Полеты во сне и наяву

Скачать бесплатно книгу Мережко Виктор Иванович - Полеты во сне и наяву в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Полеты во сне и наяву - Мережко Виктор

ВИКТОР ИВАНОВИЧ МЕРЕЖКО (родился в 1937 году) окончил сценарный факультет ВГИКа. По сценариям В. Мережко созданы фильмы «Здравствуй и прощай», «Одиножды один», «Трын-Трава», «Журавль в небе», «Трясина», «Уходя уходи», «Вас ожидает гражданка Никанорова», «Родня» и др. Член Союза писателей СССР.

Сатирическую кинокомедию по литературному сценарию Виктора Мережко «Полеты во сне и наяву» ставит на киностудии им. А. Довженко режиссер Роман Балоян.

Сергей распахнул дверь своего отдела, сделал шаг, театрально вскинул руки.

— Товарищи!.. Друзья!.. Братья! — приблизился к столу начальника, рухнул на колени. — Николай Павлович! Коля! Горю! Нежданно-негаданно, средь бела дня, как швед под Полтавой. Спасай!

Начальник молча, сквозь толстые очки устало смотрел на пего.

— Не человек, а несгораемый шкаф, — сострила, не отрываясь от работы, самая немолодая и отделе, Нина Сергеевна. — Горит каждый день, и хоть бы рубчик остался.

— На душе, Нина Сергеевна, — не оборачиваясь, ответил Сергей. — На душе… А душа — нечто нематериальное… — И продолжал, чуть паясничая, есть начальника глазами. — Коля!.. В твоих руках жизнь. Не очень молодая, правда, по — жизнь!

Тот помолчал еще, спросил:

— Что на этот раз?

— Мать! Через полтора часа поезд.

— Мать?

— Мать. Родная и единственная, надо встречать.

— А в прошлый раз у тебя, кажется, залило квартиру?

— Ты мне не веришь?

— А перед тем?

— Не веришь?

— Перед тем что было?

— Перед тем он ездил снимать соседа о дерева, — со, смехом сообщила смазливенькая Светочка. — Сосед перепутал входную дверь с балконной и рухнул вниз. Благо, дерево на пути попалось…

— Займи свое место и работай, — сказал просителю Николай Павлович и склонил свою плешивую голову над бумагами.

Сергей медленно поднялся, так же медленно отряхнул коленки, подошел к Светочке.

— Тебе сколько лет, девочка?

— А в чем дело? — заняла та сразу оборонительную позицию.

— Лет тебе сколько?

— Во-первых, у женщин не спрашивают, а во-вторых, если сильно хочется, скоро двадцать.

— И как ты собираешься жить дальше?

— Нормально!

— Нормально… Нормально — да, правильно — никогда! И знаешь, почему?

— Ну, интересно…

— Ты только что ударила своего отца.

В комнате прыснули — это оказалась Нина Сергеевна, удивленно поднял голову начальник, а Сергей резко крутанулся вокруг себя, глаза его горели болью и обидой.

— Да, отца! Она оскорбила человека вдвое старше себя! Ей почти двадцать, мне почти сорок! Откуда это у тебя, девочка? Ну ладно он, — кивнул Сергей на Николая Павловича. — Он обязан быть таким. Место обязывает! Но ты? А если я действительно снимал человека с дерева и если действительно ко мне сегодня приезжает мать?! Как ты проверишь — правда это или ложь? А ведь она приезжает! Мать приезжает к сыну! У сына через три дня дата — сорок лет! — и мать приезжает к нему. Поздравить! Старенькая такая мать, седенькая, сухонькая. Ну, ухмыляйся, иронизируй, издевайся. Продолжай в прежнем духе! Ну?!

Светочка смотрела на него и готова была вот-вот расплакаться.

— Не кричите на меня…

— Я не кричу, а плачу. Плачу и рыдаю! О тебе! Милая моя, дорогая, как же ты действительно собираешься жить дальше? К чему ты придешь? Ведь пусто здесь — нет ни святого, ни праведного! Когда же ты успела растерять, ведь всего двадцать?!

Светочка плакала, слезы катились по ее тугим щечкам.

— Что вам от меня нужно? Оставьте меня!

— Отстань от нее, — сказал Николай Павлович. — Делать нечего, что ли?

— Эх, вы!.. Люди-человеки… — Сергей сел за свой стол и стал смотреть в окно.

В комнате было тихо. Едва слышно всхлипывала обиженная девица, приглаживал топорщащиеся волоски на лысине начальник, Нина Сергеевна чистила пилочкой ногти, и лишь угасающая — ярко и неотвратимо — красавица Лариса как ни в чем не бывало продолжала что-то писать и подсчитывать.

— Николай Павлович, — не глядя на начальника, произнесла Нина Сергеевна, — а ведь Сереже и в самом деле через три дня сорок. Забыли?..

— Допустим, помню… И что вы предлагаете?

— Здрасьте… Во-первых, отпустить человека, а во-вторых, отметить. Сорок лет!

— Насчет отпустить — не возражаю. Пусть идет… А вот насчет отметить, не знаю. Попадает как раз на выходной. Подсчитайте!

— Тогда либо сегодня, либо в понедельник, — заключила Нина Сергеевна и обратилась к Сергею: — Вам когда, Сережа, удобнее — сегодня или в понедельник?

Сергей молчал, смотрел в окно.

— Сережа… К вам обращаются, Сережа.

— Они, видите ли, еще и обижены, — заложенным носиком сказала Светочка. — А я не собираюсь участвовать ни сегодня, ни вообще.

— Начнем с того, что тебя пока еще не пригласили, — остановила ее Нина Сергеевна. — А если даже и пригласят, привыкать отрываться от коллектива, я думаю, не стоит. Тем более, с такого возраста!

— А вам мой возраст прямо поперек горла всем встал!

— Ладно, товарищи, тихо! — вмешался Николай Павлович. — Когда и как отмечать — это мы решим сами. Без виновника! А ему надо спешить. А то и правда неудобно — мама приедет, а ее никто не встречает. Давай, Сережа, время.

Сергей не шелохнулся, продолжал изучать жизнь за окном.

— Сережа! Я ведь в твоих интересах!

— Пошел ты!..

— Вот, пожалуйста… — развел руками начальник. — Ну, как хочешь. В конце концов, твоя мать, а не моя.

Снова стало тихо. Николай Павлович отнес какую-то бумажку на стол Нины Сергеевны, вернулся на место и углубился в работу.

— Сергей! — не выдержал он наконец. — Не на том набираешь очки! Был бы другой случай — наплевать! Но мать! Тебе не совестно?

— А тебе?

— Мы, Сережа, забыли о вашем юбилее, — примирительно сказала Нина Сергеевна. — У нас как-то вылетело, а вы не напомнили.

— И нечего оправдываться! — набросился на нее начальник. — Подумаешь, цаца… Пусть сидит, сам же потом и пожалеет.

Сергей посидел еще немного, поднялся, пересек комнату, остановился возле стола Ларисы.

— Можно воспользоваться?

Она глянула на него, чуть заметно улыбнулась, достала из ящика стола связку ключей, бросила ему.

— Мерси… — Сергей дошел до двери, обернулся. — Ладно, товарищи, не будем обижаться. Все мы бываем несправедливы.

Солнце было жухлое, осеннее, улицы нежились в ласковом угасающем тепле, и скрученные желтые листья неслись за машиной отчаянно и весело.

Сергей вел «Жигули» легко. Легко ориентировался на редкие в этом городке светофоры, мягко нырял в улочки и переулки, без «сердца» пропускал зазевавшихся пешеходов, видел каких-то знакомых и коротко сигналил им, все вокруг было знакомо и близко, и музыка, несущаяся из колонок, была как нельзя кстати и усиливала ощущение стремительности, невесомости, счастья.

Остановился возле базара, запер автомобиль, ловко подбросил и поймал ключи и направился к цветочному ряду.

— Ну что, бабка, продавать будем или спекулировать?

— Какая уж там спекуляция, милый? Бесплатно отдаю.

— Хороший товар бесплатно не отдают. Пойдем поищем за деньги. — И шагал дальше.

Базар маленького городка — это особый базар, а цветочный ряд такого базара — это на всю жизнь. Выбор, сочетание красок, цены, желание продать — все на радость и щедрость.

Читать книгуСкачать книгу