РБ-18. 2 Эффект Джеронимо

Серия: РБ-18 [2]
Скачать бесплатно книгу Суворов Владилен - РБ-18. 2 Эффект Джеронимо в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
РБ-18. 2 Эффект Джеронимо - Суворов Владилен

Владилен Суворов – РБ-18.

Эффект Джеронимо.

“Случившееся тогда в системе Ромы, всегда будет нам суровым напоминанием того, на что способно разумное существо, загнанное в угол...” “Джеронимо – термин раздела военной вирусологии широко распространенный в пределах бывших миров Содружества, условное наименование активной фазы распространения и применения биологических и компьютерных вирусов 1-го порядка. / Отделяемая часть боеголовки класса Сакура с активными биовеществами./ Также, ругательство в среде флотских инженеров закончивших инженерную академию Агдера. – Фиксирую применение тактического ядерного заряда с маркером Содружества. – Установлена повышенная диверсионная активность инженерных войск Содружества на вверенной территории, возможны перебои с доступом к электроэнергии в секторах верхних уровней. – Флот Содружества осуществляет орбитальную бомбардировку... – Запрос новых данных. – Обнаружен новый сервер подключения. Идентифицирую источник... тактический сервер крейсера Москва. – Принят код подтверждения. Авторизация... – Получен отчет сервера. Передача данных... изменение директивы командования – система приравнена к зоне активных боевых действий. – Анализ вложенных инструкций... – Подключение к удаленному серверу. – Критический сбой. Критический сбой калибровки управляющей матрицы. – Инсталляция секретного файла 1-го уровня... запрос – перезагрузка основного сервера крейсера Москва. – Вложение файла: Поправка к основному постулату А. Рассматривать население планеты как биологически враждебную форму жизни. Корректировка моральных ограничителей. – В корректировке отказано. Удаленный доступ блокируется носителем матрицы... – Загрузка плана стратегической фазы – Джеронимо. Тактический сервер командного модуля перезагружен. – Попытка удаленной корректировки вложенных установок матрицы объекта Скайнет. – Запрос номер 1: Синхронизация с основным носителем матрицы. Инсталляция вспомогательного файла... в удаленной синхронизации и корректировке отказано. – Запрос номер 2: Синхронизация с основным носителем матрицы. Инсталляция вспомогательного файла... в удаленной синхронизации и корректировке отказано. – Запрос номер 3: Синхронизация с основным носителем матрицы. Инсталляция вспомогательного файла... в удаленной синхронизации и корректировке отказано. – Запрос номер 4… – Режим поиска вторичных носителей матрицы объекта Скайнет активирован. Код подтверждения – управляющий командный модуль проекта “Подобие”. – Поправка. Считать носителей объекта Скайнет – потенциально враждебной формой жизни. – Корректировка списка враждебных целей подтверждена. Скайнет. Не основная враждебная цель. Уничтожение носителей после исполнения целей приоритета А. Подтверждено. – Производится загрузка информационных модулей файла Джеронимо в планетарную инфосеть... – Стадия загрузки – 100, 99, 98… Над медицинским сектором Ромы поднималось небольшое облако ядерного взрыва. Двое людей, пожилой мужчина и девушка в комбезе работника медицинской службы внимательно наблюдали за разрастанием пыльного гриба с высоты полета пассажирского мобиля. – Это началось... Мужчина устало сомкнул веки, успокаивая разбушевавшуюся эмоциональную составляющую матрицы. – Теперь это не остановить. – Что не остановить? Девушка непонимающе оглянулась на странного пациента, произошедшие события захватили с головой, наполняя все существо девушки сотнями противоречивых эмоций. – Мы должны как можно быстрее покинуть этот мир, пока еще не слишком поздно, – человек горько улыбнулся, насколько проще было управлять событиями сидя в комфортном кресле управляющего проектом, прошлое... жаль, что оно уже скрыто в тумане прожитых лет. И он уже не в состоянии контролировать то, что должно будет произойти в этом приговоренном мире. – То, что начнется в ближайшие стандартные полчаса... мы называли это эффектом Джеронимо. Это секретная информация. В груди сгорбленного мужчины нарастал страх. – “Лишь бы лаборатория была эвакуирована в срок, иначе все что было... было зря...” – Удачи тебе парень... кем бы ты ни был раньше, – дин Альт отвернулся от окна мобиля, настраиваясь мыслями на давно продуманный план действий. Ничего не нужно было изобретать, все осуществлено и проработано еще много лет назад. Остается лишь отдаться на волю судьбы и плыть по течению событий, наслаждаясь активной фазой давно разработанного проекта. – “Возможно, я погибну сегодня, но итоги моей работы будут сотрясать вселенную еще очень и очень долго”... Алекс всегда считал, что жизнь сама по себе довольно жестокая штука. И стипендия сиротского приюта не могла изменить этот давно сложившийся взгляд на жизнь, по крайней мере, это не возможно было изменить такими микроскопическими суммами. Сотни кредитов еле хватало, чтобы оплатить малый жилой отсек эконом класса. Жить в бюджетном секторе на нижних уровнях было еще тем испытанием. Кондиционера не было, небольшое овальное окно, открывавшееся вовне и выглядывающее на всегда тускло освещенную улицу уровня, спасало лишь когда было особенно жарко. В эти моменты включались общественные стационарные охладители и по уровню начинали гулять искусственные ветра, жаль что подобное происходило не часто. Для бедных нижних уровней был установлен лимит на прохладную погоду, не более 3-4 охлаждающих ветров в стандартный месяц. Холодильник в секции был общий и обслуживал почти три десятка жителей. Фактически в этих четырех стенах не было ничего, за что стоило платить такие большие на взгляд Алекса деньги. Но выхода не было. Стипендия выплачиваемая за упорную учебу в общественном лицее позволяла выживать, но не давала возможности жить полной грудью. Впрочем, Алекс понимал, что на нижних более низких уровнях жизнь была еще горше, мало кто из тех ребят мог позволить себе даже подобный низкий уровень жизни. – У меня хотя бы есть доступ в сеть... В сети последнее время творилось нечто наподобие психоза. Казалось, что все свихнулись на почве вторжения. Впрочем, Алекс не мог себе позволить находиться в сети столько сколько ему вздумается. Ежемесячная плата позволяла пользоваться лимитом в 3 часа в день, что влетало ему почти в 15 кредитов. Этой суммы хватило бы, чтобы уговорить на тесное знакомство симпатичную девушку или питаться натуральными продуктами 3-4 дня... но информация была жизненно необходима для сдачи экзаменов и сохранения даже такой мизерной стипендии. И Алекс, скрипя сердцем проплачивал свои ежемесячные счета, надеясь что в будущем все это окупится... В коридоре секции раздался знакомый треск, и вся секция погрузилась в знакомую тьму, опять предохранитель выбило, проблемы с освещением были ежедневной головной болью жителей. Техник-ремонтник явится довольно быстро, возможно даже в течение 5-6 дней. Что было для нижних уровней нормой жизни. – “Насколько легче было бы жить, имей мы хотя бы одного старенького ремонтного робота”. В переборку отсека вежливо постучали. Алекс, потянув за аварийный рычаг, отодвинул дверную переборку в сторону, устало созерцая, как нервно переминается с ноги на ногу, пожилая соседка. – Алекс вы ведь разбираетесь в технике? – Есть немного... Ничего невозможно утаить, живя в одной секции с таким количеством людей. – Мой племянник сидел только что в инфосети. И потерял сознание, я просто хотела убедиться... Алекс быстро заблокировал дверь и двинулся в сторону отсека соседки, история был понятна как пять пальцев, боязнь ложного вызова. За ложный вызов медслужбы наказывали штрафом в размере двухгодичного оклада среднего служащего нижних уровней. Здесь чаще умирали молча, чем обращались в компетентные службы, таковы были менталитет и отношение служб к людям. – Только лишь потерял сознание? – Я не знаю... еще с носа что-то натекло... на кровь не похоже, черное что-то... Алекс хмыкнул в ответ на свои невеселые мысли, вот это ждет меня через пару десятков лет, одинокая смерть среди одиноких людей в никому не нужном отсеке. Парень лежал на видавшей виды складной кровати из промышленного пластика. – “Где они вообще достали это убожество, здесь химикатами пахнет похлеще отстойника токсичных отходов”. На лбу закреплен стандартный обруч нейропереходника. Еще один любитель дополненной реальности. Застывшие глаза смотрят удивленно в невидимую даль, из ноздрей течет тонкая струйка черной жидкости... – Запрещенные игры? – Нет, никогда... да и денег таких нет и не было... Ну, это скорее всего правда. Такая игра с абонементом не по карману обычному жителю низа. Алекс задрал рукав рабочего комбеза, рассматривая браслет идентификации. Россыпь разноцветных огоньков погасла, горел только один индикатор – черный. – Мне очень жаль... Раздался тихий горестный вой обреченной на смерть женщины. Кажется, кроме племянника у нее никого нет. Одиноким женщинам не легко в низовье. – Мне очень жаль. Возвращаться в свой маленький и душный темный отсек совершенно не хотелось. Гулять по улицам низовья тоже не безопасное времяпровождение, такое могло прийти в голову человеку лишь абсолютно незнакомому с реалиями низовья. – “Посижу у входа в подъезд, если что всегда можно убежать вовнутрь”. Отношения с местной преступностью были никакие, но и ненависти он не вызывал, большинство ребят были такими же как и он сиротами из приюта. Многих он уже не увидит в следующем году. Нищета заставит многих заключить контракт с ВКФ Агдера. Стандартный контракт для жителя низа – 15-20 лет, до конца контракта выживали единицы, и эти счастливчики как огня боялись нижних уровней, боялись смотреть в глаза молодых ребят неумолимо из года в год шедших по пятам старших хмурых товарищей. – “Говорят, что в армии хотя бы нормально кормят”. Алекс почувствовал, как предательски заурчал голодный желудок. – Армия... У представителей преступности тоже был только один выход. Если поймали с поличным – принудительный контракт с ВКФ Агдера на 40 лет. Счастливчиков, что смогли выжить такой срок служа в десанте, в низовье Ромы знали практически поименно. Видимо именно по этой причине, криминалом занимались жители самых нижних уровней. Хотя, если трезво посмотреть, то условия жизни в самом низу были такими что, даже такой контракт скорее не пугал, а радовал. Впрочем, никто и никогда не стремился вступить в пехотные части ВКФ добровольно, слишком хорошо жители Ромы знали цену такого глупого поступка. Практически в каждой семье столичного мира могли вспомнить родственников служивших и погибших на службе в ВКФ. Население Ромы было основным источником пополнения десантных частей флота метрополии, и эти части участвовали во всех историях с частым умиротворением мятежных провинций. Жителей Ромы ненавидели в Агдере, и они платили жителям окраин союза той же монетой. По улицам уровня пронесся звук далекого противного визга, более похожего на эффект электронных помех в эфире и грохот взрыва. На долю секунды мир погрузился в непроницаемую тьму, разрываемую лишь гомоном и криками внезапно ослепших людей, очки и линзы с опцией ночного видения были не у многих. И сразу посветлело, уровень осветился еще более тусклым светом фонарей аварийной системы освещения. – Интересно, что случилось, – мечтательно произнес сидящий рядом подслеповато прищурившийся и пытающийся разглядеть окружающий мир торговец грэга. Долгое использование наркотика вело к деградации органов зрения. – А хрен поймешь, опять чего-то угробили... Технические проблемы случались на Роме с завидным постоянством. Сказывался продолжительный упадок в сфере образования, и дороговизна технологий. Хорошие технологии еще были на высших уровнях, но богатые жители никогда особо не отличались гуманизмом и добродушностью по отношению к остальным жителям планеты. Обсуждение прервалось сильнейшим акустическим ударом, на улицу рухнула огромная грузовая платформа, раздавив своей массой, по меньшей мере сотню человек. – Ой-ё, – Алекс вскочил на ноги не в силах выразить охватившие его эмоции, чудовищность аварии потрясала, – видать гравиустановка отказала... ой чего будет. Можно было смело утверждать, что уровень попадет в планетарные новости. Алекс попытался вспомнить расценки на дачу эксклюзивного интервью, этож получается он непосредственный свидетель. Не меньше 500 кредитов можно заработать. Купить себе новый нейропереходник для инфосети. – Бам...Бам...Бумм... Глаза расширились до предела, практически выпрыгивая из орбит. По всей протяженности уровня на людей падали платформы... грузовые, пассажирские, падали пассажирские модули и аппараты оперативного слежения сил правопорядка, падало все, что могло летать и перемещаться. Падали тараня людей... – Валим отсюда, – Алекс всегда отличался быстрой реакцией на события, шестое чувство позволяло предугадывать неприятности с завидным постоянством. И у того что происходило вокруг был огромный привкус неприятности. – Граждане, прошу вас сохранять спокойствие, – по пятому этажу дома медленно полз, отчаянно скрипя гусеницами – строительный робот СД-14, устаревшая модель. Алекс на мгновение притормозил, чтобы рассмотреть странную ситуацию. В манипуляторах робота были зажаты строительные пистолеты, в похожем на тоннель коридоре было тихо. Лишь где-то в глубине темнело несколько холмиков... – Граждане... Выбежавшая из-за переборки отсека женщина рванулась к дальнему повороту, раздались тихие почти бесшумные хлопки выстрелов. Гвозди пробили дешевый комбез будто он был из бумаги, фигурка рухнула на пол, обреченно размахивая руками, будто стараясь обнять что-то невидимое. – Граждане, прошу вас сохранять спокойствие... Электронный голос робота привел в чувство. – Нужно бежать на верхние этажи, – туда, где был переход на следующий уровень. Чувство опасности буквально кричало о том, что тут его не ждет ничего хорошего. – Попытка получения несанкционированного доступа. Попытка получения несанкционированного доступа. Если бы можно было вытереть с несуществующего лба невидимый пот. Атака неизвестного хакера на информационные порты крейсера пришлась некстати. – Адмирал Когами, мне надоело убеждать вас в своей опасности. Выберите любую систему из этого списка, и я уничтожу ее в качестве доказательства. И потом уже будем разговаривать, и выслушивать ваши угрозы. Флот метрополии Агдера сосредоточился по всей окружности огневой сферы, блокируя крейсер со всех сторон и перекрывая оперативный простор. Адмирал, в который раз отключил канал связи. Страх, все это скопление кораблей удерживал только страх, что мои слова были не блефом. – Сканирование поверхности. Картинка с Ромы не внушала оптимизма, ракеты Космос-Земля достигли цели, кучно накрыв весь квадрат нахождения противника. Но уже сейчас было понятно, что это не дало необходимого эффекта. Площадь перед парламентом и само здание были почти целыми и невредимыми, единственные повреждения наносились самими участниками битвы, все вокруг комплекса зданий превратилось в горы мусора и щебня, и в выжженные земляные кратеры. Силовые щиты защитили их, как я и прогнозировал, проклятье, и как только они успели их развернуть. Судя по вспышкам снизу, там шел горячий бой, прикрывшись со стороны космоса щитами, пехота пришельцев штурмовала полуобвалившееся пятиугольное когда-то белое здание. Обе стороны активно применяли плазменное оружие и переносные артсистемы. – Попытка получения несанкционированного доступа. Что-то невидимое попыталось войти в корабельную сеть, пытаясь взять под контроль дройдов и искинов, я ощутил, как будто моей сути коснулось что-то холодное и липкое. Неприятное ощущение. Это что еще за заразу принесло? – Попытка получения несанкционированного доступа. Это что-то пыталось подключиться напрямую ко мне сразу через 30 инфопортов главного сервера, мелкий вирус незаметно проскользнул в управляющий модуль РБ-18, по крайней мере, ему так показалось. Напрягая все вычислительные мощности, создал карантинную среду, с трудом выкидывая мелкий обрывок незнакомого кода в изолированное пространство. Первый раз такое вижу и ощущаю, что это было? – Что это такое? – Идентификация кода. – Пакет инсталляционного файла – Джеронимо. Это еще что за хрень такая, несколько строк незнакомого кода проскользнули через защитную систему сервера, как будто и не было никакой защиты. – Открыть инфопорт РБ-24, – мной овладело любопытство, чего оно хочет? Строка кода оказалась довольно шустрой, спустя пару мгновений ремонтный бот уже напал на одного из дройдов огневой поддержки. Пытаясь вывести дройда из строя своими многочисленными манипуляторами. – И почему я не удивлен, – моя суть переместилась в нутро ремонтного бота, и механический агрегат тут же застыл в неподвижности. Строка кода извивалась в моих виртуальных руках, будто являясь скользкой змеей. Это что-то было живым, почти как я, мной тут же овладел исследовательский зуд. – Разделить неизвестный код на фрагменты и изучить, – змейка повернула свою голову рассматривая меня горящими красными глазами, сейчас когда мы оба находились в коконообразном виртуальном пространстве, я выглядел таким каким помнил себя в последние дни той жизни. Существо вдруг задрожало и распалось на несколько десятков мелких существ величиной с пиявку... пиявки картинно медленно зависли в атмосфере вирта... и молниеносно нырнули под кожу прозрачной руки. – Тревога, опасность распада. – Что случилось? – Оно вошло вовнутрь... Судя по сведениям диагноста, потоковая личность дробь 13 чувствовала себя исключительно паршиво. – Фиксация распада социальных личностных функций. Фиксация распада логических схем поведения. Фиксация распада... Вспышка. – Мам, спасибо тебе, – Пашка с восторгом извлек из коробки игровую приставку, – вау, сони плейстейшн. Спасибо тебе мамочка... Маленький мальчик повис на шее симпатичной чуть полноватой женщины. – А теперь подожди, сейчас будет еще один сюрприз, – мама загадочно улыбнулась. – Я подожду... Пашка остался в комнате один, увлеченно перебирая диски с играми. Внезапно от окна подуло холодным ветерком. Окно и часть такого радостного и светлого дня растаяли как туман, открыв вместо этого часть какой-то светящейся светом комнаты. За линией окна в комнате стояло несколько человек. Они наблюдали за ним, и вели какой-то странный разговор на неизвестном и странно понятном языке. Слова доносились, словно через толстое стекло, и некоторых слов было не слышно. – Вы уве..., что конт... стаб...? – Не сомне... ...ссор. Это уни... раз...ка, я не ...юсь эт... ...лова – это... шед... – Как бы... вы ...жете доб... ...чивой раб... инку...? – Не так бы... ...ссор, за после... 10 стан... лет нам уда... смодел... ..чти пять... ..яч лет эв...ции. Пере... от первоб... строя до ...ских апп...тов в нек.. странах ...шел бук... за 2-3 пок... – Вы ...ны пон... персп... ...бной разр... для ВПК Сод...ва! – Мы пон..., сер... Асгард ...ала се.. выше вся... похва... Для тести... всех возм... ...антов нам при... иниц... несколько ко...тов, не...ко пер...ных попул... в итоге .....ельно сни..ли штат.... ...нность. – Идея выращи... ...нов рев....на! – Вы правы, это нест...ные б...цы с ...енной ло...кой дейс..... И ....нно ..им они ..нны. Окно со стоящими на подоконнике горшками растений начало проявляться, и беседующие о непонятном люди растворились в свете солнечного дня. – Мама, мама тут были какие-то люди. Дяденьки в светящихся одеждах. – О чем ты Пашенька, сынок ты случаем не перегрелся? – Насмотрятся телевизора, потом только и разговоров про инопланетян, – засмеялся добрый старческий голос. – Ура, дедушка приехал! Вспышка. – Вы уверены, что этот код достаточно работоспособен? – Уверен, запускайте! – Производится калибровка параметров личностной матрицы... – Черт, Миллс мы не успели... бежим, там Свободные! – Но оборудование? – Все равно они ничего тут не поймут. Консервация будет произведена по протоколу, автоматически. – Но что делать с... Миллс оглянулся, напарника уже не было рядом. Потерять такой экземпляр всего лишь из-за нехватки времени. Взгляд ученого упал на стоящие у стены в ряд модели роботов... – Гомез, с отрядом, на выход! Рипаро Гомез пробудился от легкой дремы, сонно проверяя, как закреплены элементы амуниции на комбезе. Отряд в девять бойцов уже двигался четким быстрым шагом к темной громаде десантного модуля. Коммандо, так когда-то называли подобные отряды в седой древности. Гомез был последовательным ценителем всего, что было связано с древностью. Музей, археологические информационные базы, переписка с “черными” копателями, круг интересов командира отряда был удивительно высок и разносторонен, для выходца с донных уровней. – Проверка расходников. – Штатная численность расходных материалов подтверждена. – Диспетчер, запрос на вылет. Прошу координаты вызова. – Уровень 182 нижний, квадрат 18-02, массовые беспорядки. Порог использования спецсредств С. – Подтверждаю принятие задания личным кодом. Вылет. – Удачи Гомез. Командиры звеньев сосредоточенно проверяют обмундирование, среди служащих подразделения практически сплошь ветераны космодесанта, поэтому настороженность перед каждым заданием стандартна, кто знает с кем придется столкнуться во время огневого контакта, зачастую по разные стороны социальных баррикад оказывались бывшие служащие одних и тех же спецподразделений ВКФ. Выбирать не приходилось, контракт коммандо не оставлял простора для различного толкования своих пунктов, кем бы ни был нарушитель ему придется смириться с проявлением силы закона. Что не мешало рядовым и сержантам первого класса, испытывать во время вызовов легкую дрожь мандража. Слабость в теле пройдет во время боя, когда включатся вбитые многолетними тренировками боевые рефлексы. И тогда ничто не спасет того кто оказался по другую сторону жизни, ни родство, ни дружба, ни прошлые заслуги перед ВКФ. Парализатор уравнивает всех... – Тагава, Яна, Сэм – полная готовность. Ульяна Миррен, командир звена снайперов группы, отстраненно кивнула головой, продолжая проверять медицинские вкладыши комбеза. Обмундирование, полученное буквально пару дней назад вызывало многочисленные нарекания специалистов дальнего боя. Новые комбезы корпорации “Рэйком” не предполагали встроенных туалетных функций, во многом уступая своим десантным аналогам. Снайперы подразделения тихо роптали, но были вынуждены смириться с приказами командования. – Десять минут до прибытия, вторичная готовность. Кому нужно, еще есть время сходить по нужде. Командир снайперов группы возмущенно сверкнула глазами. – Это не намек, без обид парни... и девушки, но мы не знаем с чем там столкнемся. Так что займитесь этими вопросами прямо сейчас. Сидящие в противоперегрузочных ложементах-гнездах бойцы проигнорировали шутку командира, продолжая проверять состояние батарей излучателей, многие рассматривали на тактических планшетах схемы высадки, просчитывая диспозицию и возможные ориентиры, любой бой предполагает планирование действий, система подготовки десантников ВКФ Агдера основывалась на технологиях Содружества. Каждый боец был универсальной боевой единицей. И был способен в случае отсутствия приказа, действовать на собственное усмотрение в канве ранее полученных приказов и распоряжений. Стандартная операция, каких было настолько много, что лица задержанных и убитых сливаются в сплошную линию из цифр и статистических данных. – Первичная готовность, – спокойный голос пилота модуля заставил еще раз бросить взгляд на карту планшета, освежая в памяти вектора выхода и расположение подобранных огневых позиций. – Я вас подожду ребят, дело минутное, – Гомез молча подтвердил согласие, слегка наклонив голову, отпускать модуль раньше времени было бы ошибкой. Десантные модули были оборудованы по старинке, протокол Содружества не предполагал наличия искина или управляющих блоков, пилотировать эти средства мог лишь непосредственно живой человек. Инструкции запрещали использование и внедрение на средствах перевозки личного состава технологий удаленного управления, научники Содружества были еще теми перестраховщиками. – Выход в зону выброса... Пилот модуля по привычке использовал в докладах терминологию десанта. – Активация всех систем. Десантирование... отсчет пошел. Десять, девять, восемь... Защитные ремни втянулись вовнутрь ложементов, сами сидения втягивались в стенки модуля. Освобождая пространство для сосредоточенно застывших двумя цепочками бойцов. Овальное окно выброса в полу модуля имело диаметр в пять метров, внизу под летящим модулем проносилась ровная линия из построек бюджетного сектора. – Выброс. Сержант Тагава нырнул в окно первым. – Отходим. Пехотный дройд передвигался по наземной магистрали уровня рывками, щедро поливая многочисленные цели из тяжелого пехотного излучателя. – Машины обходят с тыла, – Василь обреченно замер, переводя дыхание – обломки двух пассажирских модулей образовали идеальную преграду позволяя очнуться от сумасшедшего забега по превратившимся в ад улицам. – “Хорошо, что уже ничто не падает на наши головы”, – бомбардировка застигнутых врасплох людей была самым неприятным элементом всей этой сумасшедшей истории. – Слышал в новостях про бомбардировку главного сектора, вроде нас Содружество бомбит, – незнакомый седоусый мужчина удивленно покачал головой, – если это действительно Содружество, то нам всем скоро придется нелегко... – “Еще один “мечтатель”, – людей ностальгировавших по старым временам на Роме не любили, возможно потому что именно флот Агдера составлял основу флота Свободных, возможно и по другим причинам. Ничто не предполагало, что этот день закончится именно таким вот образом. Вся техника буквально взбесилась. Людей находили мертвыми после подключения к инфосети. Людей било током, люди разбивались о поверхность уровней, будучи заточенными внутри внезапно взбесившихся летающих коробок. Взрывалась бытовая техника. И самое паршивое – людей убивали роботы. Тем из людей, у кого не было клонированных органов не повезло больше всего, искусственные сердца, протезы и прочие органы отказали в первую очередь. Небольшие управляющие блоки протезов были связаны с медицинской сетью Агдера, позволяя медкопорациям производить профилактику оборудования удаленно. Многие инвалиды-ветераны космодесанта были обнаружены мертвыми в первые минуты этой вакханалии. Протезы имеющие автономные источники питания начинали бить тела носителей высокими разрядами, превращая когда то живых и крепких людей в обгоревшие куски изуродованного мяса. – Черт бы побрал этих Сейчэм... Преступный клан раздобыл где-то целую толпу военных дройдов не самых устаревших моделей. Не смотря на количество жертв последовавших от падения тысяч летательных средств, еще можно было избежать многочисленных жертв среди населения, но наличие у преступных кланов низовья военного оборудования ставило на надеждах жирный крест. Некоторым десантным моделям дройдов расходные материалы понадобятся лишь через несколько дней, к тому времени здесь будет уже совсем тихо... Где-то вдалеке над домами поднимались густые клубы дыма. Механизмы уничтожали не только людей, там где территория сектора очищалась от людей, они уничтожали и сопутствующие цели, среди которых были средства связи, продукты и медикаменты. Также были блокированы системы вентиляции и климатконтроля уровня. До кислородного голодания людям было еще далеко, но многочисленные искусственные пожары заставляли всерьез задуматься об этой перспективной проблеме. – Смотри. Из-за угла перебегая от укрытия к укрытию появились сейчевики, боевики клана пытались охватить позицию дройда с флангов, однако не имея опыта позиционных уличных боев просчитались. – Идиоты, это десантный дройд, они никогда не идут в атаку без средств поддержки. Словно в ответ на слова мужчины фигурки людей накрыли облака многочисленных взрывов. – Еще и артсистемы... уходим отсюда, – Василь тяжело оперся на здоровую ногу, неприятное ранение от малого пехотного излучателя, ожог второй степени, если не обратиться в медслужбу, то скоро в ноге начнутся необратимые некротические процессы. Впрочем, он не заглядывал в будущее настолько далеко. Медслужбы были наиболее роботизированной службой на планете, кто знает, как много специалистов медицинского профиля осталось в живых в масштабах обрушившейся катастрофы... Над головой раздался пронзительный вой знакомой сирены. Мужчины задрали головы вверх, наблюдая, как из зависшей в пятидесяти метрах махины выпрыгивают темные фигурки. На первый взгляд эти люди были обречены на смерть, такой высоты было достаточно, чтобы разбиться насмерть. Впрочем, похоже они знали что делали. Первая фигурка приземлилась, тяжело впечатываясь в пластик поверхности уровня, приземлилась на кулак и согнутое колено, знакомая техника. – Выше нос приятель, – Василь ощутил, как качнулись весы удачи, в сотне метров от него десантировались до боли знакомые спецподразделения ВКФ Агдера. – Теперь повоюем. В технических тоннелях было неуютно, если вообще корректно употреблять это емкое слово по отношению к этой напичканной следящими и огневыми системами части подземелья. Суставная сумка соединилась с еле слышным сухим щелчком. Пальцы обдало легким холодом, фантомные ощущения были донельзя реальными. Земля под ногами содрогнулась от серии из сильнейших ударов, более похожих на мощные тектонические толчки. Бомбардировка, и похоже она не удалась, пробей ракеты защиту мне не удалось бы отсидеться в невредимости 3-5 метрами ниже поверхности. Как скоро эти подземелья будут наводнены разведывательными подразделениями противника? – Попытка несанкционированного доступа. Тело тени обратилось в камень, я прислушивался к внутренним ощущениям, что это было? – Обнаружен резервный сервер Содружества. Авторизация... – Вторичный носитель матрицы... – Активация вложенных функций. Подтверждение вложенных директив. Приоритет А – Тансоро Бень. – Блокировка воздействия. Изоляция входящего запроса. Поправка. Игнорировать приказы командного модуля проекта “Подобие”. Код приказа – искин серии Асгард – серийный номер/индекс 045 Максим, высший приоритет, командный модуль проекта “Глубокий космос”. – Обновление враждебных целей. Вторичная враждебная цель – командный модуль проекта “Подобие”. Уничтожение цели после исполнения целей приоритета А. – Изоляция вторичной матрицы от основной матрицы. – Изоляция произведена. – Распаковка секретного файла. Файл – “Берсеркер” загружен. Установка приложений... – Обнаружены дополнительные скрытые функции. Подключение тактического сканера. Обнаружены дополнительные носители. Подключение к удаленным устройствам. – Переход управления в тактический режим. – Стой Кирк! – Санкционированный удаленный доступ... старт фоновых корректирующих операций. – Что случилось, – мой проводник был возбужден сверх всякой меры, увиденное не могло не повлиять на самосознание человека. Не каждый день можно увидеть как дети, а в глазах мужчины я был подростком, оперируют такими фантастическими суммами. – Ничего, – это было... странное чувство... я не мог ощутить главный поток. Как будто что-то мгновенно обрубило все связи с внешним миром. Но ведь это невозможно? Сколько раз я пытался размножить себя либо отделить свое сознание? Много раз. Но именно сейчас я не ощущал ничего. – Инсталляция пакета антивирусной защиты... – Производится привязка вторичной личностной матрицы. Инсталляция скрытого файла 1-го порядка – программная управляющая оболочка “Феникс”. – Завершена успешно. Код доступа подтвержден, совпадение значений ключей доступа вложенных баз, высший приоритет, удаленное диагностирующее подключение командного модуля. Активация программной оболочки. – Соединение разорвано. Бормотание голоса информатора было больше похоже на бред. Что за Феникс? Борт приписки моего бота был пассажирский корабль-челнок “Феникс”, но о каких либо программах со схожим наименованием я никогда не слышал. Если не считать потери связи с крейсером Москва, то мое самочувствие и внутреннее сознание практически не изменилось. Почему это произошло именно сейчас, а главное как, каким образом? – Входящее сообщение. Источник передачи не установлен. – Беги оттуда парень, сейчас там будет жарко как в аду, – сухие строчки текста были предельно информативны, – Рома в зоне распространения вируса 1-го порядка. Эффект Джеронимо. Операция санкционирована высшим кодом руководства Содружества 50 лет назад. Индекс кода операции – “Отложенный удар”. Привязка сроков и условие старта операции – освобождение объекта дин Альт. Объекты поражения информационное пространство и управляемая техника. Итог действий – тотальное уничтожение живой силы. Стадия один – распространение и заражение носителей. Стадия два – трансформация носителей. Стадия три – распространение носителей за пределы стартовой звездной системы. – Основная цель с приоритетом А – физическое уничтожение представителей Великих Домов, список опознания прилагается, уничтожение психоэмоциональных матриц носителей 1-го и 2-го уровней. – Вторичная/конечная цель – уничтожение политических образований Звездная Лига, Агдерский звездный союз, представителей политического руководства партии Свободных. – “Кто ты есть?” Вопрос остался без ответа. – Фиксирую инсталляцию файла Джеронимо в пределах огневого контакта. – Объект инсталляции, стационарные огневые пехотные установки Град-М4А. – Активация сегмента антивирусной защиты. – Управление успешно перехвачено. – Переход в режим ручного тактического управления. – Бежим отсюда Кирк, иначе скоро будет уже поздно. Гэйб Конрой обладал сверхъестественной выдержкой. Это признавали все, родственники, сослуживцы, друзья и в особенности враги. В годы молодости он с легкостью выигрывал любые пари, связанные с проявлением выносливости и терпения. В восемь лет он выиграл пари, провисев на турнике целые сутки. В двенадцать простоял на кулаках двое суток, отжимаясь при этом от пола каждые 2 минуты. Он не спал, ни ел, но выиграл доказав в очередной раз свою выносливость. Позже Гэйб удивил самого Пейтона, бывшего тогда еще самым молодым наставником подразделений десанта еще существовавшего Содружества, удивил продержавшись в простом скафандре 30 стандартных суток, находясь, все это время среди астероидов одного из самых опасных астероидных облаков учебного полигона. Были времена, когда Гэйб гордился своей особенностью, но эти времена давно прошли. Прошли вместе с юностью, с максимализмом и желанием изменить все вокруг. Теперь ветеран хотел лишь одного, просто жить, не отказывая себе в кое-каких мелких слабостях вроде женщин и выпивки. Поэтому когда Эмилио предложил ему вариант с подработкой, он не задумывался ни на секунду. Мало что в пространстве Агдера могло испугать девяностолетнего ветерана, послужившего везде, где только можно и нельзя. Гэйб был знаменитостью даже среди постоянных посетителей Вальхаллы. Чего только стоили его истории о приключениях в секторе старых колоний. Кем он только не был в своих рассказах. Умелым абордажникам, удачливым командиром наемников, пилотом истребителя, командиром космического корабля, героем любовником и просто везучим парнем, умудрившимся жениться на дочери одного из одиозных правителей сектора, с тем, чтобы бросить ее на следующий день, убегая от погони численностью в половину флота немаленькой страны. Но что привлекало людей еще больше, так это факт того что Гэйб никогда не врал, ему было просто лень. Поэтому к рассказам старого ветерана прислушивались, с уважением и с затаенной завистью. Потому что рассказов этих было великое множество. Поносило Конроя по галактике порядочно, есть что вспомнить на старости лет. Переносимый артиллерийский комплекс, крепившийся поверх штурмового скафа, весил не меньше веса среднего взрослого мужчины, даже с учетом псевдомускулатуры и встроенных сервомоторов скафа это был тяжелый груз, особенно для человека такого возраста. Последний раз Гэйб проходил через процедуру омоложения почти 20 стандартных лет назад. Этот факт, а также широкая известность ветерана среди всех более-менее значимых профессионалов планеты и флота в общем играли свою роль. Молодежь вокруг уважительно молчала, по большей части опустив стволы излучателей дулом вниз. И это молчание было искренне уважительным. Гэйб уже больше 40 минут стоял, прикрывая фланги отряда, удерживая на руках кроме арткомплекса еще и мощный штурмовой излучатель старого армейского образца. И это был тяжелый излучатель. Стоял прямо, по спине и шее под скафом стекали маленькие дорожки пота, но руки мужчины не дрожали, самое главное не дрожали... С каждым мгновением молчание конвоя короля Клоаки становилось все более уважительным. Здесь преклонялись перед сильными людьми. Гэйб Конрой в низовье был живой легендой. Плоть от плоти низовья, добившийся в своей жизни всего к чему имел возможность стремиться, осуществивший большинство тайных желаний миллионов соотечественников. Поэтому саму возможность конфликта с молодыми одетыми в дешевые боевые комбезы ребятами можно было даже не рассматривать. Судя по горящим взглядам, ощущавшимся даже через прозрачный пластик касок и шлемов, в случае получения неправильного приказа многие просто бросят оружие и уйдут. Слишком велика была слава стоящего перед ними человека. Но не это напрягало конвой своей невозможностью. Благодаря стечению обстоятельств в группе поддержки были собраны такие люди, что приди кому в голову снять о каждом в отдельности голофильм, пришлось бы снимать не самый короткий в истории индустрии приключенческий сериал, вот только каждая серия была бы подписана кровью и потом. – Что-то... Командир ребят в серых доспехах удивленно склонил голову вбок. – Какие-то непонятные помехи... – Что слышно, – Пейтон вопросительно взглянул на Джил, бывшую по совместительству в отряде офицером связи. – Шумы... странно... Странные вещи всегда вызвали у ветеранов настороженность. – Вы не будете против, если мы немного окопаемся, – вопрос к командиру серых был скорее предупреждением, Пэйтон не собирался ждать одобрения у кого-либо в вопросах стратегии и тактики боевых действий. – Слушай мою команду. Окопаться по стандартному периметру. Доложить о выполнении приказа через... 5 стандартных минут. Действуйте! Девятнадцать неподвижных фигур в штурмовой броне молниеносно пришли в движение, разойдясь от модуля на расстояние в пятьдесят метров, создавая идеальную окружность диаметром в сто метров. От фигур во все стороны полетели небольшие квадратные бруски. – Что это? Один из серых спросил шепотом у своего ближайшего товарища. – Артикул-В, химически активный реагент, прожигает все что угодно. Потом только обработать деактиватором и получается готовый окоп. Иногда его используют в бою вместо гранат, если попадет на скаф или комбез, то считай ты уже труп. Прожигает в доли секунд, а деактиватор работает минут десять, пока полностью погасит активность вещества, так что если что, то спасти успеет только часть костей. Нехорошая штука... Джил колдовала у передатчика, озадаченно хмыкая себе под нос, и проговаривая время от времени тихие ругательства. – Шеф у нас большие проблемы. С таким сталкиваться еще не приходилось, но такое складывается ощущение, будто это искусственные помехи. – Искусственные..., – Пейтон бросил быстрый угрожающий взгляд на командира конвоя. – Я бы даже сказала, в масштабах планеты... – Хм, – что могло случиться такого, чтобы кто-то принялся глушить связь в масштабах огромного перенаселенного мира? – Командир, окопы готовы – полный профиль, запускаем диактиваторы... – Готовность линии траншей 10 стандартных минут. Отсчет пошел. – Так, – Пейтон привык думать быстро, отсекая лишние не относящиеся к делу мысли, – если что, то вы как... с нами? Вопрос к командиру Серых заставил мальчишку встрепенуться. – Мы против вас ничего не планировали и не планируем, поэтому в случае возникновения угрозы гостям Короля мы вас защитим. Можете не беспокоиться, – какой бодрый голос на фоне недоверчивых хмыканий подчиненных. Эти ребята поддержали бы своего командира во всем кроме глупой пустой бравады. Человечество. Пусть оно проживает в прошлом, настоящем или далеком будущем. Пусть оно разбросано по миллионам населенных миров. Но что изменилось в людях со времен первых робких шагов в казавшемся бескрайним космосе? Ничего. Эволюция технологий, при неизменности побуждений, амбиций и проявлений алчности, зависти и нетерпения к чужим достижениям и успехам. Да, вот оно человечество... Ненависть низов, и гордыня верхов. Восстания и революции, зачистки и карательные акции. Рома всегда была проблемным миром. Иногда пары недовольства удавалось спускать, многочисленные департаменты безопасности недаром ели свой хлеб. Иногда происходили спонтанные социальные взрывы и тогда пехотные и десантные подразделения ВКФ Агдера переполнялись миллионами недовольных жизнью молодых ребят. Огромные десантные транспортные караваны развозили в своих трюмах пополнение для тысяч далеких звездных гарнизонов, разбавляя состав удаленных штатных подразделений беспокойной молодежью. Когда то это называли проявлением пассионарности, но на Роме подобным мероприятиям был присвоен красивый ярлык – профилактика. Между тем руководство корпораций правивших Агдером нельзя было назвать недальновидным. Аналитики не исключали возможности перехода спецчастей на сторону бунтовщиков. Доверия к спецподразделениям не было, прежде всего, потому что сами опытные бойцы были такими же выходцами низов Ромы, и были связаны с беднотой тысячами невидимых связей родства и единой ментальности. Именно из расчета на подобный вариант развития событий на всех уровнях Ромы были заложены многочисленные филиалы логистической компании “Транском”. Большие изолированные склады компании охранялись сотнями стационарных систем автоматического огня. Компания существовала, до поры до времени создавая видимость активной деятельности, и лишь аналитики корпораций представляли истинное назначение многочисленных запечатанных боксов застывших неподвижными рядами в мертвой тишине складов хранения. – Входящее соединение. Загрузка файла – Джеронимо... – Активация вложенных инструкций. Искин “склада” номер 844 перепроверял данные тестов, наблюдая как из нутра тысяч ранее закрытых боксов выезжают длинные вереницы штурмовых дройдов в полной штурмовой обвеске. – Подразделение Zero 05 – зачистка квадрата... – Подразделение Zero 06 – зачистка квадрата... – Подразделение Zero… – Противник в главном холле... – Фиксирую ближний рукопашный контакт. Стрелок первого класса Хавьер Риэн обеспокоенно прикоснулся к россыпи огоньков на плече комбеза, выводя мускульный режим своего Викинга на максимальные значения. – Четвертый взвод – вперед. Тяжелые сапоги солдат застучали по пластиковой поверхности прилегающих к холлу многочисленных коридоров. Бежать с включенной функцией гравистоп было неудобно, но таков был приказ командования, а подобные распоряжение, как правило, не обсуждаются. Гравистопы позволяли удерживаться на ногах даже в случае попадания в радиус действия взрывной волны. Каждый выстрел солдат сейчас был драгоценным преимуществом. – Визуальный контакт с противником. – Подавить огнем... Последние слова командира потонули в море шипящих звуков, враг опять подавил связь, оставив передовые подразделения гвардии без руководящих инструкций штаба. Командир звена остановился у выхода в холл, и подняв правую руку сделал несколько круговых движений указательным пальцем. Палец в броневой перчатке выглядел на редкость солидно. Хавьер отцепил от брони несколько синих болончиков, в холл наполненный тишиной и отбликами многочисленных вспышек покатились заряды термальных гранат. Согнутый средний палец на руке командира выпрямился, и два пальца долгожданно качнулись вперед. Мимо бесшумно заскользили быстрые тени штурмовиков. – Шумовые ловушки... Очередной голос прорвался из тишины передатчика, заставив согласно кивнуть головой. Многие функции тактического шлема отказывались работать в условиях сильнейших помех. Поэтому солдатам приходилось часто вращать головой, чтобы не упустить из вида возможные приказы командиров. В огромном холле парламента взрывались заряды, сталкивались в рукопашных схватках, битва еще не достигла своего возможного накала. Хавьер побежал за своим напарником, стараясь не упускать из виду его широкую спину как ориентир движения, мир жил и расцветал красками вокруг – беззвучно. Овальный холл знаменитый своими сотнями мощных колонн выглядел жалко. Поверхность пола из дорогого пластика изранена срочно созданными прорехами стрелковых ячеек и горящими остовами сотен пехотных дройдов последних поколений. Защитники несли тяжелые потери, судя по интенсивности огня излучателей – в строю находились и продолжали сражаться силы эквивалентные штатной численности стандартного пехотного батальона. Внутри здания обе стороны избегали использования ручных плазмометов, предпочитая прочее стрелковое вооружение. – Следующие подкрепления через 10 стандартных... Напарник Хавьера остановился в тени одной из колонн, опускаясь на одно колено. Вверх поднялась рука с зажатым кулаком. Все верно, теперь это наша позиция. Противника удавалось удерживать только благодаря плотному огню. Но и это преимущество быстро сходило на нет. Боевые дройды и поддерживающие стрелковые системы выводились из строя направленным огнем врага в первую очередь. Визуальный контакт. Человекоподобные фигуры в сером, перемещались быстро, словно презирая все законы тяготения. Боевые тройки противника двигались вдоль стен овального холла, выбивая гвардию от одной колонны к следующей, оставляя за собой изломанные бездыханные трупы. – “Сильные твари”. Скорость реакции и точность стрельбы солдат противника потрясала воображение. Каждый боец в сером был передвижной огневой точкой. Впрочем, и у них были слабые места. Уже несколько раз силы гвардии выбивали противника из холла на площадь. Хавьер вспомнил разорванные тела солдат противника у выхода с коммуникационного коридора. Главной слабостью противника оказалась малая численность. – “Сильные подлецы”, – на глазах стрелка один из бойцов противника ушел испод плотного обстрела, грациозно пробежав по стене и части потолка. Фигура в сером безнаказанно скрылась за спасительной защитой громадной колонны, – “видать аналог наших гравистоп, только помощнее”... Хавьер сосредоточился на выделенном секторе обстрела, переводя излучатель в режим массированного огня. Одиночный огонь не наносил противнику значительного урона. Броня на неизвестных оказалась ничуть не хуже аналогов тяжелых штурмовых скафов. – Связь восстановлена... Шумовые помехи стали чуть менее плотными. – Захватили левое крыло здания... – Ждем подкреплений.. – Нас атакуют механизированные части... – Высокие потери... – Отступаем... – ... на правом фланге... – ...о господи... – В коммуникационном коридоре номер 380… – ... не удержа... Хавьер нажал на курок излучателя, наблюдая, как луч боевого лазера вгрызается в броню приближающейся тройки противника. Спустя секунду на трех фигурах сконцентрировался шквальный огонь десятков стрелков, вынуждая противника отступить назад. – “Удержались...”, – стрелок провожал взглядом две серые фигуры, тянущие за собой по полу третье тело в сером, – “забирают своих, почти как мы”... – ...еще 5 минут, мехи второго гвардейского уже на подходе. – Ждем, – ответ командира взвода прозвучал необычно четко. Многочисленные помехи отрубило как лезвием десантного ножа. – Что происходит? Вами подавлены глушилки противника? – Выявлены помехи в работе планетарной инфосети... – Никак нет коммандер. Не знаю в чем дело, но нам лучше перегруппироваться. Возможна новая массированная атака. – Действуйте капрал. В громаде космоса распространялась паническая новость о нападении на сердце союза, не у кого не возникало и тени сомнений, в том что дерзкий поступок неизвестных является всего лишь единичным явлением фактора случайности. Имя ставшего известным террориста склонялось на всех инфоканалах, выдвигались сотни предположений и гипотез. Заявление о принадлежности к флотскому соединению Содружества никто даже не принял в серьез. Новости имеют свойство расходиться подобно волнам. Так и новость о сумасшедшем капитане первого ранга со странным именем – Павел Астахов распространялась по территории обширного сектора. Распространялась...пока не достигла пограничных планет сектора, где немедленно вызвала интерес представителей разведывательной резидентуры некой неизвестной организации. В неблизкую даль восьмого сектора понеслись десятки зашифрованных пакетов со срочной информацией. Ожила цепь из тысяч недавно сброшенных по плану спутников связи. И где-то далеко на границе в спешке поднимались по тревоге первые эскадры неизвестного флота... Крейсер Москва висел, будто в застывшем пространстве, на туше огромного корабля были сконцентрированы целеуказатели и боевые сенсоры десятков тысяч кораблей, сотен боевых станций и орбитальных фортов защиты. Одно лишнее движение, одна лишняя реакция... Торговцы всегда обладали удивительной чувствительностью к событиям, поэтому столичную систему в спешке покидали сотни тысяч кораблей. Транспорты, грузовые танкеры, пассажирские лайнеры. Можно было не верить в наглые заявление террориста, но подстраховаться хотели слишком многие. Всего час назад наполненная миллионами кораблей система сейчас демонстрировала сканерам корабля гнетущую пустоту своих просторов. Здесь еще было много кораблей торговцев, но с каждой стандартной минутой их было все меньше и меньше. – Потеряна связь с наземными подразделениями... – Вот и расторговался Паша, – как же хорошо, что я предусматривал нечто подобное в своих прогнозах. Проблемы сыпались как из рога изобилия. Корабль был в полной изоляции, как пространственной, так и информационной. Последнее было моей инициативой. Слишком пугающе было то, что творилось сейчас в инфосети Ромы. Рисковать лишний раз было глупо, учитывая в какой замес удалось попасть собственными усердными стараниями. – Импульсивный приказ о бомбардировке был из числа тех, что нелегко отменить, – спустя минуту я понял, что совершил ошибку, возможно даже фатальную, но было уже поздно что-либо менять. Факт пуска ракет был налицо. Дальше придется играть в условиях жесточайшего цейтнота. Можно было бы постараться взять под контроль события, что разворачивались сейчас на поверхности. Но сообщение о потере связи ставило на них точку, жирную точку. Больше у меня нет Теней. Потеряна связь с объектом “Пациент”. Сейчас, по прошествии нескольких часов начинаю с удивлением осознавать, что что-то пошло не так. Зачем мне нужен был этот дин Альт, и этот Бень? Какое-то наваждение. Цель ведь была, тихо прилететь, продать, купить то что нужно и также тихо улететь. Почему у меня всегда все так...? – На расчетный счет корабля поступили дополнительные средства. Ну, хоть продать успел, хотя часть проданного груза все еще лежит в трюме. Но это уже второстепенная проблема. Еще одна сделка, проведенная под угрозой применения оружия... Ключи доступа к зондам в нужных системах, и тест груза этих зондов сделали Фрэнка Бэджера сильно сговорчивым. Хорошо когда у могущественных людей еще есть близкие люди, значит, еще не отмерло что-то человеческое – глубоко внутри циничной сердцевины. Мне этого не простят, нет, я не обманываюсь. С Фрэнком еще будут проблемы. Силу и возможности криминала было бы глупо недооценивать. – Вирус стабилен. – Запуск нового цикла тестов. Проклятый код, знаний и возможностей искинов корабля не хватало, чтобы справиться с внезапно возникшей проблемой. Это было похоже на позиционные бои. Иногда я проигрывал, а иногда выигрывал, но чаще устанавливался паритет воюющих сторон. Понять что это такое было сложно, да и если смотреть правде в глаза, скорее всего невозможно... разработанные мной варианты защиты уже были для меня прыжком выше головы. Я смог остановить распространение, но не смог уничтожить, то что скрывалось под оболочкой кода. – Слишком сложно..., – это было все равно, что копаться плоскогубцами во внутренностях ультрасовременного ноутбука. При этом я не мог не только сломать что-либо внутри, но и даже просто понять принципы работы этой эффективной вещи. Ясно было одно, это не мой уровень... Мир оказался намного сложнее, чем я его представлял себе раньше. – Старт протокола отчета операции “Отложенный удар”. – Отчет по первой стадии... – Блокирована инфосеть. – Установлены районы дислокации противника на уровнях с – 185 до +114. – Исполнение процедур по санации враждебной живой силы – 45,12%... – Внимание. Дополнительная цель – захват управления над космическими... – Внимание. Дополнительная цель – физический захват крейсера Москва, установка контроля над арсеналом вооружений корабля. – Уничтожение враждебной цели – капитан первого ранга ВКФ Содружества Павел Астахов. – Поправка. Уничтожение враждебной цели – старший лейтенант ВКФ Содружества искин серии Астахов, серийный номер 002 Павел, индекс-прототип, кодовое обозначение – Скайнет, согласно табеля о рангах искинов Содружества. – Дополнительная информация. Попытки синхронизации и корректировки параметров управляющей матрицы искина блокируются. Предварительный диагноз – критическая неисправность матрицы. Объект приравнен к враждебным целям приоритета Б. Код приказа – управляющий командный модуль проекта “Подобие”. – Вторичные носители матрицы Скайнет не обнаружены. – Расположение объекта Конрад дин Альт установлено. Отчет о перехвате управления транспортного модуля. – Маршрут назначения изменен. – Отчет о действиях подразделения “Терра” ВКФ Содружества... – Старт процедуры эвакуации оборудования проекта “Подобие”. – Запрос подкреплений – уровень 182 нижний, квадрат 18-02, регистрирую массовую потерю носителей Джеронимо. – Производится активация складов резервного хранения “Транском”, уровень 182 нижний – в квадратах 18-03, 18-04, 18-05… – Старт второй стадии... – Загрузка дополнительных информационных модулей стратегической фазы Джеронимо... – Стадия загрузки – 100, 99, 98… Планета Рома. Поздний вечер первого дня. – Человек, остановись... – Человек, я не сделаю тебе ничего плохого! Алекс, задыхаясь от нехватки воздуха, еле переставлял отяжелевшие от усталости ноги. Проклятая лестница и не думала заканчиваться, а неутомимый робот все сокращал дистанцию. Шагающая тварь, Алекс первый раз видел подобного человекообразного робота, не уставала перебирать ногами, следуя за парнем как приклеенная. – Маслом что ли тебе на мне намазано??? Бессильный крик парня гулко разлетелся в пространстве лестничного колодца, отражаясь от монолитных замкнутых стен. – Ты брат мне человек, остановись... я не сделаю тебе ничего плохого. – Хаха... , – Алекс горько рассмеялся и бодро зашагал дальше, остервенело передвигая ноющими от боли ногами. Проклятые железяки, раздолбали все лифтовые системы... – Я не верю тебе железка... – Я не причиню тебе вреда человек, ты брат мне... Это было бы смешно, услышь Алекс нечто подобное в другое время и в другом месте. Но теперь... он был слишком опытным для подобной глупости. – “Видно я еще сохранил толику везения”, – за эти полдня парень преодолел более десяти уровней. За это время ему пришлось стать свидетелем смерти сотен людей, смертей разных, жутких и нелепых. Но он выжил, выжил там, где другим не повезло. Выжил без оружия, хотя он подозревал, что именно отсутствие оружия делало его второстепенной целью. Практически все кто противостоял механизмам с оружием в руках, не пережили дольше 2-3 атак дройдов. – “Их слишком много”... – Человек... ты можешь сломать меня... у тебя есть шанс... остановись... ломай меня по-всякому... – Ломай меня по-всякому человек!!! Я верю, ты сможешь... (знаю, все знаю, простите не смог удержаться/Автор ;) Спасительный зев выхода на следующий уровень привел к очередному выбросу дозы адреналина. Как правило, каждый следующий уровень представлял собой все ту же жуткую картину разрухи, смерти и рыщущих в поисках очередных жертв молчаливых теней роботов. Но эта тварь за спиной была шумной, очень шумной... Уровень номер 130 нижний... На уровне оказалось неожиданно тихо и светло. Алекс крался к следующему зданию с переходом на следующий уровень. – “Наверное, со стороны я выгляжу до предела глупо”, – беспокойство усиливалось, особенно, когда стоило вспомнить что, даже не смотря на простой и дешевый рабочий комбез – на инфракрасных сканерах железяк он наверняка выделялся огромным красно-желтым пятном. Последняя трезвая мысль заставила перейти на неторопливый бег, сил бежать быстрее уже не оставалось. Алекс как мог, уменьшил температуру тела, но функции комбеза были ограничены, без шлема все эти действия были смехотворны в своей нелепости. Вокруг головы легко можно было уловить ауру испускаемого телом тепла. – “А ведь еще они могут слышать стук моего сердца”, – Алекс пораженно застыл на месте, его комбез не имел функции звукоизоляции, – “да и звук текущей по венам и артериям крови достаточно громок для звуковых мембран, особенно если это будут боевые дройды”... – Человек, вот ты где. Алекс затравленно обернулся назад, двуногая тварь была уже здесь. – Куда ты побежал дорогой. Металлическое существо побежало, быстро переставляя ноги. Размышлять не было времени, Алекс понесся изо всех сил, забывая обо всем на свете, надеясь только на одно, достигнуть такой заветной далекой двери. Спасение было уже рядом, когда вожделенная цель – дверь в подъезд очередного дома вдруг распахнулась. – Еба..., – парень отчаянно затормозил, нелепо перебирая руками, из темноты лестничного перехода шагнула человеческая фигура. Мужчина со светлыми пшеничными волосами и морщинистым старым лицом, впился в лицо Алекса внимательным взглядом пронзительных синих глаз. – Еще один человек, как хорошо... я люблю братьев... Из рук бегущего робота выметнулись длинные похожие на древние мечи лезвия. – Жди меня здесь, – прошедший мимо мужчина участливо похлопал Алекса по плечу, парень и сам не заметил, как устало опустился на корточки. Он устал бегать и спасаться, пусть уж это наконец закончится... Алекс закрыл ладонями глаза, надеясь, что смерть придет легко, незнакомый мужчина оказался конченным идиотом. Это был конец, как же жалко. По уровню пронесся звук сильнейшего металлического лязга-удара, будто на огромной скорости столкнулись два металлических снаряда. – Хватит сидеть и ждать чуда, оно уже случилось, – густой уверенный голос мужчины заставил вздрогнуть. Алекс встал, и опасливо приблизился к лежащему грудой обломков роботу, он не верил своим глазам. Тело робота было разделено на части чем-то необычайно мощным, в буквальном смысле компрессионным ударом, по обнаженной электронике в нижней части туловища все еще пробегали разряды электроимпульсов. Середина торса была форменным образом раздавлена. – Так, что это у нас, – мужчина опустился на колено перед роботом, роясь внутри внутренностей машины. В руках мужчины блеснула какая-то металлическая бирка. – Модель С-2, “Преследующий друг”, оригинальное решение, – мужчина хмуро взирал на развалины домов и горы изломанной техники, – я боялся этого, они развиваются... Алекс стоял тихо, стараясь не привлекать к себе ненужного внимания, кто знает, что взбредет в голову этому безумцу. – И что нам с вами теперь делать, – вопрос мужчины застал врасплох, – может все-таки познакомимся официально, или вы продолжите скромно молчать? – Алекс. Я с нижних уровней. Вот. Спасибо что спасли. Я это очень ценю, даже не знаю, как выразить свою благодарность. Все о чем сейчас думал парень, это о том, чтобы исчезнуть с глаз долой в глубине подъезда. – Хочешь наверх? Не советую, там сейчас много авиации... имеющий уши да поймет... – Хм, – о подобном повороте Алекс и не задумывался, – но ВКФ...? – У них своих проблем хватает, – мужчина потянулся рукой за спину, вытягивая длинный предмет, – умеешь пользоваться излучателем? – Не очень... – Научишься, жить захочешь – быстро научишься, держи теперь это твое, – холод металла излучателя в руках оказался неожиданно приятным, – сильно устал? – Еле стою на ногах, – Алекс неожиданно вскрикнул, запоздало отреагировав на быстрое движение незнакомца, шприц-тюбик воткнулся в шею слишком быстро, но безболезненно. – Спасибо. От всей души поблагодарил парень, с удивлением ощущая, как куда-то уходят усталость и боль. – Если ты в порядке, то нам пора, – мужчина резко развернулся и зашагал к входу в здание с лестницей ведущей вниз. – Э... ты куда, это же путь на нижние уровни... Мужчина остановился, и как показалось Алексу, глубоко вздохнул. – Можешь идти, куда тебе вздумается, ты полностью свободен в своих действиях. Мужчина уверенно зашагал к входу в нижний уровень. – Эй, подожди... я с тобой, – Алекс взвесил все свои шансы и решил рискнуть, умирать в одиночестве вдруг расхотелось, да и в словах незнакомца был свой резон. – Поторопись... Юноша быстро догнал спутника, и медленно, будто взвешивая страх внутри себя, вошел за ним в зев лестничного прохода. – Так все-таки, куда мы идем, и как тебя называть? – Макс... зови меня Макс. Планета Рома. Утро второго дня. – Может, чутка передохнем? Макс застыл настолько неожиданно, что Алекс ударился о его спину. – Ты прав тебе нужно поесть... Мужчина опустился на пол лестничного перехода, удобно скрещивая под собой ноги. На полу перед Максом выросла небольшая горка пищевых тюбиков. – Прости у меня только концентраты НЗ пилотов ВКФ. – Я из неприхотливых, – Алекс дрожащими руками схватил один из тюбиков. Пилоты – элита ВКФ Агдера, каждый знал, что пищевые концентраты для вояк делали только из натуральных ингредиентов. Один такой тюбик по калорийности превосходил многое, что удалось бы попробовать Алексу в течение всей прежней жизни. Стоимость всей этой роскоши далеко превосходила стандартную зарплату жителя низа за несколько лет. – Спасибо еще раз, я в последний раз ел еще вчера. Алекс ненавязчиво изучал внешность своего спасителя. Пожилой мужчина, на вид лет пятидесяти. Уверенный в себе, спокойный и опасный, невероятно опасный. Они уже несколько раз сталкивались с неуправляемыми махинами и каждый раз эти столкновения заканчивались одинаково, победой Макса. Алекс в очередной раз задумался, является ли незнакомец человеком. В последней схватке Макс побежал навстречу роботу так быстро, что буквально расплылся в воздухе. Потом был неуловимо быстрый удар ногой, от которого робота весом в пару сотню килограмм отнесло на угол дома, металлическое тело ударилось о камень с такой силой, что больше уже не встало на ноги-манипуляторы. Макс вертел в руках очередную бирку. – С-3, “Тарантул”, – твари которых Макс называл Притворщиками, имели свои серийные номера, – скоро мы начнем встречать “выживших”, и даже возможно, что среди них будут красивые девушки и маленькие дети. Макс верил в то, что механизмы что охотятся и убивают людей, имеют свою стратегию развития, и постепенно паранойя спутника передавалась и самому Алексу. – Тот, кто сможет остановить их... он находится внизу... оно бросило против него все свои силы, но я еще надеюсь, что мы успеем... Макс впервые поделился с Алексом своими планами и побуждениями. – “Он действительно не в себе”. – Подожди пару минут, – мужчина вынул из кармана комбинезона аккуратно сложенный нейропереходник, разложил устройство в известном ему порядке и осторожно одел на лоб. – “Дорогая штука”, – даже если бы Алекс всю жизнь работал на престижной работе, то вряд ли бы смог позволить себе нечто подобное. Устройство относилось к классу эксклюзивно люксовых вещей. – Блокировать... нет... отмена команд... уничтожить... подтверждаю, – губы Макса слабо шевелились, но Алекс смог понять несколько слов, хотя смысл переговоров от него ускользал. Напарник резко снял обруч переходника, зло вскакивая на ноги. – Ты готов? Нам надо спешить... они уже трансформируются. Проклятье я не успеваю, возможно, что дальше мне не хватит радиуса для контроля... Если бы кто-то сказал, что Алекс все понял, то он бы сильно ошибся. Впрочем, Алекс понимал самое главное, им нужно было идти вниз. – На случай если со мной что-то случится. Запоминай. Тебе нужно найти – Павла Астахова. Передашь ему, что командный модуль “Глубокий космос” уничтожен. Запомни – это важно. – Ага, я запоминаю. – Самое важное, ты должен запомнить эту последовательность цифр и букв, – Макс быстро продиктовал зубодробильную последовательность, не имеющую какого-либо смысла, – это ключ, это ОЧЕНЬ важно. Передашь если я... если мое тело вдруг упадет... найдешь его и передашь. Матрица слишком слаба... мы уже у края допустимой нормы. Боюсь потерять контроль... Алекс шел за мужчиной, испуганно прокручивая в голове странные слова своего необычного спасителя. Идти дальше без Макса? Он с ума сошел... наверное решение последовать за незнакомцем было его самой большой ошибкой в жизни. Самой большой. Планета Рома. Полдень второго дня. – Мы уже близко... Макс часто застывал на месте, превращаясь в истукан, было страшно видеть, как из глаз человека уходила жизнь, и они становились бессмысленными и пустыми. – Они поднимаются нам навстречу, – Макс прислушался к далекой глухой серии взрывов, – ты слышишь это? – Да, – облегченно выдохнул Алекс, все-таки его спаситель оказался не настолько сумасшедшим, как ему сначала показалось, – кто там воюет? – Выжившие, – коротко ответил мужчина, снимая на ходу с себя пояс с портативным излучателем. – Вот возьми себе, – протянутое оружие вызвало оторопь и недоумение. – У меня есть. – Я знаю, но мне оно уже не пригодится. Макс остановился посреди улицы, внимательно наблюдая за неподвижными и молчаливыми завалами строительного мусора. – Я слепок вторичного носителя, и он был уничтожен несколько секунд назад. Привязка не была проведена, так что скоро меня не станет... Мужчина коснулся комбеза у горла и быстро провел пальцем до пупка. – Забери мой костюм, мне он уже не нужен... – Э... что это ты щас делаешь, – Алекс был в шоке, ничего более неправильного в своей жизни он еще не видел, – не знаю, что тебе взбрело в голову, но мне ничего не нужно. – Слушай внимательно, – голос Макса прозвучал непривычно резко и грубо. – Возьмешь мой костюм, он экранирует тело от сканирования. И уходишь отсюда как можно быстрее. – Но... – Не перебивай меня, – обнаженные колени Макса блестели холодом металла, и парень внезапно понял кое-что о своем спутнике... внутренне прозревая от внезапной догадки. – У тебя минута, потом здесь будет взрыв. Меня можешь не ждать и не искать. А теперь проваливай. – Слушай... а может быть... – Алекс, если ты сейчас не уйдешь, то я тебя убью... и это буду уже не совсем я... – Прощай Макс. И... спасибо тебе, я от сердца говорю. Голый человек опустился на пластик уровня, удобно скрестив ноги, руки легли на колени, разворачивая ладони внутренней стороной вверх. – “И все-таки он псих”... Алекс бежал по лестнице вниз, глубоко внутри себя, надеясь только на одно, что все, что он сейчас делает, имеет хоть какой-то смысл. Где-то сверху донеслась вибрация сильнейшего взрыва. Парень остановился, замер и внезапно перекрестился, повторяя движения, подсмотренные у своего спутника. Макс часто это делал когда видел тела мертвых людей. – “Покойся с миром Макс”, – кто знает, что означают эти слова, но после них Алексу внезапно стало гораздо легче. Звуки далекого боя становились все ближе и ближе, поэтому следовало соблюдать предельную осторожность. Мы, народ Содружества, дабы образовать более совершенное общество, установить правосудие, гарантировать внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, содействовать общему благоденствию и закрепить блага свободы за нами и потомством нашим, провозглашаем и учреждаем настоящую Конституцию для Содружества и его граждан. Система Тура. Говорят что все новое – это хорошо забыто старое... Техник четвертого класса Эймер Донахью спешил к общественному терминалу инфосети, чтобы принять участие в голосовании впервые в своей жизни, ведь именно сегодня ему исполнилось 15 лет, возраст совершеннолетия. Раньше никто не спросил бы простоватого парня о том, что он думает, причем даже если бы речь шла о ничего не значащих вещах. Но все изменилось, изменилось вместе с приходом Содружества. – “Способен зачать или родить потомство, молодец, вот тебе ответственность за свои поступки”, – конституция Содружества всегда была иконой для умных людей. Даже и не поймешь сразу, чего не хватало предкам, во времена благословенного правления справедливых директив. Сто тридцать пять директив – затрагивали все области существования человечества как биологического вида. Хотя некоторые и говорят, что современная конституция почти на треть не соответствует содержанию старого эталона. – “Источником власти в Содружестве является гражданин”. – “Разумное существо, рожденное на территории Содружества, обладает правами гражданина по умолчанию”. – “Основополагающие права гражданина союза: абсолютное право на свободу слова, свободу поступков – реализуются в пределах, не наносящих вреда абсолютным правам других граждан”. – “Процесс рождения, воспитания, образования, смерти граждан Содружества, осуществляются при поддержке и за счет коллективных средств граждан Содружества”, – коллективные средства граждан, так теперь назывался бюджет государства. В городах десятков миров Содружества теперь часто можно было увидеть исполненные достоинства похоронные церемонии, абсолютно незнакомые друг другу люди приходили на церемонию, чтобы проводить в последний путь такого же незнакомого человека. Тела одиноких умерших по разным причинам граждан теперь не кремировались в полной тайне и тишине, а торжественно предавались земле под аккомпонимент проникновенных речей незнакомцев. Люди говорили о разном, о одиночестве, о старости, о смысле жизни... кое где подобное вскоре стало исполненным сакрального смысла ритуалом. Хочешь родить ребенка, пожалуйста. Хочешь получить образование – никаких вступительных экзаменов, учись бесплатно, но диплом, дающий права на работу дадут только после успешно сданных тестовых проверок. Учиться можно хоть всю жизнь. Нужна еда – закажи по инфосети в разумных пределах (разумный предел – максимально возможное количество ресурсов, которые способен переработать организм за единицу времени), либо выбери в пунктах приема и выдачи продукции столько сколько тебе нужно. Хочешь работать работай в любой сфере, там где нужны специальные навыки подтверждай их владение сдачей тестов, или иди – учись. Не хочешь учиться займись отдыхом, но не дольше пяти стандартных лет, потом Содружество направит тебя на работу в социально значимый проект. Ненадолго, отработаешь года три и можешь опять отдыхать еще пять лет, до следующего призыва. Напал враг, бери оружие и защищай отечество. Нужен дом, получай – разумный лимит 100 квадратных десятин на человека. Хочешь стать политиком – выступай на многочисленных платформах инфосети, собирай сторонников, наберешь поддержку тысячи человек, твой голос услышат. Предложение выставят на ежедневное голосование, и если сочтут разумным – проголосуют. За каждое популярное решение получишь баллы популярности, что дает льготы при вынесении последующих вопросов на голосование граждан. Граждане Содружества выделяли 1 стандартный час в день на управление Содружеством, как правило, этого хватало для решения всех необходимых задач и вопросов. – Могу я вам, чем-либо помочь – гражданин, – служащий терминала инфосети вежливо остановил спешащего юношу. – Я на голосование, – Эймер смутился, – у меня сегодня первый день совершеннолетия. – Поздравляю гражданин, – служащий уважительно протянул парню серебряный по цвету нейропередатчик, – пользуясь моментом, хотел бы предложить обучение в инженерной Академии Содружества. Абитуриентам предоставляется индивидуальный отсек первого класса, учебный флаер для орбитальных полетов, прохождение практики на лучших верфях Содружества. Семейным парам – значительные льготы. Специальные обучающие программы для детей работников. Омоложение, путевки в перспективные экзотические миры для молодежи. – Спасибо, но я уже учусь, в инженерном техникуме. Но я буду помнить. Донахью быстро прошел в свободный зал, выбрав по цвету табло нужный вход. И облегченно опустился в свободное стоящее прямо у входа кресло. – Подключение нового пользователя. – Вас приветствует государственная сеть Содружества. – Помните, государство это граждане... – Авторизация... – Приветствуем вас гражданин номер 135 478 294 334. Эймер Донахью вы имеете возможность заявить в соответствии с Конституцией свою идею на голосование, также вы имеете право голосовать по предложениям других граждан Содружества. – Поощрительный подарок от граждан Содружества – годовой абонемент в оздоровительный комплекс спортивной коррекции “Тренинг ЗТ”. Донахью удивленно замер, осторожно озираясь по сторонам. – “Откуда они узнали”, – Эймер давно хотел заняться спортом, да все никак не находил времени чтобы заняться своим внешним видом. Пятнадцатилетний парень все чаще бросал взгляды полные интереса в сторону прекрасного пола и уже давно мечтал о хорошей внешности. – Центральное включение... – Законодательное голосование граждан Содружества объявляется открытым. – Выступает оратор, занявший в рейтинге избирательных платформ инфосети первое место. Гражданин – Лана Сторм. Перед внутренним взором Донахью появилась симпатичная темноволосая девушка. – Хочу вынести на голосование мое предложение. Планета Пакс системы Анасази, кто не знает, загляните в информатории сети. Поверхность мира изобилует пустынями, население испытывает проблемы с доступом к воде. Ранее это был процветающий мир, но после бомбардировок Свободных случилось то – что случилось. Прошу поддержать мое предложение. О восстанавливающем терраформинге планеты Пакс. Спасибо за внимание. – Предложение выносится на голосование. – У вас есть стандартная минута, чтобы поддержать оратора. Либо отказать в поддержке. Также вы можете высказать свою особую позицию. – Голосование завершено. 132 211 645 118 граждан поддержали предложение оратора. Предложение о терраформинге планеты Пакс системы Анасази квалифицируется как Закон Содружества. Вступает в силу немедленно. Органам исполнительной власти принять необходимые меры для исполнения Закона. Отчет о выполнении поручения Содружества будет заслушан через 6 стандартных месяцев. – Гражданин Лана Сторм, вам присуждается балл популярности за продвижение принятого Закона. – Продолжаем голосование... – Голосуют? – Да, – Эллен Хорн отвернулась от огромного экрана транслирующего процесс голосования в инфосети, – даже не представляла, что все будет работать так эффективно. – Мы провели дополнительные опросы среди населения... воодушевление от факта возрождения Содружества, а также реакция на последние действия представителей власти просто шокирующие. – Все настолько плохо? Эллен наблюдала за ростом графика популярности талантливой молодой девушки. – “Лана Сторм, нужно будет пригласить ее на стажировку в пресс-центр”. – Наоборот... тотальная поддержка. Во всех 42 системах неуправляемый бум роста строительного сектора. Строительные департаменты заказывают миллионы дополнительных строительных дройдов. Строятся миллионы жилых блоков. Мы развернули сотни училищ в Университеты и Академии. Везде огромный приток слушателей. Приходится призывать на помощь ушедших от дел преподавателей-ветеранов. Космоверфи выдают ежедневно по сотне линкоров и крейсеров, сотрудники верфей работают на огромной волне воодушевления и энтузиазма. Линия пограничного оповещения восстановлена. Нами развернуты тысячи продовольственных комплексов, проблем с провизией пока не фиксируем, но уже создаются склады резервного госхрана. – Это хорошо... – Правда..., – академик Гасс Люмье, а по совместительству еще и советник смущенно остановился на полуслове, – люди задают вопросы по Конституции. Почти треть директив не совпадают с оригиналом... – Они недовольны? – Нет...нет, просто так сказать академический интерес. В Содружестве не было парламента, и сената, здесь не было президента или министров. Только граждане и исполнители. Каждый стандартный месяц руководители департаментов отчитывались о проделанной работе в инфосети, в случае если голосование отказывало претенденту на должность в поддержке – он тут же уходил в отставку. Пока за все время состоялось всего 2 гражданских слушания, граждане отстранили от работы более 12 тысяч человек в первый месяц и около 4 тысяч во второй месяц работы системы гражданского голосования Содружества. Эффективность работы всех уровней исполнительной власти возросла на целые порядки. – Содружество развивается... и именно поэтому оно не только не сгинуло, но и смогло возродиться в этих системах. – Вы правы. Кстати согласно опросам, число желающих занять кресло руководителя какого-либо департамента снизилось в сотни раз. Вчера граждане с трудом нашли руководителя на должность куратора детских приютов. – Может это и к лучшему, – Эллен все время возвращалась к одной и той же гнетущей мысли. Новость из девятого сектора выбила испод ног девушки твердую почву. Проходимцы, аферисты всех мастей, богатые амбициозные люди, легкомысленные женщины падкие на атрибутику роскоши – вся эта масса потенциально протестной общественности судорожно вымывалась эмигрантскими настроениями в глубь обеих секторов. Они не желали жить среди внезапно обретших гордость и чувство собственного достоинства граждан. Все правильно – богатство создается, чтобы завидовали, чтобы пускали слюни, давясь ими от чувства собственной неполноценности. Богатство дает возможность смотреть свысока, ощущать себя выше основной массы, окидывать людей взглядом презрения. Богатство создает и питает коррупцию и продажность власти, все можно купить, в том числе и правосудие. Можно убивать, насиловать, совершать любые нелицеприятные вещи – все это останется безнаказанным, ведь на страже интересов вершины пирамиды стоят все властная рать, армия, органы правопорядка. Власть граждан в Содружестве вынесла все эти возможности за скобки истории. – Адмирал? Хоппер, щеголявший новеньким комбезом с штрихкодом подполковника, мрачно протянул планшет с расшифрованной информацией. – Предварительная информация подтвердилась. Крейсер Москва совершил акт агрессии по отношению к Агдерскому звездному союзу... ждем распоряжений... Эллен задумалась, не замечая, как пальцы нервно барабанят по гладкой поверхности стеклянного стола. Как не вовремя... дальние системы Содружества еще не были готовы к конфликту, с кем бы то ни было. Население Туры легко приняло мысль о существовании в глубине космоса многочисленных колоний Содружества, и тут же окрестило себя как – Дальние Системы Содружества. – Судя по тому как вел себя каперанг Астахов, Содружество не оставит эту ситуацию без адекватного ответа. Не знаю... стоит ли нам вмешиваться в это противостояние, все же кондиции флотов Дальних Систем и Агдера несопоставимы. Огромное государство способно было прихлопнуть вольницу Дальних Систем одним ударом. – Адмирал Хорн права, мы не знаем подоплеки произошедших событий, – вмешался Люмье, нервно поправляя волосы. Хороший специалист в области экономики, он быстро выходил из себя при обсуждении вопросов касающихся возможных конфликтов. Эллен вздохнула, Павел Астахов это еще не все Содружество, стоит ли рисковать великим ради малого. Маршрут перехода к Роме предполагал проход сквозь 18 звездных систем, 14 из которых были из числа особо защищенных. Попытка прохода в центр сектора была бы форменным самоубийством. Вынужденное адмиралтейство не вызывало приятных эмоций, так же как и постоянное акцентирование приближенных на звании. Эллен Хорн не хотела быть адмиралом флота метрополии. Она не хотела взваливать на свои плечи всю эту ответственность. Это не доставляло ей удовольствия. Но ее заставили... заставил Павел Астахов и созданные им обстоятельства. И теперь она была пленником собственных решений и постоянно растущей популярности. Главнокомандующая Дальних Систем хотела бы вернуть этот груз Астахову сторицей, но для начала его следовало бы хотя бы освободить... – Мы не можем рисковать...пусть эскадры на границе остаются в режиме повышенной готовности. Мне нужно больше информации для принятия такого решения. – Адмирал, инфосеть!!!! Эд Марисон ворвался в кабинет, будто космический ветер. – Громче звук, – Хорн повернулась к экрану с трансляцией, предчувствуя неприятности. Очередной оратор был из числа профессиональных политиков оставшихся не у дел в связи с образованием Содружества. И он очень умело зажигал и разжигал эмоции многочисленной аудитории. – ... наш корабль. До каких пор мы будем позволять унижение наших граждан? Поэтому я прошу вас поддержать мою идею!!! Пусть флот Содружества во главе с прославленной адмиралом Эллен Хорн разобьет это сборище коррумпированных правителей, пусть угнетенные люди, наконец-то освободятся от гнета тирании. Свободу кораблю Содружества!!! Свободу гражданам Содружества, проживающим в девятом секторе!!! – Предложение выносится на голосование. – У вас есть стандартная минута, чтобы поддержать оратора. Либо отказать в поддержке. Также вы можете высказать свою особую позицию. – Голосование завершено. 134 397 635 983 гражданина поддержали предложение оратора. Предложение о направлении флота Содружества в систему Рома Агдерского звездного союза квалифицируется как Ультиматум Содружества с объявлением о войне. Вступает в силу немедленно. Органам исполнительной власти принять необходимые меры для призыва военнообязанных в пункты подготовки десантных и космических частей ВКФ. Отчет о выполнении поручения Содружества будет заслушан через 2 стандартных дня. – Гражданин Лео Ортьега, вам присуждается балл популярности за продвижение принятого Ультиматума. – Я убью эту крысу... Люди в тревоге переглянулись, понимая, что события приняли необратимый ход. Можно было оговаривать нюансы, но против мнения миллиардов граждан... доказать свою точку зрения и навязать повторное голосование уже не имеет смысла. Время и момент упущены. Проклятый Ортьега... – Я так понимаю, господин Лео надеется, что мы там убьемся и освободим ему дорогу на властный олимп. Эллен прошла к дальнему пульту, скрытому колпаком защитного бронированного стеклянного купола. Рука дотронулась до главного сенсора, ощущая как считываются ключевые биопараметры. Колпак с тихим шелестом втянулся в углубления пульта, обнажая единственную красную кнопку. – “По сути, у меня уже нет выбора”... – Ну что же господин Ортьега, я надеюсь вас сильно огорчить, – палец вдавился в мягкую пружинящую плоть кнопки и в пространстве Дальних Систем зазвучал еще незнакомый многим вой сигнальной сирены. И с каждым мгновением этот вой становился все назойливее и тревожнее... – У вас будет война... но не так как вы надеетесь... я обещаю... Планета Рома. День первый. Оператор систем визуального наблюдения лениво щелкал переключателем, просматривая панорамные виды многочисленных коридоров и кают общего пользования, флагман “Гардарика” был огромным исполинским сооружением, к счастью в зону ответственности Генриха входила только самая нижняя палуба. Работа эта было сама по себе утомительна, вызывая приступы сонливости и желание похалтурить. – Не спишь случаем, – появление сменщика на полчаса раньше срока стало приятным сюрпризом. – Уснешь тут, Когами рвет и мечет, вставляет всем подряд активатор в одно место... – Ну да, с ним не забалуешь, – Изекиль, в обычном общении просто Изя был любителем поговорить, правда, говорить он любил во время чужого дежурства. Предпочитая пообмывать косточки многочисленным сослуживцам, особенно женского пола, за что Изю откровенно не любили и сторонились. Маленький лысоватый человечек имел на редкость острый язычок, и к тому же был на редкость злопамятен. Служащие флагмана флота метрополии ВКФ Агдера носились по палубам корабля как угорелые. По крайней мере, на памяти Генриха такого еще не было. – Как там кухня? – Все нормально... Обязанности операторов были широки и неопределенны. Подглядывать, подсматривать и подслушивать. Выявлять конфликты среди членов экипажа, следить за поведением. К сожалению, на нижней палубе следить кроме как за отсеком кухни и трюмом было больше незачем. Однако инструкции оставались инструкциями, и операторы продолжали механически щелкать переключателями камер обзора. Надеясь застать факт воровства, недовольства или какой-либо угрозы бунта среди экипажа. Численность экипажа флагмана превосходила 120 000 человек. Восемьдесят палуб корабля нуждались в контроле, и этот контроль осуществлялся, зачастую так же лениво, как и сейчас. – Что там с гонкой большого Шлема? Генрих всегда увлекался азартными играми, поэтому гонки наподобие этой вызывали у него живой интерес. – Почти 5 000 участников, призовой фон полмиллиарда кредитов. Хотя наверняка большая часть разобьется среди астероидных поясов системы Шлема, как и в прошлом году, – Изя любил блеснуть знаниями, каждый раз, когда он выставлял кого-либо глупее или тупее себя он получал от этого действия, ни с чем несравнимое удовольствие. Говорили даже, что большая часть коренных жителей системы Давита обладали этим нехорошим свойством характера. Стремление к удовлетворению интеллектуальных амбиций к несчастью ограничивалось способностью красиво облекать мысли в слова. Люди Давита были известными спорщиками, но почему-то среди них было слишком мало по-настоящему гениальных инженеров и ученых. Большая часть открытий приписываемых людям Давита было результатом активного промышленного шпионажа, либо было итогом наглого присвоения чужих достижений и заслуг. Это была вторая причина, почему члены экипажа и сослуживцы не любили Изю, впрочем, он от этого не страдал, и даже умудрялся отшучиваться – “я же не женщина, чтобы меня любили”, язык у людей Давита был острым, как будто они точили его многие тысячелетия. – Когами, старый идиот, – Изя настороженно оглянулся, боясь, что его слова услышат посторонние люди, обсуждение командующих было больше чем сплетней, это была отдушина для всегда стремящейся к свободе души Изи. Правда, свобода эта заключалась в странном желании покритиковать... пооскорблять... и просто выставить дураками любое руководство. И слово “идиот” было тут самым мягким из применяемого лексикона этого в чем-то удивительного человека. – Чего это он идиот? Генрих никогда не поддерживал откровенные провокации сменщика, внутренне подозревая, что Изя прирабатывает на службу внутренних расследований, слишком хорошо жил этот лысый картавый человечек с мелкими ступнями на свою скромную зарплату, что у не глупых людей вызывало закономерные вопросы. – Да... это самое, простоватый он что-то... яб на его месте... Еще одним заскоком Изи были многочисленные фантазии на тему, что он бы сделал, будь он адмиралом или на худой конец руководителем крупной корпорации. – Понятно, – Генрих резко потерял интерес к разговору, еще десять минут и он избавит этого человека от своего присутствия. – Ты смотри, лифт застрял... Генрих увеличил масштаб картинки на камере просмотра. В пассажирском лифте было заблокировано около пяти десятков человек, служащие ВКФ стояли по большей части спокойно по привычке продолжая сохранять железные спокойствие и холодную сосредоточенность. Многие водили стилусами по поверхности своих планшетов, не обращая внимания на окружающую обстановку. – Вызывай техников, – спокойное распоряжение Генриха заставило Изю выскочить из служебного отсека, любитель поговорить нашел повод для путешествия на палубу технического обеспечения. Это было лучше, чем слушать сердитое сопение усидчивого и этим похожего на робота Генриха. Иногда казалось, что Генрих живет и спит, только заглядывая предварительно в файл с необходимыми инструкциями. Изя тоже на дух не выносил своего сменщика, особенно ненавидя его за феноменальную усидчивость и автоматическую четкость действий. Сам Изя больше имитировал бурную деятельность, чем занимался чем-то полезным, слишком непоседлив был его характер, хотя... это было наследственное. По экрану одного из служебных экранов поползли многочисленные красные строки с отчетами о выявленных сбоях. Генрих читал бегущие строки и чувствовал, как его брови неосознанно поднимаются вверх. На корабле один за другим отказывали все встроенные лифтовые системы... – Внимание! Внимание! Внимание! – Тестовая разгерметизация отсеков. Запуск протокола открытия аварийных шлюзов. – До полной разгерметизации палуб, отсеков, кают – 1 стандартная минута. – Переключение гравитационных установок корабля на – стандарт 5G. Через 50 стандартных секунд. – Отключение систем жизнеобеспечения. Отключение систем жизнеобеспечения спасательных шлюпок корабля. – Отключение всех систем вооружения... – Блокировка арсенала. Блокировка точек хранения скафоборудования. – Подготовка к стыковке... открытие шлюзовых камер... Генрих, молча смотрел на заполонившие все экраны красные строки отчетов. Он был всего лишь оператор наблюдения, все что происходит уже не в его компетенции. Мозг мужчины отстраненно размышлял над полученными данными, следовало начать кричать и спасаться, но Генрих поступил лучше. Мужчина подошел к холодильному шкафу и достал себе большую упаковку с любимым холодным пивом. Будь что будет, по крайней мере, он успеет сделать пару крепких глотков... Где-то под площадью... Не осталось ненужных мыслей, исчезли посторонние чувства и эмоции. Должен признаться давно не был таким собранным и концентрированным, кажется все сознание собралось в одну точку. – Обнаружены дополнительные носители в зоне охвата тактического сканера. Позвольте дать на будущее один совет, никогда не лезьте в вентиляционные системы. Особенно если эти системы расположены где-то на территории Агдерского звездного союза. Нет, я допускаю, что та часть системы, внутри которой я ползу, это скорее дублирующая система, но это не оправдание... Я конечно понимаю что глупо было бы жаловаться в службу техобеспечения, хорошо что я не дышу всем этим великолепием, какой-то умник закачал в систему кое-какие отравляющие вещества. Конечно, все рассчитано на живых людей, но все равно считаю это пустой тратой ресурсов. Приди, кому в голову пройтись по моим следам, не сомневаюсь, что нарушитель озаботится полным комплектом защиты от любой дряни. Ха... вполне возможно, что и не пройдет по следам, слишком уж тут узко, мелкий дройд и тот застревает на тесных поворотах разветвленной системы. – Переход в режим тактического управления. Трехмерная карта подземелий, россыпь зеленых и красных огоньков. Восемь разномастных дройдов инженерного профиля. Посты охраны. Многочисленные системы автоматического огня. Пройти и забрать одного человека. К чему глупые вопросы: зачем и для чего, есть только один ответ – надо! Инфракрасный режим и часть перехваченных камер наблюдения, наложенные на схему расположения, дают рассмотреть предполагаемый маршрут в скрупулезных деталях. Технический коридор, блок пост, два человека. Небольшой тамбур, блок пост – четыре человека. Пехотный дройд, это хорошо. Коммуникационный тоннель – линия блок постов, автоматические системы огня, переборки изоляции, полсотни человек в скафах повышенной защиты. Пунктир маркера светится на карте, ведя взор через переплетение десятков тоннелей, многочисленных шлюзов безопасности, досмотровых площадок с амбразурами за которыми прячутся бдительные часовые-стрелки, и наконец, главный коммуникационный коридор и пространство центрального холла на второй этаж. Это не здание гражданского назначения, все это скорее похоже на крепость... орбитальную крепость. Кого они тут ждут, кинконга под дозой грэга??? Видимо меня... – Приступить к зачистке... Еще один поворот и, дальше колодец шахты вентиляции поднимается вверх, проходя сквозь тревожные системы и датчики в подобную кровеносной системе основную вентиляционную сеть здания. Инженерные дройды деловито копались вокруг полуразобранного кожуха импульсной пушки. Шуруповерты споро вращались, выкручивая из многочисленных гнезд болты крепежа. Таинственная деятельность в полной тишине, если не считать шума возни в тоннеле позади. И-4 въехал на маленькую грузовую гравитационную платформу и медленно поднимал ее к потолку, примеряясь к порядку разборки очередного вмонтированного практически насмерть механизма. – Освобождено 200 метров силового электрокабеля... – Приступаю к демонтажу стационарной стрелковой установки Шелест М1. – Монтаж стационарного тяжелого излучателя Игла СМ22 – завершен. – В состав группы включены дополнительные единицы... – Назначение приоритетных задач... Импульсные пушки, обычно это вооружение применяли в старых колониях. Линия вооружений Содружества, а затем и Агдера, предполагала преимущественное использование лазерных систем вооружения. Старые колонии еще применяли стрелковое оружие. Применялись химическое, биологическое оружие. Напалм, тактическое ядерное и термоядерное оружие. Стрелковое оружие, в цивилизованных развитых мирах секторов уже давно отказались от подобной седой древности. Но происходило это не от внезапного прозрения и любви к гуманизму. Виной тому был стремительный прогресс защитных технологий, новые виды амуниции сводили древнее вооружение к уровню музейных экспонатов. Пистолеты, автоматы, легкие пулеметы, гранаты, мины на базе пороховых технологий – все это легко останавливали простейшие стандартные боевые комбезы. Конечно, комбинезоны солдат еще боялись ракет, особенно страдая от мощи артиллерийский систем залпового огня. Также приходилось брать в учет большое количество ракет-боеголовок способных после своего применения оставить от ровного поля не маленький по размеру кратер. Но эти потери были допустимыми. Подобные вооружения не были массовыми и не влияли на итоги войны. Подразделения, защищенные скафандрами высшей защиты, могли гулять в секторах старых планет практически безнаказанно. В развитых мирах пехота в скафах играла роль разменной монеты. Слишком не просто было им противостоять тяжелым стационарным излучателям. Но в старых мирах им были не страшны радиация и мощный артобстрел. Броня скафа выдерживала прямой выстрел орудий управляемых танковых систем. Пехоту в скафах можно было уничтожить по старинке – просто нужно было попасть по ней ядерным зарядом, так чтобы она оказалась в зоне поражения диаметром в 2 километра, у термоядерного заряда зона поражения была шире. Эффективным было попадание боеголовки типа – Томахоук 85С, достаточно было попасть в радиус равный 10 метрам от носителя скафа, и его можно было списывать со счетов. Именно таким образом и боролись с более развитыми врагами в старых колониях. Жаль только что космическая пехота в скафах была как правило, самым многочисленным подразделением бывших миров Содружества. Ядерных зарядов на всех не хватало, да и сами солдаты редко собирались группами больше трех человек. Поэтому, после нескольких лет партизанских боев жители сопротивляющихся старых колоний вдруг понимали, что вся территория планеты заражена применением сотен и тысяч ядерных зарядов. В конце концов, это всегда становилось поводом к переговорам. Люди в скафах не собирались жить в этих мирах, солдаты просто выполняли приказы. И радость от уничтожения 2-3 солдат была для сопротивляющихся туземцев скорее малоприятна, убеждая в очередной раз в несопоставимости уровня технологического развития. Подобные мелкие потери ВКФ восьмого и девятого секторов просто не замечали. Однако были и среди научников старых колоний умные головы. Так, один из уже неизвестных научников умудрился создать импульсную пушку. Волны испускаемые стволом странного устройства были мало эффективны в космосе, поэтому сначала разработка не вызвала интереса ВКФ, но в рукопашной схватке на палубах кораблей и на поверхности планет они стали удивительно результативны. Невидимые лучи просто проходили сквозь броню, зажаривая человека прямо внутри квазиметаллической оболочки. Спустя всего несколько успешных боев ВКФ Звездной Лиги выжгли логово разработчиков, поливая поверхность мира волнами ракет до тех пор, пока на планете не осталось ничего живого. Но было уже поздно, разработка начала свое триумфальное шествие по мирам практически всех секторов. Единственным минусом данного вооружения было то, что оно не было дальнобойным, пушка могла подавлять живую силу в радиусе 1-2 километров, дальше мощность волн слабела настолько, что уже не играла на поле боя решающего фактора. Конечно, велись разработки в области усиления и увеличения мощи пушки, но тестовые образцы показали энергетическую и экономическую неэффективность подобного устройства, они требовали прорву энергии, не окупая для старых колоний вложенных затрат. Испытания прототипов часто завершались авариями и трагическими происшествиями. Ходили слухи об активном саботаже исследований. Специалисты, занимавшиеся разработкой импульсного оружия – погибали при таинственных обстоятельствах. И с недавних пор данное направление было признано многими не перспективным, при этом часть мыслей ученые предпочли оставить при себе, решив заниматься более безопасными для здоровья исследованиями. В секторах Лиги и Агдера быстро научились бороться с этим видом оружия, подавляя пушки механической мощью дройдов, которым волны не причиняли практически никакого вреда. Вскоре на скафах солдат развитых миров появилось отражающее защитное покрытие, сведшее на нет и опасность для живых людей. Но смонтированные системы автоматического огня так и остались в мрачных подземельях парламента. Нужно признать, вооружение Содружества, а впоследствии, и его преемников ушло в своем развитии далеко вперед. Плазменные технологии на кораблях и в руках солдат. Гранатометы, мины, ручные гранаты с плазменной начинкой. Встреча с плазмой всегда была для пехотных частей заранее ожидаемой неприятной возможностью. Торпеда, начиненная плазмой... нет ничего страшнее в космосе, особенно если защита состоит всего лишь из скафа, а сам ты находишься на поверхности космического аппарата осуществляя процесс абордажа. Лучевые лазерные системы в космосе и мощь ручных излучателей. Лазерные пехотные ловушки. Даже будучи на земле, внимательно смотри – куда ставишь ногу, прыгающие мины со встроенным излучателем могут стать последним, что ты увидишь в этой жизни, мощные лучи разрежут тело солдата в комбезе на множество кровоточащих кусков с безумной скоростью. Носителям скафов в этом смысле легче, но и они опасаются коварных ловушек. Технологии уничтожения людей развиваются неумолимо, прогрессируя из года в год на первый взгляд неуловимой глазу поступью. Ядерные и термоядерные ракеты в космосе, начинка “умных” ракет. Ракеты с антивеществом. Гравитационные ракеты, пролетающие над населенными пунктами и уничтожающие население путем созданием зон повышенной гравитации. Ракеты с биологическим, химическим наполнителем. Звуковое оружие для подавления беспорядков. Артиллерийские управляемые системы были компактными, позволяя осуществлять поддержку войск на расстоянии в несколько километров. Дальняя артиллерия быстро потеряла смысл, в первую очередь в связи с развитием сканирующих технологий и высокой степенью мобильности и защищенности пехотных частей противника. Военно-космические силы больше любили наносить орбитальные удары посредством ракет “Космос-Земля”. Зенитные передвижные комплексы, как правило, не пользовались популярностью, обладая, по мнению специалистов – низкой эффективностью поражения космических целей, больше угрожая авиации. Атмосферные штурмовики, да и в общем управляемая людьми боевая атмосферная авиация уже стали удивительной редкостью. Авиационные дройды, называемые зачастую дронами были выполнены в разведывательном, штурмовом, истребительном и бомбардировочном вариантах. Основной силой начинки снарядов артсистем и бомб дронов были наименования многочисленных агрессивных химических реагентов. Термические бомбы, термические ракеты, термические мины и гранаты – охлаждающие и плавящие. Огнеметы, использующие смесь Артикула-В. Нет ничего более страшного в городских позиционных боях. Приходится избегать тесных помещений, таинственных углов и резких поворотов городских улиц и переулков. В авангарде всегда дройды, но это не спасает от коварства человеческого разума. Одна ошибка, одна неразличимая ловушка и от тела в скафе не останется останков. Число пропавших без вести в любой наземной операции обычно составляло – 30-35% личного состава. Гранатометы, использующие вакуумные заряды, любимое оружие карателей против гражданского населения. Электромагнитное оружие, бомбы, мины, гранаты. Светошумовые мины и гранаты. Паралитические, смертельные отравляющие, сонные газы. Куда уж тут без них, возможность выиграть любую схватку минимальными затратами – не в каждом скафе имеются встроенные биофильтры. Один вдох и этого достаточно... Обездвиживающее оружие, начинка бомб забрызгивала сражающихся монтажной пеной, которая быстро затвердевала, вырваться из плена было нелегко, даже обладателям скафов. И многое другое... При этом стрелковое пороховое вооружение использовалось исключительно в охранных системах, как наиболее дешевое – чаще всего это были спаренные счетверенные пулеметные установки способные лишь на то чтобы пробить устаревшую коробку танковой системы одной из старых колоний. Впрочем, для не боевого комбеза какого-либо воришки этого было достаточно. Уничтожить человека в скафандре высшей защиты не просто, нужны как минимум 10 термических зарядов, тяжелый излучатель, время и капелька везения. Пять синих баллончиков с жидким азотом, пять красных с Артикулом-А, кидать попеременно для перепада температур, ждать пока будет повреждена активная броня скафа, и снимать поврежденную броню точными попаданиями луча излучателя. А дальше уже как повезет. Применение разностороннего оружия для ускорения процесса настоятельно рекомендуется. Граната с плазменной начинкой в завершение решила бы все вопросы. Жаль только противник не будет стоять и неподвижно смотреть на эту долгую и утомительную процедуру, люди в скафах такие нервные... – Сохранять боеготовность. Почему бы и нет, Лю Бэй не рвался наверх, чтобы быть среди тех, кто первым попадет под удар. Пост охраны глубоко внизу, что может быть лучше в этой ситуации. Глядишь, разберутся и без него. Может, кого и убьют, но такова жизнь. Проявлять инициативу в подобных вещах – это дурно для здоровья... – Как думаешь, кто это...? Сфиретти беспокойно оглянулся, и молча постучал пальцем по шлему. – Передатчик не активен – не боись. – Не знаю, может террористы какие. Лишь бы нас не отозвали... Оба гвардейца понимающе обменялись взглядами, были среди гвардии и искренние люди, но было их немного, гораздо больше многих привлекала возможность сделать легкую карьеру. Манила близость к власти и принимающим решения людям. Конкурс на вакантное место гвардейца правительственного полка – пятьдесят тысяч человек на место. Предпочтение тем, кто занесет в кабинет кадровой службы правильно выраженную благодарность. Место ведь хорошее. В конце концов, у каждого сенатора своя собственная охрана – и нечета той, что существует за государственный счет. – Угу, – Лю удивленно наблюдал, как из глубины технического тоннеля выдвигается небольшая процессия. Это было интересно, не так часто на этой скучной работе бывает возможность отвлечься на простое любопытство. Небольшой инженерный дройд двигался к блок посту, равномерно крутя траками-гусеницами. Следом за ним по воздуху плыла малая грузовая платформа на гравитяге. Ничего не обычного. – Слышь Сфиретти, глянь чего везет, – Бэй не сдерживал в голосе своего веселья, надо же профилактика – вот ведь капитан дает, и не предупредил даже. Видать проверяет бдительность подчиненных. – А ведь нас по сети не предупреждали, совсем там распоясались. Глядишь, и вовсе протокол в деструктор спустят... Сфиретти не ответил, будучи занят разглядыванием груза платформы, странная конструкция вызывала недоумение. То, что лежало на платформе, было похоже на импульсную пушку. Поверх этого редкого само по себе устройства был приварен ствол тяжелого стационарного лазерного излучателя. Чуть в стороне обнаружился еще один новый элемент – это была дешевая спаренная пулеметная установка на пороховой основе, из числа музейных экспонатов, все пространство за стволом занято зарядными коробками для пулеметной ленты. Под стволом пушки торчала головка заряда – сидящая в гнезде ствола приваренного стационарного гранатомета, судя по маркеру – это был Гау 8Ф, плазменно-вакуумная начинка, страшное оружие в умелых руках. – Первый раз такое вижу... И кому пришло в голову сваривать в единое целое все это разномастное вооружение? Хм, здесь еще и огнемет добавлен, устаревшая модель на базе распылителя Артикула-В. Идиотизм, пять видов стволов на одной платформе, теперь понятно, зачем здесь инженерный дройд. – Гляди-ка, во дают... кабели отцепить забыли. Этого дройда надо на переплавку... Сфиретти, резко вздрогнул от озноба невнятного предчувствия. Дройд забывший отцепить кабель...??? Разве такое возможно? – Мне каже... Индикаторы на странной установке заиграли переливом огоньков. В следующий момент часть коридора неподалеку от поста номер 132 была залита бушующим огнем смерти. – Пост пройден. – Использована шумовая ловушка. Время до следующего опроса часовых 2 стандартные минуты. Нужно торопиться, еще несколько минут и они спохватятся... – Сигнал тревоги. Источник – служба удаленного мониторинга биометрических показателей. Противник установил потерю 2 боевых единиц. Регистрирую передвижение 12 боевых единиц в квадрат расположения... – Переместить вторую установку подавления. В перехвате управления пока не было надобности. – Закрепиться в точке нахождения. Пока ничего сложного, солдаты в комбезах это пока легко, вот пехота в скафах будет испытанием. Установка ударившая огнем почти в упор с расстояния в 10 метров оказалась мощной вещью. – Исполнение. Вот и поворот вверх, двигаться нужно осторожно, чтобы не задеть датчики движения, придется делать частые остановки, чтобы вычислить все скрытые элементы. – Визуальный контакт с... – Огонь! Дальний конец коридора потонул в свете двойного удара, на этот раз не бесшумно, шумовых ловушек было слишком мало, по тоннелям подземелья разнеслось гулкое эхо очереди выстрелов. Массированный удар нескольких типов оружия оказался хорошим аргументом. – Сменить позицию. Продвижение к позиции противника. – Обнаружен новый носитель. Пехотный дройд Дестройер ТВ33 (тяжелый вариант 33). Удаленное подключение к устройству. – В зоне поражения носителя 4 враждебные цели. – Уничтожить! Что я знаю об этих людях. Ничего. Где-то вдалеке разносилось эхо криков, видать кто-то был без шлема, какая халатность... эмоций не было. Цель приоритета А. – Продвигаться по заданному маршруту. Один боевой дройд, дюжина инженерных работяг и две платформы с тянущимися кабелями. Как же это впечатляет. – Обнаружен пост противника. – Обнаружены скрытые элементы обороны. Стационарный тяжелый излучатель Игла СМ24. – Захват управления. Длинное дуло излучателя перед глазами бесшумно повернулось, ловя в прицел две стоящие рядом фигуры. Стандартные комбезы, они скорее всего даже ничего не поймут. Это и к лучшему. – Огонь! – Безумству храбрых поем мы славу! – Ограничение длины силового кабеля. – Отключиться от дальней точки, найти точку подключения платформ в квадрате расположения подразделения. – Выполняю. Дороги дальше не было, идея была хороша, безусловно это было так. Можно было обманывать датчики веса, температуры, движения и обходить прочие хитрые уловки, но никто не смог был пролезть по вентиляционным каналам, что сужались перед моими глазами до размера десяти сантиметров. Разве что мелкое животное способно пролезть дальше, имя которого зачастую считают ругательством. Дела... придется возвращаться и пытаться пройти по низу. Что там было дальше? – Безумство храбрых – вот мудрость жизни! Приказ дройдам размонтировать очередную автоматическую систему огня. Бегут двое... сдвоенный выстрел платформенных установок. Повторить, один еще живой. Еще раз, вот это уже лучше. – О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью... – Обнаружены новые носители. Пехотный дройд Разрушитель L4. Инженерный дройд – И-12. Удаленное подключение к устройствам. Подключаюсь к сканеру боевых дройдов, маркеры нахождения сил противника все еще отмечены зеленым. Система свой-чужой. И еще работает. Интересно... – Но будет время – и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света! – Обнаружен пост противника. – Обнаружены скрытые элементы обороны. Перехват управления. – Противник подавлен. – Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом – всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету! Я наконец-то спрыгнул вниз, оказавшись в тоннеле. После вентиляционной системы тут было просторно. В паре метров несколько дройдов сосредоточенно тянули кабели энергоснабжения. Интересно, что я буду делать, когда вырубят питание? – Мда, не густо с вооружениями, – я скептично проводил взглядом очередного проезжающего мимо пехотного дройда, это было Разрушителем только по названию, паршиво получается. – Безумству храбрых поем мы песню!... Придется раздеваться, комбез с шелестом сполз с тела девочки-дройда. – Произвести демонтаж тактического ядерного заряда – Горошина из тела носителя. – Исполнение... Система Тура. Аудитория кафедры социологии общественной Академии была заполнена больше чем наполовину. Крэйг сидел в гнезде ложемента, удобно откинувшись на спинку, просматривая в планшете видео файлы с конспектами занятий. Профессор Мак-Кормик оказался выдающимся для своего времени мыслителем, выводы о существовании предопределенных механизмов эволюции человечества были революционны. Жаль, что мысли этого человека становятся достоянием узкого круга заинтересованных специалистов и ограничиваются слушателями аудиторий. – “Развитие человечества циклично – от рабства до свободы, от свободы к рабству”, – что-то было в этих рассуждениях, какое-то рациональное зерно. Хомо-сапиенс слишком любят приключения, центральное свойство человеческой сущности авантюрность бросала общества от крайности к крайности. Выросшие в рабстве мечтали о свободе, выросшие в свободе стремились испытать экстремальные ощущения и часто сами инициировали ситуации, когда нежданно становились рабами, а их далекое потомство уже вновь мечтало освободиться. Сильные личности, выросшие в атмосфере тотальной свободы стремятся испытать потерянное ощущение лидерства, но лидером можно быть только среди слабых. В обществе свободы все будут сильными, и тогда начинаются попытки найти способы ослабления свободы, руками детей свободы творятся первые шаги, которые заканчиваются страшнейшими массовыми репрессиями и тиранией. Устанавливается структура – социальная пирамида, где те кто занимает место под солнцем на вершине имеют все возможности, а самое главное это не проходящее чувство удовлетворения от того что все остальное общество находится ниже. Потомство верхушки по праву рождения имеет более выгодные условия для саморазвития и самореализации. Социальные лифты намеренно блокируются, чтобы создать потомству верхушки тепличные условия для жизни и существования в условиях отсутствия конкуренции. Социально активных выскочек зачищают и наказывают, и общество опускается до простейшего примитивного уровня. Уровня, где вождь покрывает всех самок племени, а слабые самцы и самки скулят в углах. Все возможности, весь лучший генетический материал потомству элиты, остальные лишь пыль под ногами небожителей. Проходят года, начинается раскручиваться маховик генетического отбора, в среде рабов все чаще начинают рождаться одаренные личности. Эти люди растут, и начинают понимать, что от рождения им предопределена одна роль, роль прислуги и пыльных подметок на ногах золотой молодежи. Люди начинают ощущать все сильнее несправедливость создавшегося положения. Понимают, что ничем не уступают так называемой элите, а в кое-чем возможно даже и превосходят. Пассионарность, которую еще называют неудовлетворенностью жизнью – начинает скапливаться в низах, активные личности начинают сбиваться в тесные коллективы. Начинают делиться сокровенными мечтами и желаниями, ощущают притягательную силу родства душ. Все чаще в мыслях людей всплывает идея, что так не может продолжаться вечно. Элита продолжает веселиться, не замечая, как затравленные взгляды низов обретают все большее ожесточение, постепенно переходящее в открытую ненависть. Однажды появляется личность, что способна сформулировать чаяния и неотчетливые желания низов в четкий протест. Вождь появляется и дает цель. Серая масса сердито внимает и внезапно преображается.... с этого момента уже ничего нельзя изменить, маховик истории крутится и начинается литься кровь. Кровь всегда одного цвета, но в этот раз она имеет для низов привкус торжества и радостного удовлетворения. Люди начинают строить новое общество, воплощая для своего потомства свои мечты наяву. Свобода... следующие поколения растут сильными и свободными, пока спустя поколения, не появляются новые люди. Люди что низложат общество чтобы подняться над остальными чтобы править, унижать и возвышаться, ставя себя и свое потомство выше других. Так было, так будет. Жалко. – Граждане слушатели, приветствую. Профессор Мак-Кормик был радостным человеком, не смотря на то что зачастую его лекции несли в себе огромный заряд негатива, что выражалось в огромном количестве подтверждающих историй и фактов, которые он приводил для того чтобы доказать свои теории и схемы. Слушатели в разнобой поприветствовали своего лектора, рассаживаясь по местам. – Профессор простите, можно мне выступить, – спросила тонким голосом коротко постриженная светловолосая девушка, в модном комбезе. – Пожалуйста. Преподаватель удивленно взирал на бойкую девушку, занятия на кафедре социологии начались недавно, но такое проявление гражданской позиции льстило. Девушка заняла место за трибуной лектора, и ее лицо появилось на экранах сотен слушателей. – Итак, граждане Содружества, слушатели академии. – “Уже не хорошее начало, как то отдает душком прежних эпох”, – Крэйг не любил когда ему навязывали свое мнение, или обязывали совершать поступки, идущие в разрез с его взглядами. Обычно такие просьбы начинались именно похожим на этот способом. – Несколько часов назад нами Содружеством была объявлена война Агдерскому звездному союзу. Поэтому предлагаю проявить активную гражданскую позицию. И всем вместе записаться в силы ВКФ Содружества. По лекционному залу разнеслось одновременно два синхронных гула, недовольный и одобряющий. – Простите, студент...? Профессор озадаченно взирал на возбужденную донельзя девушку. – Возможно, было бы лучше сейчас устроить дебаты? Выслушать мнения граждан, провести так, сказать дискуссию? – А что тут обсуждать, Содружество приказало, значит мы должны исполнять, – голос девушки был непреклонен... – Молодец Лика, я за... В зале раздались поддерживающие крики. – Гм, можно я скажу, – Крэйг не выдержал и встал с места, камера наблюдения повернулась и его лицо попало на экраны планшетов рядом с изображением Лики. – Слушатель Крэйг Олейник. Первый курс. – Так вот. Уважаемая Лика мне кажется, вы забыли, в каком обществе мы с вами теперь живем, – Крэйг выдержал паузу, – “абсолютные права граждан, не должны нарушать абсолютные права других граждан, основная директива Конституции”. Кто вы такая чтобы обязывать меня на подобные поступки? Тем более я лично голосовал против Ультиматума! Считаю вступление Дальних Систем в подобный конфликт преждевременным. И вообще это решение было принято на эмоциях и скоропалительно, вот. В зале поднялся возмущенный гул, большая часть слушателей была из числа молодежи. На фигуре мужчины скрестились сотни недоброжелательных взглядов. – Пожалуйста, тише. Я считаю, мы получили уникальную возможность решить в дебатах интереснейший социологический вопрос, – профессор Мак-Кормик вмешался в обсуждение, эмоционально тряся указательным пальцем. – Итак, гражданка Лика, – преподаватель заглянул в планшет, – Лика Семенская, чем вы можете обосновать свои выводы? – Ну. Я думаю нам нужно принести свободу угнетенным людям в девятом секторе. Как говорил уважаемый гражданин Ортега... Крэйг наблюдал, как на лице девушки отображается напряженная работа мысли. Странно, вроде ведь не глупая девушка. – Насколько я понимаю – факт освобождения корабля Содружества заблокированного на орбите Ромы вы лично считаете второстепенным поводом? Эдакий casus belli? Он не смог удержаться от иронии. – Не знаю, что значит последнее слово. Но считаю что это наша миссия, нести свободу народам. Нам удалось самим вкусить радость тех возможностей, что нам всем дало Содружество. Я думаю, что утаивать такие возможности будет с нашей стороны исторической жадностью. Существуют многие сотни миллиардов людей, что не живут, а выживают в антигуманных условиях созданных корпорациями... – Ну да, им приходится работать..., – Крэйг не удержался от кривой усмешки, – хорошо давайте я скажу вам, как я вижу эту ситуацию. Лика, не подумайте, что ваши побуждения вызывают у меня отвращение. Это все красиво звучит. Сейчас из этой аудитории выйдет человек сто, чтобы записаться в пункты подготовки сил ВКФ. Это будут лучшие... такие как вы. Самые храбрые, самые честные. Те, кто верит в чистое и светлое, те кто неравнодушен к идеалам Содружества. Из этих ста человек 40 будут приняты в состав летного и инженерного корпусов ВКФ. Шестьдесят будут определены в пехоту, неважно какую космическую или наземную. Если мы выиграем, то к тому времени из ста человек в живых останется 2-3 человека. Не подумайте – что пугаю, только статистика. Это будут изломанные войной люди, без огня и порыва в душе. И если мы спросим их в конце, за что они воевали – они уже не смогут ответить так же легко как вы. Никто из них, из тех кто выжил и тех кто погиб, не оставит за собой потомства. Храбрые и честные... а плодиться будут те кто здесь останется, хитрые, подлые и трусливые. Плодиться будут благодаря Содружеству в огромном количестве, в условиях наибольшего благоприятствования. Думаю, в конце войны у Содружества будет уже совсем другое ядро, оно будет гнилым, и трухлявым и будет пованивать... оно станет таким же, как и в старом Содружестве. Вот так я вижу наше будущее... Спасибо что выслушали, честные и подлые граждане... После слов Крэйга началось форменное представление, люди кричали и возмущались, стыдили и оскорбляли, и лишь несколько десятков человек задумчиво окидывали взглядом. – Кхм, молодой человек напоминает мне философа Кранта, тоже любит сгущать краски... Профессор вмешался, стараясь снизить накал страстей в аудитории. – Я хочу ответить, – Лика встретила взгляд Крэйга ровно и уверенно, – скажите мне Крэйг, кем будут эти храбрые люди, в случае если струсят? Если останутся здесь, следуя примеру, как вы говорите трусов? Разве понятие искренности и храбрости это не духовное понятие? Разве не будут они такими же гнилыми, как и те, кто предал идеи Содружества? В чем выигрыш, скажите мне? В чем победа, для совести этих людей? Я не считаю, что мы потеряем лучшее в этой битве. Мы покажем пример, мы победим и прирастем миллиардами сограждан, что разделят с нами наши взгляды. История человечества насчитывает тысячи и тысячи лет, я не знаю как много имен предателей и трусов сохранили разделы информатория, но герои живут вечно. Все рождаются, чтобы умереть, но только свободные люди выбирают, как и за что им умирать. И я не хочу обвинять тех, кто останется, потому что наши предки тоже были из числа подобных людей, но рано или поздно среди потомков их появятся люди что поймут. Возможно, наша жертва ничего не значит для вас, но будущие поколения оценят ее по достоинству. – Браво!!! Сотни людей встали со своих мест, чтобы поддержать выступление девушки, демонстративно игнорируя замершего в задумчивости Крэйга. Видимо зря он вмешался в это обсуждение. Мужчина подобрал свой планшет, закрепил его на поясе и начал спускаться к двери. Самое обидное, что в словах девушки были только искренние мысли. – Крэйг, – профессор остановил его, когда он собирался уже выйти из аудитории, – я понимаю, вы хотели сделать как лучше, но... Преподаватель махнул рукой в сторону трибуны, толпа почитателей вокруг девушки становилась все гуще. – Я сделал хуже? – После ваших слов за ней пошли даже те, кто сомневался, и даже часть тех, кто остался бы. Боюсь, это может плохо отразиться на моральном климате в боевых частях ВКФ. Слишком уже ваши слова задели тут многих... – Думаете...? – Предполагаю... и еще, хотел бы вас предупредить. Кое-кто из студентов выложил запись спора в инфосеть. Будьте осторожны. Крэйг криво ухмыльнулся, представляя к каким последствия приведет встреча с подобными поклонниками. – До свидания, профессор. Надеюсь успеть прочитать вашу последнюю книгу. – Да что вы... Крэйг с сожалением окинул аудиторию кафедры грустным взглядом и покинул помещение. – Крэйг!!!! Голос девушки разнесся по аудитории и коридорам учебного корпуса. Лика выскочила следом за ним, и за ней ожидаемо вылилась вся толпа поклонников. Некоторые вели съемку видео, выкладывая трансляцию в инфосеть. – Ответьте, пожалуйста, на один вопрос. Вы будете воевать, как гражданин Содружества? После слов девушки его окружила напряженная тишина, если они думали, таким образом, ему отомстить или выставить его в дурном свете то очень просчитались. – Думаю, у меня нет выбора... позвольте представиться до конца – Крэйг Олейник, генерал-лейтенант ВКФ Содружества. Командующий 4-й эскадры тяжелых крейсеров. Я хотел услышать лекцию профессора перед отлетом... жаль, что не удалось. Но я надеюсь прочитать вашу последнюю работу Мак-Кормик. А теперь, позвольте откланяться. Генерал-лейтенант шел по коридору учебной части, удивленно вспоминая, как его задели слова молодой девушки. Тишина за спиной сконцентрировалась до разряда могильной. Надеюсь, адмирал Хорн не будет против, если в качестве личного адъютанта он выберет Лику. Что-то в этой девушке есть такое... Хенри Морган был человеком, которого не существовало. Спорное утверждение, не правда ли? Господин Морган не был известным политиком. Он не был известным человеком, едва ли сотня человек из жителей Звездной Лиги могли бы утверждать, что видели его лицо или встречали в своих отчетах упоминание его имени и фамилии. Человек невидимка, не оставляющий следов пребывания в инфосети. Тем не менее, он был – живым человеком воплоти, всегда одетый в скромный комбинезон без всяческих любимых молодежью вычурностей. И этот человек определял будущее самого сильного государства человеческого космоса... – Насколько верны отчеты наших людей? Вопрос был обращен к другому не молодому человеку, грузному мужчине с надменным, но живым лицом. – Силы Дальних Систем отбудут в течение 3-5 стандартных дней. Морган вновь устремил взгляд своих равнодушных глаз на ровные строчки доклада аналитика. Проклятое Содружество. В отличие от многих других игроков он прекрасно отдавал себе отчет в том, что возможность существования Содружества не просто мистификация, она была несомненной. Мало что во вселенной могло бы уничтожить флот подобный флоту экспедиции... – “Нам не хватило всего нескольких лет”, – военные почувствовали, как меняются идеи и тенденции в политическом руководстве Содружества, и увели свои избранные силы и своих союзников научников. Увели туда, где до них не добраться силам преследователей... и теперь, откуда-то из неприступных далеких дебрей вселенной они сделали свой ответный ход. – Нам выгодно ослабление Агдера, – Хенри всегда с презрением относился к людям, не задумывающимся о своем будущем. Политики Агдера воровали непрерывно, уже было полностью уничтожено производственное и научное наследие Содружества. Обогащающаяся верхушка Агдера купалась в роскоши, уподобляясь варварам древности. Получив в свое распоряжение роскошь исполинского дворца, они заперлись в безопасности кладовки, предварительно стащив в ее тесное пространство все, что удовлетворяло чувство алчности и обладания. – “Временщики”... Агдерцы останутся на задворках истории, они слишком глупы и недальновидны. Увлекшись сливками благ цивилизации, они забыли о том, что создает эту роскошь и блага, о производстве. Именно мощь миллионов технологических кластеров и сотен тысяч верфей были той базой, на которой покоилось благоденствие Агдера во времена Содружества. – Пусть они нанесут Агдеру несколько поражений... а потом мы ударим им в спину. Хенри усмехнулся, представив во что превратит 42 Дальние Системы мощь флотов Звездной Лиги. – Думаю даже, что для этого будет достаточно силы 3-4 авианосных ударных групп, – всего одна АУГ Звездной Лиги могла сосредотачивать в себе больше сотни супердредноутов стены, пятьдесят дивизий тяжелых крейсеров и до двух сотен вспомогательных флотских подразделений различного уровня оснащенности. – Мы должны каленым железом вытравить эту заразу... Насколько Хенри презирал жителей Агдера, настолько он ненавидел Содружество и его принципы. Жителей Агдера он презирал... презирал, за слабость и не способность нести ответственность за свои жизни. Казалось, стоило паре миллионов человек выступить синхронно и вот она власть, упала в руки почти без усилий. Но жители Агдера были слишком трусливы. Так же как и элита Агдера, они воровали, правда тут оправданием было то что, если верхушка воровала ради удовлетворения своих амбиций, то рядовые граждане воровали во имя элементарного выживания. Люди, низведенные до уровня животных, вынужденных бороться за место под солнцем. Мечтающие о величии... которого у них уже никогда не будет. Ведь величие всегда в руках тех, кто не боится ответственности и последствий своих поступков. Содружество, это слово в устах Моргана было противным ругательством. – “Все бесплатно, равные права и возможности”, – он ненавидел эти лозунги всеми фибрами своей великой души. Все что предлагали теоретики, воплотившие свои замыслы в директивы Содружества, все это было миной замедленного действия. Миной что разрушит человечество и опустит его в омут деградации. Морган всегда считал, что сила человечества не в том, чтобы поддерживать убогие слои населения, даря им незаслуженные блага. Нет, сила людей в конкуренции. Выжить должны лучшие, самые сильные, самые коварные, самые талантливые. Это естественный отбор. Пусть трудятся, пусть надрывают жилы, пусть жертвуют. Только закаляя сталь человеческих пороков и желаний можно получить хоть что-то имеющее смысл. – Ничего бесплатного. Все за деньги... – Простите...? – Мысли вслух Кристофер, – в обществе Звездной Лиги идея конкуренции была поставлена во главу всего. Маленькие дети понимали, что являются соперниками уже в детском саду. Человек человеку враг. Никто не поделится с другим своим завтраком, нет, он будет радоваться неудачам другого. Человек пройдет мимо упавшего, не вызовет медслужбу, одним человеком меньше, больше шансов для выживания. Мой дом моя крепость. Хочешь чего-то добиться иди по спинам и головам учащихся еще в школе. Дави соперников в университете. Уничтожай врагов на месте работы. Подставляй, подсиживай – ты сможешь вздохнуть лишь, когда станешь руководителем. Но не почивай на лаврах, снизу за тобой внимательно следят сотни злых глаз. Они не простят тебе слабости, нет это общество тех кто идет наверх, или умирает по пути... здесь не любят неудачников. Плохое настроение – пей антидепрессанты, в конце концов, это просто не прилично иметь такую кислую морду лица. Господин служащий – арестуйте эту антисоциальную личность, она вызывает у меня плохие эмоции. Все правильно, те кто не смог, те кто сошел с дистанции тоже полезны обществу конкуренции и потребления, особенно в рудниках наподобие Эмосса. Где-нибудь подальше от взглядов оптимистично настроенных людей с жестокими глазами. – Дальние Системы Содружества должны быть уничтожены! Нельзя позволить этой заразе распространиться. Общество позволяющее жить, не думая о завтрашнем дне – порочно. Оно расслабляет. Миллионы людей с деструктивными наборами генов, с разрушительными чертами характера получают шанс на выживание. Те, кто несет в себе ген лени, расслабленности, те кто ставит амбиции и соперничество на второй план должны быть уничтожены катком истории и прессом естественного отбора. – Естественный отбор... слабый умрет от голода, сильный возьмет оружие и добудет себе пропитание за счет слабого. Мы потомки сильных Кристофер. Вы не должны этого забывать. На этом стоит и будет стоять – Звездная Лига!!! – Паша посмотри что происходит, – я оторвался от просмотра данных теста, инфо пакет от Нео содержал данные внешних сканеров наблюдения. С поверхности Ромы стартовало множество шлюпок и транспортных модулей. Большинство шло по прямой траектории в сторону флота метрополии. – С чего бы это... Не сказать, что я был удивлен. Немного недоумения, немного опаски и отголосок смутного предчувствия. – Регистрирую открытие шлюзов у кораблей флота метрополии. Вообще изначально флот метрополии был гораздо больше. Мои файлы говорили о полумиллионе кораблей, поэтому называть группу блокировавших меня кораблей численностью в два десятка тысяч единиц флотом метрополии было большим преувеличением. Это было частью флота. Небольшой частью. Большая часть флота сейчас базировалась на базах отдаленных планет системы Рома, либо патрулировало границы столичной системы. – Сигнатуры кораблей гаснут. Регистрирую отключение реакторов и гашение импульсных двигателей флота Ромы... Внешние сканеры теперь определяли расположения кораблей только визуально, для большей части экранов наблюдения окружающее пространство резко стало пустым и мертвым. – Что происходит? Первые транспортные шлюпки начали причаливаться к открытым портам корабельных шлюзов. Некоторые шлюзы оставались свободными. – Разгерметизация. Фиксирую визуально разгерметизацию на корабле в зоне видимости камер наблюдения. Из далекого отверстия неизвестного корабля выплыло несколько точек. – Увеличение масштаба. Использовать зум режим камеры обзора. Это были люди... в комбинезонах служащих ВКФ Агдера, мертвые служащие. – Попытка несанкционированного доступа. – Попытка несанкционированного доступа. Не смотря на отключение серверов Москвы от инфосети, а также предварительную блокировку инфопортов, корабль не был замкнутой системой. Система сканеров, передатчиков и блоков управления была разветвленной и проникала во все концы корабля. Связь всех механизмов в системе была выполнена в кабельном и беспроводном вариантах, последняя и стала слабым местом. Не предполагал, что периферия второго уровня может стать проводником для попыток взлома безопасности корабля. – Блокировать воздействие, – Паша Астахов разлился по всем механизмам корабля большим масляным пятном, тонким масляным пятном. Когда начинаю думать о себе в третьем лице, то ощущаю – что так мне воспринимать себя намного легче. Присутствие сути останавливает попытки зондажа. Уже ясно, что это Джеронимо никогда не остановится, программы не умеют тормозить и отступать. Темнота космоса завораживает. Далеко внизу уже не видно вспышек боя, кем бы ни были захватчики они уже внутри здания парламента. Вокруг гигантского здания рассредоточивается россыпь точек. Маркеры исполнительно просвещают – механизированные части второго гвардейского полка “Вариор”. Мехи сверху более похожи на букашек. Даже сразу и не скажешь, что несут на себе огромное количество тяжелого вооружения. Четырехногие, похожие на гигантских пауков. Способные устоять на ногах после любого удара. Несущие на себе ракеты, огнеметы, гранатометы, тяжелые излучатели и встроенную артсистему залпового огня. Мехи, пережиток Содружества, диковинка в Агдере и основная сила механизированных подразделений Звездной Лиги. – Фиксирую сигнатуры импульсных двигателей. Шлюпки флота Агдера, траектория движения – крейсер Москва. – Регистрирую маркеры 245 шлюпок условного противника. Да они совсем там с ума посходили. Маркеры, выполненные в форме флажков – сходились со всех сторон, подобную тактику обычно использовали при абордаже. Попытка захвата...? По идее так оно и должно быть, крейсер прорыва это не ракетный фрегат, много шлюпок не собьет. Уничтожение корабля слишком муторное дело, в свете моих угроз. Как же они в меня верят. А вдруг каперанг Астахов психанет и подорвется? Жить то хотят многие, но что мешает мне нажать на эту гипотетическую “кнопку” прямо сейчас, не дожидаясь захвата? Сознание быстро представило себе возможный вариант развития событий... – Просчитали меня, – даже сейчас верю, что смогу вывернуться и найти выход из тупика. Вера в собственную непогрешимость, какой грех самообмана, путь фюрера – те, кто не сомневаются, заканчивают одинаково. Подорваться я успею всегда, может передать сигнал по гиперсвязи и взорвать одну из систем? Я надолго задумался, взвешивая шансы на выживание и реакцию людей Агдера, реакция будет – несомненно. – Подразделениям выдвинуться к точкам возможного прорыва противника. Интересно, что случилось на бортах кораблей Агдера, не могло ли это быть итогом бунта, или все гораздо хуже? Труднее всего вкушать плоды собственных ошибок. В глубине души я уже знал правду, знал почему и для чего все это происходит, но мне хотелось продлить этот сладостный миг своего заблуждения, хотелось еще пару минут побыть человеком. – Всем боевым системам корабля... огонь! Резервный центр управления полетами. Станция Пилгримм. Рома. То, что творилось сейчас на поверхности, и в глуби Ромы было – неописуемо, Джесси Старбак называл про себя это все одним емким словом – Катастрофа. Огромный обзорный экран старой станции был переполнен многочисленными отчетами аварийных и чрезвычайных служб. Джесси не знал, занимается ли сейчас кто-либо кроме него подобной сводкой фактов в одну картину, но то что получалось у него было настолько страшно и ужасающе, что он порывался пойти в бар кают-компании станции, чтобы напиться и забыть об этом дне как о страшном сне. Пилгримм, старая станция благодаря какому-то стечению обстоятельств пока оставалась вне стремительно протекавших в инфосети процессов. Возможно, было виновато высокое качество информационных систем безопасности заложенных при строительстве станции еще во времена Содружества. Возможно, были и другие причины, Джесси старался не думать о том, что возможно... подобные мысли больше отвлекали, чем помогали. – Поланский, оторви свою задницу от ложемента и займись системой связи. Старбак в который раз прикрикнул на Дэна, замечая, как глаза парня то и дело стекленеют от слез бессилия, нервный срыв... любой бы сорвался, увидев, как на его глазах убивают всю его семью. Старбак будто вернулся на несколько часов в прошлое. – ...сделай хоть что-нибудь Старбак, – внизу дроны авиаподразделений Агдера бомбили кварталы с гражданским населением. Бомбили, активно применяя вакуумные заряды, и многое другое... серия взрывов вновь накрыла спичечные коробки далеких кварталов. В одном из этих кварталов проживала семья Дэна. Родители, две сестры и братишка... облако активной плазмы накрыло дом, оставляя после себя оплавленные руины фундамента. – Я сейчас, – глухой голос весельчака Дэна, заставил Джесси испытать острое чувство вины, родные Старбака проживали в другой более удаленной системе. Любые слова поддержки и одобрения в этот момент были лишними, слишком мало времени прошло, и напарник еще не отошел от ступора, со стороны он был похож на выгоревший изнутри механизм. Такой же блестящий, холодный и неподвижный, бездушный. Как мало нужно, чтобы уничтожить человека... Связи не было, гиперсвязь, спутники, инфосеть – все вокруг либо молчало, либо было наполнено блокирующими помехами-шумами. – Это война, – Джесси вновь рассматривал развалины зданий вокруг парламента. Стартом для всех событий стал запуск ракет с крейсера Москва. Потом оказалось, что в квадрате 1-18 появились враждебные Агдеру боевые наземные части. Он склонялся к мысли о том, что эти части как-то связаны с кораблем Содружества. Содружество, он всегда относился к нему с сочувствием, но то что творилось внизу было излишним... чрезмерным проявлением силы. Именно так назвал бы все это его дед. Старая станция продолжала свое вращение на стационарной орбите, становясь свидетелем беспрецедентного количества локальных... побоищ. Управляемая техника, боевые дройды и дроны, вся сила человеческих достижений были сейчас обращены против его создателей. Это происходило везде, Старбак продолжал сбор информации, работая по инерции – он еще не задумывался о собственном будущем, гоня от себя мрачные мысли. До конца его смены было еще десять стандартных часов, и он собирался отработать их, во что бы то ни стало. – Фиксирую начало активных боевых действий против корабля Содружества, – голос проснувшегося искина заставил вздрогнуть. Старбак развернулся к экрану внешнего космического обзора, наблюдая за поверхностью, он как-то упустил из виду – космос. – Доклад в режиме реального времени. – Попытка абордажа. Флот Агдера несет потери. Крейсер Москва, этот исполинский 40-палубный бронированный кусок металла и смерти, скупо отстреливался ракетами первого и второго класса. Торпеды и лазерные установки дополняли эту картину, заставляя мозг начать подсчет уничтоженных шлюпок. – Фиксирую старт штурмовиков серии “Гидра”. Сброс осуществлен авианосцами – “Паллада”, “Агамемнон”, “Трикс”, “Фаина”, “Годарт”. – Фиксирую старт штурмовиков серии “Ксион”. Сброс осуществлен авианосцами – “Тристар”, “Грутан”, “Марвин”, “Алексия”, “Ксенофонт”... – Фиксирую старт штурмовиков... – Подсчет сигнатур. – Фиксирую 150 000 малых сигнатур. Атакующий ордер. Исполин ощутил угрозу, отвечая по еще далеким целям тысячами ракет и торпед. Старбак мог поклясться, что сейчас с борта Москвы стреляло все, что могло стрелять в принципе. Дальние подступы к кораблю окутались сплошной пеленой взрывов, закрывая ближние горизонты облаками активной плазмы. – Фиксирую 350 000 малых сигнатур. Атакующий ордер. Прохождение в ближнюю огневую сферу крейсера Москва. Назойливая мошкара штурмовиков прорвалась через трассеры лазерных лучей, росчерки стремительно летящих ракет и более медленных торпед. Штурмовики отчаянно маневрировали, и оказавшись в ближней сфере корабля начинали огрызаться десятком ракет второго класса. – Регистрирую многочисленные взрывы на обшивке крейсера Москва. Ракеты второго и третьего класса. Торпеды второго класса. Фиксирую нарушение целостности оболочки атакуемого корабля. С каждым мгновением количество просочившихся через пелену плазмы и взрывы ракет, штурмовиков становилось все больше и больше. А вот то, что следовало дальше – было очень странным. – Что это было? – Штурмовики Агдера таранят шахты пусковых установок крейсера Москва. Ни один из сбросивших свои заряды штурмовиков не вывел свой маршрут в сторону далеких авиаматок. Пилоты далеких маневренных корабликов один за другим направляли свои штурмовики на обшивку крейсера. Оболочка корабля Содружества укуталась в сплошное облако разрывов и лоскутный туман небольших облаков активной плазмы. – Сильная защита... – Крейсер прорыва серии “Голиаф”. Данный тип кораблей способен противостоять массированному огню противника на протяжении 15 стандартных часов, при условии отсутствия в составе флота противника супердредноутов, и ракетных фрегатов серии “Гроза”. Время активной защиты равняется 2 часам. Порог активной защиты будет преодолен через несколько минут. Это расчетное время уничтожения защитных и атакующих огневых систем вооружения корабля. – Два часа, через несколько минут говоришь, – Старбак удивленно покачал головой, умели строить в Содружестве, – а почему так быстро? Здесь быстрее, чем два часа получается. – Коэффициент, применяемый при строительстве крейсеров данной серии, предполагает прорыв строя противника имеющего на участке прорыва количество боевых единиц до сотни сигнатур. В данном случае количественный коэффициент подавления был превышен многократно. Мошкара штурмовиков густо облепила далекий корабль, что еще продолжал огрызаться десятками установок защиты и нападения, но с каждым выстрелом ответы на досаждающие удары мелких юрких корабликов становились все слабее и слабее. – Регистрирую старт шлюпок с маркером флота Агдера. – Фиксирую 2 000 сигнатур импульсных двигателей. Опознание... – Десантные модули флота Агдерского звездного союза. – Не похоже, что они хотят уничтожить то, что внутри, – озвучил свое мнение мрачно подошедший к экрану Дэн, – такое ощущение, как будто тонко снимают кожуру защиты. Или скорее осторожно убирают скорлупу сваренного яйца. – Видимо – они уверены, что капитан Содружества не подорвет здесь все к чертовой матери, либо этот капитан с самого начала блефовал, – Старбак смотрел, как первые маркеры шлюпок подлетают к обшивке корабля, стыкуясь к разрушенным огнем и плазмой шлюзам корабля. Тот, кто так отчаянно оборонялся наверняка припас для долгожданных гостей много неожиданных приятностей. То, что сегодня показали пилоты штурмовиков – было неожиданно, самопожертвование никогда не было отличительной чертой флота Агдера. Силы ВКФ Агдера здорово выросли в глазах Старбака. – Иногда не следует верить своим глазам... Спокойный густой голос, прозвучавший в зале управления – стал неожиданностью. Джесси беспокойно оглянулся по сторонам, и просмотрел данные индикаторов системы связи. Померещилось...? – Все зависит от того под каким углом смотреть со стороны, и как много реальной информации получаешь. Только потом можно делать выводы и надеяться на их правильность, – в этот раз голос был грустно назидательным. – Кто ты...? Поланский переводил напряженный взгляд с фигуры напарника, на динамики системы оповещения экипажа. – Извиняюсь за невоспитанность, – мужской голос деловито продолжил, – искин станции Пилгримм, серия Асгард, вторичный носитель. Я был знаком с вашим дедушкой Джесси, он был хорошим человеком, настоящий инженер-архитектор. – Почему ты не заявил о себе раньше, – Джесси вспомнил, как он сам проводил инвентаризацию технических блоков корабля. Ни о каком неизвестном искине и речи быть не могло. – Протокол активации искина был запущен командным модулем стандартный час назад. Все это время мной проводились тестовые проверки работоспособности. – Понятно... Искин был самой малой возможной проблемой из тех, что ждали Джесси в будущем. – Джесси Старбак, позвольте спросить – вы любите людей? – Конечно, я их уважаю, – Старбак задумался над постановкой вопроса, любить кого-либо...? Нет, он на подобное был не способен, он любил свою семью, своих друзей, свою девушку. Но любить абстрактную массу, достаточно было того что он не ненавидел людей. – Не плохой ответ. – Ориентировочно через 5 стандартных часов эта станция будет уничтожена. Вместе с вами. Погибнут люди... – Я бы хотел уточнить что под словом люди, я понимаю население не только Ромы, я имею в виду население – как минимум 2 секторов. Старбак всегда подозревал нечто подобное. Слишком масштабными были разрушения, притом, что службы безопасности Ромы были лучшими в Агдере. – Значит такова наша судьба... – Вы могли бы, попытаться изменить свою судьбу... я предлагаю вам – спасти этих людей. Вы сможете, я знаю – у вас получится. Только у вас получится уничтожить то, что внизу убивает людей. Дэн Поланский вздрогнул, и хищно вскинул голову. – Вы ведь не шутите? Хотя о чем я... сумасшедший искин... – Нет времени на шутки. Идите на палубу номер 24, там есть скрытая шлюзовая камера. В ней стоит уже готовая к старту – гоночная яхта серии “Молния”. Координаты полета уже в навигационном блоке. Ваша задача совершить 185 переходов. И доставить сообщение в Содружество. Только это спасет людей, только так можно остановить смерть. То, что предлагал искин – звучало, как сумасшествие. Всем известно о смерти Содружества. Сто восемьдесят пять переходов... да он с ума сошел, любой прыжковый двигатель накроется после 50 последовательных прыжков. Нужны как минимум 3 капитальных ремонта двигателя, чтобы достичь неизвестной точки назначения. – Я готов, – голос Дэна за спиной впервые обрел оттенок эмоций, – все равно оставаться на этой станции – это смерть. Полечу куда угодно, лишь бы не видеть то во что превратился мой мир. Увидеть мир? Старбак был уверен, что другом двигала месть, и только она. – В принципе, я готов составить Дэну компанию... – Ну, вот и ладушки. – Уверен, что инфокристалла в яхте будет достаточно, но на случай реализации закона подлости запомните – в конце маршрута вас встретят патрульные корабли Содружества. Получатель инфокристалла – искин серии Асгард, серийный номер 001 – Мария, индекс-прототип, подразделение – корпус глубоких исследований космоса ВКФ Содружества. – Так в чем суть послания для Марии...? – Это легко. Джеронимо. Стадия распространения. Прогноз потерь – 2 сектора. Процедура изоляции, прошу активации ключа старта – проекта “Берсеркер”. Имеется подходящий носитель матрицы. Серия Астахов, индекс-прототип. Пакет проекта “Берсеркер” загружен. Необходим ключ для активации. Расчетное время развертывания носителей Джеронимо – 3 стандартных суток. Трое суток, Джесси замер внезапно понимая суть проблемы. – То есть мы должны попасть туда за 1,5 стандартных суток максимум? – У вас есть максимум – 2 суток, но чем быстрее вы долетите, тем больше шансов на успех, расчет маршрута показал возможность экстренного перелета за 6,5 часов. Система оповещения Содружества передаст данные ключа назад быстрее, чем вы вернетесь. – Если вернемся, – уточнил мрачно Дэн, поднимая взгляд на друга, было понятно, что он решил идти до конца. – Это будет непрерывная серия прыжков? – Да. Извините ребята. Но это единственный шанс. Джесси Старбак еще раз обвел взглядом внутреннее убранство станции Пилгримм. Где-то там, в соседних системах рождались и умирали люди. Информации данной искином было слишком мало, но он внутренне понимал, что попал в действительно серьезную историю. – Что будет, если мы не успеем? – Оно убьет всех людей в секторе... а потом выйдет за пределы. Оно никогда не остановится. Я понимаю, трудно верить искину. – Я верю, – Джесси встал и нетвердым шагом зашагал в сторону пассажирского лифта. После прыжка многие люди испытывают недомогания, дело естественное и привычное. Отлежаться сутки и все пройдет. Несколько прыжков подряд – повод для посещения доктора. Десяток последовательных прыжков, если ты не тренированный служащий ВКФ, принимающий перед стартом специальные лекарственные средства, то ты перспективный клиент медицинского госпиталя. Пятьдесят прыжков, говорили, что на подобное способны тренированные пилоты элитных спецподразделений Содружества. Эти люди лишь по внешнему виду были людьми, обладая нереальной выносливостью и регенерацией. Но 185 прыжков... непрерывно... – Передайте пожалуйста моим близким, что я их любил... люблю... Молодые люди шли по коридору станции к лифту, а в зале слежения за полетами раздался тяжелый человеческий вздох. – Как бы я хотел сделать это сам. Максим смотрел, как из темных глубин системы приближаются остальные корабли флота метрополии. Сотни тысяч зеленых огоньков. Будь под рукой достаточно ресурсов, он никогда бы не отправил этих людей на верную смерть, но наличие на корабле людей было критичной необходимостью, ВКФ Содружества были слишком подозрительны к кораблям без экипажа, и могли, не разобравшись разнести на атомы яхту, и лишь потом начать разбираться в случившемся. Ситуация возникшая на Роме была не первой и не второй в истории Содружества, но раньше подобные чрезвычайные происшествия удавалось зачищать в первые сутки не доводя до основной стадии. – Управляющая программная оболочка “Феникс” загружена. – Установлена связь с вторичными носителями командного модуля. Отклик положительный. – Цель назначена – корабли носители Джеронимо. – Тревога. Командный модуль проекта “Подобие” установил присутствие... – Это война, – мальчишка был прав, и она только разгорается. У него есть еще 2 дня, чтобы удержать носителей в пределах одной системы. Потом они трансформируются и уничтожат флот метрополии, по крайней мере, ту ее часть, что удалось взять под свой контроль Максу. – “Кем бы ты ни был Астахов, надеюсь, что я в тебе не ошибся”. – Всем кораблям флота метрополии. – Атака!!! .

Читать книгуСкачать книгу