Происшествия под водой

Читать онлайн книгу Меркульева Ксения Алексеевна - Происшествия под водой бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

РОЖДЕНИЕ

Птицы и рыбы

Слышишь, какая перекличка высоко в небе, какое ликование! Это журавли летят.

Здравствуйте, журавли! Далеко ли путь держите?

Каждую весну возвращаются из теплых краев на родину журавли, дикие гуси, грачи, скворцы, жаворонки и другие перелетные птицы. Они направляются в родные леса, рощи, сады, летят на озера и болота, где родились и выросли, чтобы построить там гнезда и вывести птенцов.

А из озер и морей движутся в реки косяки рыб! Плывут так называемые «проходные» рыбы — сельдь, осетр, белорыбица, лосось, корюшка… В морях преодолевают огромные пространства треска, морские сельди, морские окуни и другие рыбы. Они, как птицы, устремляются туда, где родились, чтобы выметать там икру и дать жизнь миллионам новых рыбок.

Какие бы разные ни были рыбы по виду, но жить начинают одинаково: выклевываются из икринок, как цыплята из яиц. Надо вам сказать, нелегкое это дело — выбраться на волю из икринки; немало приходится рыбьему детенышу для этого потрудиться.

Мне не раз приходилось наблюдать, как выклевывается личинка рыбы. Смотрела я на это в микроскоп, который увеличивал во много раз, так что всё было отлично видно.

Вот личинка быстро двигается, кружится в своей тесной комнатке. Вот замерла, устала. А через секунду, отдохнув, вздрогнула, напряглась, снова завертелась.

Вся она как крошечная свернутая пружинка.

Еще, еще толчок!

Когда птенчик стучится клювиком в стенку яичной скорлупы, продалбливая дверцу в мир, — мать нередко приходит ему на помощь. Рыбьим личинкам приходится выбираться на свет самостоятельно. Хорошо еще, что к этому времени оболочка икринки становится тоньше, а от движений и толчков личинки она еще растягивается.

Ну, последнее усилие!

Ура! Оболочка треснула, разорвалась, и личинка выскальзывает в воду.

Появилась новая рыбка.

Впрочем, крошечное это существо еще мало похоже на рыбку. В самом деле: взгляните-ка! Ну что это такое — голова да хвостик, а посередине поблескивает что-то большое, круглое, точно пузырь!

Оказывается, это очень важный орган для личинки — желточный мешок. Здесь находится запас пищи на первые дни жизни. Новорожденный еще слаб и беспомощен. Он не может как Следует управлять своими движениями, §е может проти — виться течению воды. Хвостик и плавнички у него совсем маленькие, а тут еще желточный мешок мешает.

И вот представьте себе, что где-нибудь у морского берега появилась на свет масса таких крошек. Оглянуться не успели, а уж рядом чьи-то оскаленные зубы, хищные разинутые пасти.

Спасайтесь! Спасайтесь!

Да куда уж таким пловцам спастись!

Случается, вдруг ветер налетит, поднимет волны, подхватит беззащитных мальков, вместе с волной выплеснет на берег. Тут им и конец. Или разгуляются волны — и угонит мальков далеко — далеко от родных мест, в холодные незнакомые воды, где труднее найти еду: мало водорослей и микроскопических рачков — пищи рыб. А ведь как только используют мальки свой запас еды из желточного мешочка, наступит время самим добывать пропитание.

Часто случается, что личинки и выклюнуться не успеют: много в море любителей икры!

Вот почему у рыб, которые нерестятся — то есть откладывают икру — в морях, очень много икринок. Одна крупная треска, например, откладывает несколько миллионов штук!

А вы ясно представляете себе, что такое миллион?

Если бы кто-нибудь из вас захотел пересчитать миллион икринок и каждую секунду стал бы отсчитывать по одной, ему пришлось бы заниматься этим делом день и ночь целых одиннадцать с половиной суток.

Очень это много — несколько миллионов икринок!

И хорошо, что их у трески так много! Ведь из этих миллионов выведутся, уцелеют и, может быть, вырастут до взрослых рыб всего лишь несколько десятков штук.

В реке спокойнее, чем в море. Можно найти у берега укромное местечко, где и течение слабое — никуда мальков не унесет — и хищников меньше. К тому же на мелких, пригретых солнышком местах, в толще воды плавает масса микроскопических водорослей, всевозможных рачков и других крошечных животных. Всё вместе это называется планктоном. (См. рисунки на стр. 71–74.)

Там, где много планктона, жизнь у мальков сытная и привольная. Тут от голода никто не погибнет.

У рыб, которые нерестятся в реках, например у леща, окуня, щуки, икры меньше: десятки, сотни тысяч икринок. Всё же и это порядочно.

А вот у колюшки всего — навсего одна — три сотни. Это, по рыбьему счету, совсем пустяк!

Можно подумать, что все реки, речки и озера битком набиты лещами, окунями, а колюшку встретишь лишь изредка.

Однако это не так. Наоборот. Колюшек во много раз больше, чем лещей, щук и окуней. Повсюду водится, колюшка: в морях, в озерах, прудах… Да еще сколько ее — без счета!

Как же это? Почему?

Да потому, что колюшка проявляет большую заботу о своем потомстве. Об этом и будет рассказано в следующей главе.

Маленькие строители

Многие из вас, вероятно, хорошо знают колюшку. Она серенькая, с зеленоватой спинкой. Величиной с ваш палец. А ее побаиваются и большие хищники. У нее вместо брюшных плавников острые колючки. Такие же шипы и колючки, только еще погрозней, на спине. Недаром зовут ее колюшкой!

Когда всё вокруг спокойно, она прячет свое оружие, прижимает его к телу. Но чуть грозит беда, — растопыривается, как ерш. Попробуй подступись!

Когда наступает пора икрометания, самец колюшки выбирает на дне реки или озера, среди водорослей и трав, укромное местечко и принимается за работу.

Он усердно таскает во рту веточки и обрывки стеблей подводных растений и складывает в облюбованное место. Строительного материала много вокруг, — но как смастерить из этих обрывков прочное гнездо?

Трудно, конечно, подглядеть, как сооружает колюшка свое гнездо «на воле» — в реке или в озере. Другое дело — в аквариуме. Здесь всё на виду. Наши аквариумисты не раз наблюдали, как ловко втыкала в мягкий грунт маленькая рыбка самые длинные, самые гибкие корешки и стебельки, выбирая их из своего «строительного материала».

А мелочь? Она на что годна?

Очевидно, годится и мелочь, потому что колюшка начинала проделывать над этим ворохом странные на первый взгляд упражнения. Она проплывала вплотную над кучей, касаясь ее каждый раз своим брюшком, приглаживая растения, будто утюгом. Она проделывала это много раз, и постепенно беспорядочно торчавшие во все стороны стебельки и травинки соединялись всё плотнее и прочнее, будто склеивались. Да, склеивались. Каким же образом? Откуда мог раздобыть клей маленький подводный строитель?

Оказывается, он сам его приготовил. Это клейкое вещество, которым смазывал он обрывки растений в то время, когда их «утюжил», вырабатывали почки рыбки.

Работа шла вовсю, и вскоре дно ямки было выстлано «полом» из растений. Затем с таким же старанием были сооружены стенки и верх гнезда.

Очень интересно наблюдать, как хлопочет маленькая рыбка, создавая надежное убежище для своего потомства.

Строитель трудится без устали. Он при этом принаряжается: серенькое брюшко и бока у него краснеют, спинка становится темнозеленой, глаза — яркосиние.

Вот, наконец, и гнездо готово. Оно похоже на маленькую муфточку, но только с одним отверстием — входом. Самочки заполняют его икрой и уплывают, а строитель остается у входа на страже.

Нечего тут толковать про мелких врагов; стоит только сунуться к гнезду зубастой морде и покрупнее, — навстречу ей стремительно кидается этакое маленькое пестрое чудище с растопыренными колючками!

Нет, лучше от него подальше!

Когда врагов поблизости нет, заботливый отец занят другим важным делом: он непрерывно машет, как веером, грудными плавниками, чтобы в домик всё время поступала свежая вода и омывала икринки.

Наконец из икринок выклевываются личинки с огромными желточными мешками. Первые дни маленькие колюшки почти не двигаются. Неудобно ведь плавать с таким мешком! Захочет малыш повернуть направо, а вместо этого течение перевернет его через голову и понесет совсем в другую сторону.

Такого неуклюжего пловца всякий обидит!

Но колюшка — отец не выпускает из гнезда этих беспомощных детенышей. Только попробуют выплыть, сейчас же загоняет обратно: не время еще таким младенцам выходить на прогулку. Сидите дома, малыши, да питайтесь своим желтком.

К тому же времени, когда у личинок истощится запас желтка, они подрастут, превратятся в стройных молодых колюшек и расплывутся.

Домик из воздуха

Маленькая рыбка макропод также заботливо охраняет свое потомство.

Макропод — обитатель жарких стран. Водится он в реках Африки, Южного Китая, Индо — Китая.

Часто живет в канавах рисовых полей. Уже около ста лет, как завезли его в Европу, но у нас макропода увидишь только в аквариумах.

Это очень интересная рыбка. Приспособилась она жить в теплой стоячей или медленно текущей воде, где так мало кислорода, что другая рыба там задыхается.

А макропод живет.

У него развился особый наджаберный орган. Он соединен с жаберной полостью, где разветвляется масса складок слизистой оболочки. Они изгибаются так причудливо, что напоминают лабиринт. Вот почему рыб, у которых есть такой орган, назвали лабиринтовыми.

Захватывая воздух, макропод катает его во рту, при этом обогащает кислородом воду, которая соприкасается с этим воздушным шариком, и гонит эту воду в лабиринт. Здесь тысячи мельчайших кровеносных сосудиков забирают кислород из воды и разносят его по телу рыбки.

Как же развивается икра у макроподов? Ведь икринкам очень нужен кислород. В теплой стоячей воде они жить не могут, задохнутся.

Что же делать?

И макропод мастерит гнездо для своей икры из самого необычайного строительного материала — из воздуха, из крошечных воздушных пузырьков, прозрачные стенки которых состоят из слюны рыбки.

Когда наступает пора икрометания, самец макропод начинает забирать очень много воздуха, гораздо больше, чем обычно. То и дело высовывается из воды его мордочка, шлепнет губами — и обратно.

Запасшись воздухом, рыбка уходит вниз и выпускает его. Освобожденный, устремляется он кверху маленькими пузырьками. За первым пузырьком уже спешит второй, третий, четвертый… Сколько их! Без счета!

Строительство идет вовсю!

Вскоре на поверхности воды появляется серебристая пена из нескольких слоев пузыречков. Эта пенная шапка светится, переливается разными цветами в солнечных лучах.

Вот и готово гнездо из воздуха! Теперь самочке остается заполнить его икрой.

Я познакомилась с парочкой макроподов как раз в то время, когда значительная часть поверхности маленького аквариума была покрыта пеной из многих слоев этих пузыречков. Строительство воздушного гнезда, видимо, было закончено.

Сам «работничек», нарядный, расцвеченный яркокрасными и изумрудными полосками, плавал под своим сооружением, выражая заметное беспокойство. Он то и дело подплывал к самочке, как бы приглашая ее к гнезду.

А маленькая самочка стояла неподвижно в уголке аквариума, и казалось, — вид у нее виноватый, будто она извиняется, что не готова еще у нее икра, не дозрела, поторопился строитель с гнездом.

Мне рассказали, что нередко в аквариуме можно наблюдать и другую картину.

Воздушный домик еще не выстроен, а самочка начинает проявлять большое беспокойство. Она суетливо плавает по аквариуму, начинает гоняться за самцом и сильно толкает его в бок носом.

Это можно понять так: «Икра у меня готова. Где же гнездо? Что ты, заснул, что ли? А ну, поторапливайся!»

Однако чаще дело обходится спокойнее: гнездо бывает закончено как раз во — время.

И тогда самец загоняет самочку под гнездо, она переворачивается брюшком кверху и выпускает струйку икры.

Вот ведь как ловко! Икринки попадают прямо в гнездо, между пузырьками воздуха. Здесь-то уж икре будет достаточно кислорода. Это как раз то, что так необходимо икринкам. Ведь в каждой началась жизнь, развивается зародыш, он и дышит.

Если какая-нибудь икринка не попадет в гнездышко из пены, макропод — самец тотчас же ее подхватывает и водворяет на место.

Кажется, всё в порядке. Теперь маленький строитель, так же как и колюшка, остается охранять зыбкое свое сооружение и его обитателей.

В аквариуме это не такое уж сложное дело: тут нет врагов, которые захотели бы полакомиться икрой, нет ветра, который может сбить в кучу пузырьки или, напротив, разорвать легкую пену.

Главная забота здесь — «ремонтировать» постройку, заменять лопнувшие пузырьки воздуха новыми.

Другое дело — где-нибудь в южной реке. Там зевать не приходится!

Не успел макропод отогнать какого-нибудь хищника, — новая напасть.

Налетел ветер, дрогнула вода, качнулся легкий домик, и все икринки сбились в кучу. И пузырьки воздуха переместились; в одном месте их много, а в другом почти вовсе нет.

Снова надо наводить порядок. Тут наш сторож превращается в своеобразного «коменданта дома».

Надо расселить жильцов, чтобы всем было свободно и удобно.

Снова осторожно распределяет он, как нужно, икру и пузырьки воздуха.

В домике наступает, наконец, пора великих событий. Икры уже нет, зато появились крошечные личинки. Их почти не заметно, — такие они прозрачные. Но заботливый отец хорошо их видит и попрежнему не спускает с них глаз, пока они не подрастут и не окрепнут.

Ведь врагов у личинок видимо — невидимо. И даже в аквариуме, где плавает только парочка макроподов, малышам грозит опасность от самки; поэтому аквариумисты ее обычно отсаживают после икрометания в другой аквариум.