Мятежная дочь Рима

Скачать бесплатно книгу Дитрих Уильям - Мятежная дочь Рима в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Мятежная дочь Рима - Дитрих Уильям

Пролог

122 год от Рождества Христова

Северный ветер неистово хлестал гребень горы, свирепо завывая, точно явившиеся с севера орды варваров.

Пришедшее на ум сравнение ласкало слух императора, привыкшего считать себя не только искусным стратегом, но и поэтом. Балкон, на котором сейчас стоял император, всем своим видом бросая вызов разбушевавшейся стихии, словно ласточкино гнездо, лепился к стене деревянного здания — тоже нового, спешно возведенного специально к приезду императора. Зеленые склоны горного хребта, покрытого травой, обычно такой свежей, сейчас, исхлестанные дождем, выглядели довольно жалко.

Струи дождя, словно серые веревки, опутывали пятидесятикомнатную резиденцию императора, стегали по еще сырым стенам, лихо барабанили по плохо оструганным бревнам и так и норовили пробраться в каждое окно, где в спешке еще не успели повесить занавеси и поставить жаровни. Проклятый климат! Промозглый холод, от которого не спасала никакая одежда, пробирал до костей. Впрочем, что толку снова и снова ворчать по этому поводу? — думал император. Чем отсиживаться в доме, уж лучше бросить вызов непогоде. Справа от дворца тянулось ущелье, почти сплошь заросшее деревьями. Их вереница карабкалась по склону наподобие воинского отряда, и наметанный взгляд императора скользнул вверх, отметив, как содрогаются те из них, которым выпало несчастье вырасти на самом гребне горы. То еще местечко, угрюмо подумал он, явно не из тех, где предпочитают селиться люди. Но… граница есть граница, философски добавил он. Коль скоро речь заходила о границе, отсутствие даже намека на какой-либо комфорт подразумевалось само собой. Где-то за его спиной тяжело содрогался пол от топота сотен обутых в грубые солдатские башмаки ног — и эхо, особенно гулкое из-за почти полного отсутствия мебели и ковров, разносило его по дворцу.

У недавно ушедшего в отставку губернатора Помпея, насколько знал Адриан, не было времени как следует подготовиться к приезду императора. К тому же, повинуясь личному приказу императора, вестники, возвещавшие о скором его приезде, особо предупреждали, что повелитель равнодушен что к удобствам, что к роскоши, зато карты местности потребует всенепременно. К тому же он никогда подолгу не задерживался на одном месте.

Но сейчас Адриан не мог не отметить предусмотрительность своего хозяина, позаботившегося спешно возвести это сооружение в самом сердце забытой богами Виндоланды. По сравнению с походной палаткой, в которой он провел почти полжизни, это хлипкое деревянное сооружение могло считаться едва ли не дворцом.

— Счастье — не в обладании, а в предвкушении, — сказал он собравшимся перед ним офицерам. — Здесь, на краю империи, мы не могли ожидать ничего, так что насладимся тем немногим, что у нас есть.

Легат поспешно занес слова императора в свиток.

— Человек, которого боги наделили столькими достоинствами и добродетелями, заслуживает большего, — льстиво проговорил Помпей. В конце концов, насколько почетной будет его отставка, зависело от благоволения императора.

— Человек, которого боги наделили подобной властью, предпочел бы остаться в Риме, губернатор. Однако я этого не сделал — следуя как велению долга, так и собственному желанию. Не так ли, Флор?

Голова придворного поэта и по совместительству шута поспешно закивала и тут же снова спряталась в складках тяжелого плаща, отчего его комичная фигура почему-то напомнила императору промокшего и иззябшего крота.

— Мы рады разделить с тобой все тяготы, цезарь, — прокаркал Флор, постаравшись вложить в эту фразу всю ту искренность, на которую он сейчас был способен. — Кстати, у меня как раз сложились стихи, воспевающие твое несравненное мужество.

Лица придворных льстецов, гурьбой толпившихся вокруг императора, расцвели сияющими улыбками. Однако брови Адриана насмешливо поползли вверх.

— Неужели? Какой сюрприз! Ничего не может быть приятнее, чем услышать из твоих уст очередной перл остроумия!

— Они пришли мне на ум неожиданно, повелитель, словно щедрый дар богов. Я назвал их «Мольба Адриана».

— Вот как? Ну что ж, давай послушаем, какой премудростью одарили тебя боги, о мой жирный Флор.

Точно актер на сцене, поэт драматическим жестом сорвал с себя плащ и отшвырнул его в сторону, выпрямился — даже привстав на цыпочки, бедняга едва доставал макушкой до груди стоявшего позади него центуриона — и высоким, пронзительным голосом провыл:

О боги, молю вас! Не хочу быть императором! Шататься по Британии, увязая по колени в грязи. Или торчать в зловонной Скифии, глядя, как мерзнет моя порфироносная задница… О всемогущие боги, избавьте меня от этого счастья!

Отвесив глубокий поклон, Флор снова укутался в свой плащ. Вокруг раздался громкий рев и одобрительный хохот. Один трусливый Помпей побагровел при таком оскорблении, нанесенном императорскому величию. Кроме него, казалось, столь злая и едкая сатира никого особо не удивила. Ближайшие сподвижники Адриана, по-братски разделявшие с императором все тяготы походов, тоже до смерти устали от бесконечных марш-бросков и отсутствия какого-либо уюта и ничуть не меньше его самого соскучились по дому. Грубоватые, изрядно сдобренные солью шутки наподобие этой помогали им не сходить с ума.

— Запиши и его, слышишь? — кивнул Адриан легату. На губах его мелькнула понимающая улыбка. Внезапно потеряв терпение, он снова окинул взглядом насквозь промокший склон горы. — Ладно, римляне. Придется нам снова утопать в грязи. Давайте-ка взберемся наверх и посмотрим, что там.

Повелитель Рима был не только нетерпелив, но и неутомим. За полчаса он продиктовал три письма, предложил обнести близлежащие холмы террасами, чтобы позже развести там огороды и фруктовые сады, сэкономив тем самым казенные деньги на содержание армии, просмотрел и одобрил приговор, вынесенный легионеру, схваченному за руку, когда он пытался продать кому-то из варваров колчан стрел, а заодно велел привести к нему вечером наложницу центуриона, успевшую привлечь его внимание. Сказать по правде, сам центурион не слишком расстроился — наверняка дама его сердца вернется со свидания не с пустыми руками. Ему самому продвижение по службе, можно сказать, обеспечено. Да и император, глядишь, вечером не станет, по своему обыкновению, ворчать и придираться к мелочам, а утром проснется в благодушном настроении. Ну а сейчас Адриан желал всенепременно взобраться на гору.

— Можно подождать, пока немного распогодится, — осторожно предложил Помпей.

— Это в Британии-то? — Смех императора смахивал на лай пса. — Мне уже сорок четыре года, губернатор! Если я буду вечно ждать, пока распогодится, то могу заранее распорядиться о своем надгробии.

— Погода в здешних краях меняется то и дело, цезарь.

— Как и моя империя. Из жаркой духовки Персии прямо в болота Британии. Нет, если бы я имел обыкновение ждать у моря погоды, так лучше остался бы в Сирии, жарился бы на солнышке да со скуки считал мух!

Приехавший вместе с императором из Германии новый губернатор, Платорий Непот, назначенный на эту должность после Помпея, моментально почувствовал нетерпение Адриана.

— Сейчас велю оседлать лошадей, — поспешно проговорил он.

— Нет. Мы отправимся пешком, — бросил император в сторону офицеров свиты. — Будем месить грязь, как это делают варвары, чтобы, как они, почувствовать под ногами эту землю, и заодно попытаемся представить себе, как будет со временем выглядеть граница — что для нас, что для них.

Император бодрым шагом двинулся вперед. Он был высок, лицо до бровей заросло бородой, которую он намеренно не брил, чтобы скрыть шрамы и оспины, оставшиеся у него на лице после юношеских прыщей. Обычно он ходил с непокрытой головой, темные, как у иберийцев, волосы курчавились под дождем. Отороченный мехом плащ его вился и хлопал у него за спиной, словно крылья огромной птицы, гончие, которых он всегда держал при себе, могучими прыжками неслись вперед. Генералы, инженеры, архитекторы и центурионы, выстроившись в затылок, послушно месили грязь, точно колонна трудолюбивых муравьев. Впереди, прикрывая их, ехал шагом небольшой отряд преторианской кавалерии, но, не считая этого, процессия двигалась вперед без какой-либо помпы. Серые облака, сбившись в кучу наподобие стада овец, уныло тянулись к югу, поливая их унылым, холодным дождем, но все, что было к северу, скрывал собой горный кряж. Помпей начал понемногу задыхаться.

Читать книгуСкачать книгу