов (СССР для русских и Югославии для сербов), в понимании значительной части соотечественников, воспринимается одинаково. Тогда как на самом деле вопрос этот намного сложнее. СССР был наследником Российской империи, возникшей и органически развивавшейся еще в седой древности. Югославия являлась искусственно созданным государством, которое победившие в Первой мировой войне ведущие страны Антанты (Англия и Франция) слепили на Балканах из сербских земель и южнославянских провинций Австро-Венгрии.

Основу сербских земель после Первой мировой войны составляла в первую очередь Сербия, отвоевавшая у Турции в ходе Балканских войн 1912–1913 гг. населенные сербами и албанцами территории Македонии, Косова и Метохии. Кроме того, в состав этих сербских земель входило миниатюрное сербское королевство Черногория, большинство населения которой на Подгорицкой скупщине (Великой народной скупщине сербского народа в Черногории) в ноябре 1918 г. высказалось за свержение черногорской династии Петровичей и присоединение к Сербии под властью сербской династии Карагеоргиевичей. В том же ноябре 1918 г. в состав сербских земель вошли и территории северной Сербии — Воеводины, — славянское население которой, вопреки воле местных национальных меньшинств (немцев, венгров и румынов), высказалось за присоединение к Сербии на Новосадской скупщине и скупщине Срема в г. Рума (Великой народной скупщине сербов, буньевцев и остальных славян в Банате, Бачке и Бараньи и Великий народный сбор в Руме). В то же время, в связи с крахом Австро-Венгрии, в октябре 1918 г. на южных границах империи возникло самопровозглашенное Государство Словенцев, Хорватов и Сербов, которое объединило в своем составе Словению, Хорватию, Далмацию, Истрию, Боснию и Герцеговину, где проживало смешанное хорватское, сербское, словенское, итальянское и немецкое население, а также множество национальных меньшинств. С первых дней своего существования это новое государство было отягощено множеством проблем — в лесах бродили шайки «зеленых» (дезертиров и вернувшихся с фронта солдат), а в городах — толпы людей под красными знаменами. Кроме того, Австрия и Венгрия не скрывали своих притязаний на части новорожденного уродца. Австрийские части стремились захватить власть в Мариборе и других словенских землях, в течение тысячелетней истории входивших в состав Австрии. Венгры пытались сделать нечто подобное в районе р. Муры (Прекомурье и Междумурье). Положение совместного государственного творения словенцев и хорватов ухудшалось тем, что и у соседних Италии и Сербии, союзников Антанты, было полное основание для того, чтобы в еще большей мере сократить территорию государства СХС.

На основании договоренностей, достигнутых в Лондоне в 1915 г. между Италией и ведущими силами Антанты (Англией, Францией и Россией), Италии предоставлялись обширные права на оккупирование территорий адриатического приморья, населенных смешанным славянским и итальянским населением. Пользуясь этим соглашением, Италия в конце Первой мировой войны оккупировала приморские области Словении, Истрию с Триестом, Риеку и другие крупные города Далмации. В свою очередь Сербия и Черногория получали права на южную часть побережья Далмации и Дубровник, а также на населенные сербским и смешанным сербско-хорватским населением части австрийской империи в Славонии, Боснии и Герцеговине. Особенно важным было сербское население Боснии и Герцеговины (43,49 % по переписи 1910 г.), считавшее Боснию и Герцеговину сербскими землями [1] . Однако в феврале 1917 г. в России грянула череда революционных событий, Временное правительство отказалось от внешней политики, руководимой интересами России, и перешло к полному подчинению диктату Англии и Франции. Россия прекратила противодействие созданию смешанного государства православных и католиков на Балканах [2] . Англия и Франция не желали усиления Италии и создания крупного православного государства на Балканах, каковым грозила стать Сербия после выполнения всех территориальных обязательств Антанты. После октября 1917 г. из России по свету поползли уже не «фимиамы православия», а кровавые «призраки коммунизма», которые прибавили забот новым господам Европы в Лондоне и Париже. Осколок государства Словенцев, Хорватов и Сербов мог не только в перспективе превратиться в плацдарм германских интересов на Балканах, но и стать уже на тот момент местом развития рецидивов большевизма.

Вот почему в 1917–1918 гг. Англия и Франция активно давили на сербское правительство, с одной стороны, и на эмигрантских политиков из южнославянских провинций Австро-Венгриии, с другой стороны, с целью их сближения. Эти идеи не вызвали энтузиазма у авторитетного политика, лидера крупнейшей партии и премьера Сербии Николы Пашича, но нашли поддержку в лице престолонаследника и фактического регента Сербии князя Александра Караге-оргиевича, тщеславно надеявшегося на создание большой славянской империи на Адриатике. В результате, спустя месяц после провозглашения государства Словенцев, Хорватов и Сербов его вече обратилось с просьбой о введении в страну сербской армии для защиты «национальной территории югославян». Спустя еще месяц Народное вече Загреба

25 ноября 1918 г. приняло решение о том, что Государство Словенцев, Хорватов и Сербов должно объединиться с Сербией в единое государство. Таким образом, 1 декабря 1918 г. было основано Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, в дальнейшем переименованное в Югославию. Мертворожден-ность этого государственного организма, созданного Англией и Францией в качестве прокладки для предотвращения влияния русской идеологии и германской экономики в Южной Европе, стала очевидной с самого начала. Государственной идеей была теория о единстве югославян вне зависимости от религии, а следовательно, и о единстве их интересов. Однако на деле все обстояло намного сложнее. Крупнейшая хорватская политическая партия, Хорватская крестьянская партия, проводила обструкцию парламента и отказалась участвовать в принятии первого общего закона — Конституции 1921 г. Ссоры и даже потасовки между сербскими и хорватскими политиками в государственном парламенте привели к тому, что в 1928 г. П. Рачич, сербский депутат-националист из Черногории, открыл огонь и прямо на скамьях парламента застрелил пятерых депутатов Хорватской крестьянской партии, в том числе ее лидера С. Радича. После этого в Хорватии усилились крайне правые настроения, возникло движение усташей под руководством А. Павелича. В 1934 г. хорватские националисты-усташи вместе с болгарскими сепаратистами из Македонии убили короля Александра Карагеоргиевича.

После убийства короля Александра Карагеоргиевича были проведены выборы и страна оказалась на грани раскола: в результате голосования образовались две группы — сербская продворцовая и противостоящая ей, за которую голосовало абсолютное большинство хорватов, словенцев, боснийских мусульман, а также некоторые сербы. По совету Англии, принц-регент Павел Карагеоргиевич [3] доверил формирование нового правительство Милану Стоядиновичу, известному финансисту и директору нескольких филиалов британских концернов в Югославии. В 1935–1939 гг. Милан Стоядино-вич, хотя и был сербом, попытался найти противовес хорватам среди словенцев и боснийских мусульман. Однако эти шаги также оказались неудачными: в Боснии мусульманские представители пришли к власти не только в мусульманских, но и в смешанных общинах, что вызвало недовольство местных хорватов и особенно сербов. Словения автономизировалась и стала ослаблять свои связи с центральными властями в Белграде. А пиком этих маневров стала попытка подписать конкордат (соглашение) Югославии с Ватиканом, в результате которого Сербская православная церковь потеряла бы свою ведущую роль в государстве, большинство жителей которого было православными. В ответ на это уже в сербских областях прокатилась волна протестов. Полиция, во главе которой стоял словенец, католический священник А. Корошец, грубо, с применением оружия разогнала крестный ход в Белграде, устроители которого выступали против принятия Конкордата.

Читать книгуСкачать книгу