«Эсфирь», трагедия из священного писания...

Автор: Бестужев-Марлинский Александр АлександровичЖанр: Критика  Документальная литература  Русская классическая проза  Проза  Повесть  1960 год
Скачать бесплатно книгу Бестужев-Марлинский Александр Александрович - «Эсфирь», трагедия из священного писания... в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
«Эсфирь», трагедия из священного писания... -  Бестужев-Марлинский Александр Александрович

* * *

Удивительно, почему перевод «Эсфири», [2] наделавший много шуму в городе в эпоху своего появления, и о котором теперь воспоминают только тогда, когда видят его на сцене, никем не удостоен разбора – хотя из уважения к подлиннику. Известно, что Расин написал трагедию сию для детского театра и она, по плану, завязке и характерам, принадлежит к слабейшим произведениям знаменитого автора; но прекрасные стихи, особенно в лирическом роде, в ней встречающиеся, ставят оную наряду с хорошими трагедиями. Из сего видно, что в переводе ее надлежало преимущественно стараться о сохранении сей прелести. Русский переводчик, вероятно, мог бы перевесть «Эсфирь» гораздо лучше. В доказательство сего приведем некоторые места его перевода; любопытные могут сличить их с оригиналом:

Кичливый Артаксеркс рабу свою венчал,И гордый перс к ногам еврейской дщери пал.

Или:

А я, гнушаясь лжи и лесть оставя им,Молилась господу и плакала пред ним.

Или:

Скучая почестьми, сама себя ищу,К стопам предвечного с мольбою повергаюсьИ смертных суетных забвеньем наслаждаюсь.Брега священны Иордана!Любимы господом поля!Наследье древня Ханаана,Чудес обильная земля!Высоки холмы, тучны долы,Издайте гласы и глаголы:Навек ли мы отчужденыДрагия отчия страны?

Или:

И в бегстве не найдут спасенья,И мраз и глад им путь препнет,И ангел божий, ангел мщеньяМечом бегущих поженет.(Сей строфы нет в подлиннике.)

Или:

Напрасно смертию закона глас грозил,В ней сердце верой возгорело;Она на смерть дерзнула смело,Рекла, и бог благословил.Свлеките с выи узы пленаИ со главы стрясите прах;Взыграйте, Яковли колена,Воспойте господу в псалмах;Отверст вам путь: бегите вскореЧрез горы, реки, степь и море;Стекитесь все в единый лик,Взнесите все до неба клик:«Господь велик!»

В сих, и еще некоторых, впрочем весьма немногих, удачно переведенных стихах и хорах заключаются красоты перевода; все остальное есть почти беспрерывное сцепление непростительных ошибок против вкуса, смысла, а чаще всего против языка, не говоря уже о требованиях поэзии и гармонии. Здесь прилагаем немногие образчики таинственного наречия г. переводчика. Например, Элиза в 1 явл. I действ. говорит следующее:

Оплакав ложну весть о смерти я твоей.

Но об вестях не плачут, а оплакивают кого-нибудь по вестям, ложным или справедливым, как случится. Например, если б сказали: «„Эсфирь“ дурно переведена», то мы сожалели бы о самой вещи, а отнюдь не о рассказах.

…Жила отчуждена от общества людей.

Вероятно, не зверей. Если сказано: от общества, то смысл полон, и потому не должно прибавлять людей; ибо одни человеки живут в обществе; звери бегают стадами, птицы летают станицами и так далее. У нас говорится: общество людей ученых, самолюбивых и проч., но без прилагательного имени речение: общество людей никогда не употребляется.

…И слез твоих предмет седящим на престоле.

Не по-русски. Слезы не могут иметь предмета, но причина их существовать должна. Предмет относится только к понятиям отвлеченным, причина большею частию к действиям физическим, и потому говорят: предмет любви, но предмет слез – галлицизм.

В следующем стихе нет полного смысла:

С престола и одра казнил ее изгнаньем.

У Расина

La chassa de son frone, ainsi que de son!!!!!Ш, [3]

А в переводе выходит, что Артаксеркс в одно время с престола и с одра сам, казнил Астинь! – Чудно; но казнить изгнанием еще чуднее: казнями зовутся у нас мучения, пытки, самая смерть, но изгнание есть не более как снисходительное наказание.

Метафоры:

Красой обресть венец…

или:

На слабых сих руках их вольность основали, —

так хитро сплетены, что нам, слабым смертным, кажутся непонятными. Недаром пишут, что стихи – наречие богов! Однако ж это еще не все; выражение:

Трудила помощь рук, в искусстве ухищренных, —

высучено так тонко, что ни один французский жеманный остроумец не выдумал бы чего-либо тонее. Трудить помощь в искусстве ухищренных рук! неподражаемо! И мы еще говорим, будто у нас нет конфетных билетцев! [4]

…Цвет, расхищенный судьбой —

и не по-русски, и не с французского.

Как скромного стыда их полон взор и стан!

Стан, полный стыда! – Новое открытие в физиологии! Очень жаль, что качество сие не дошло до нас; оно было бы забавным феноменом; особенно, если б простерлось на вещи: тогда б многие листы краснелись, нося на себе нелепости!

Мои к земле пригнутся длани,Прильпнет язык к моей гортани,И потреблюся от живых.

Читать книгуСкачать книгу