Женщины Вены в европейской культуре

Скачать бесплатно книгу Шиферер Беатрикс - Женщины Вены в европейской культуре в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Женщины Вены в европейской культуре - Шиферер Беатрикс

Предисловие к русскому изданию

Дорогие читатели!

Меня очень радует, что моя книга о женщинах Вены, являющих образцы творческого самораскрытия, вышла на русском языке. В общих чертах здесь охвачен период времени с 1750 по 1950 год. С одной стороны, за два столетия положение женщины в обществе совершенно изменилось, с другой — перед женским движением в моей стране стоит еще немало задач.

Я начинаю с судьбы Фанни фон Арнштайн, которая прославилась своим салоном, собиравшим носителей политических и творческих идей второй половины XVIII века, когда австрийский трон занимал великий реформатор Йозеф II. Ее дом был открыт для общения интеллектуалов и художников вплоть до Венского конгресса.

Деятельность Фанни фон Арнштайн и ее современницы Каролины Пихлер знаменует начальный подъем венской салонной культуры. Как мне известно, в России пушкинской поры можно найти подобные примеры, позволяющие говорить о роли замечательных женщин в культуре и политике. Многие произведения Пушкина связаны с конкретными импульсами и веяниями, исходящими из русских салонов. Тем интереснее, вероятно, будет для вас сравнение двух ветвей общей традиции.

Творческий дух женщин, представленных в этой книге, не ограничивается лишь побудительным влиянием на гостей салона. Пример тому — судьба австрийки, лауреата Нобелевской премии мира Берты фон Зутнер. Лев Толстой написал ей полное восхищения письмо в связи с выходом ее книги «Долой оружие». Несколько лет подряд она прожила на Кавказе, обрела там много друзей; люди разных национальностей были одинаково дороги ей. Ее заметки о тогдашних проблемах этого региона ныне могут восприниматься как мудрое предостережение.

Совершенно особыми узами была связана с Россией Лу Андреас-Саломе, родившаяся в Санкт-Петербурге. Известно, что она была тем человеком, который впервые привлек к России внимание австрийского поэта Райнера Марии Рильке. Вместе они предприняли не одну поездку на русскую землю, где познакомились со Львом Толстым, с Леонидом Пастернаком, отцом поэта Бориса Пастернака, и другими. С этого времени Россия начинает играть немалую роль в жизни Рильке. Вам наверняка известна переписка Рильке с Мариной Цветаевой и Борисом Пастернаком. Как бы ни были несхожи такие личности, как Фридрих Ницше, Зигмунд Фрейд, Альфред Адлер, все они высоко ценили Лу Андреас-Саломе. Эта женщина, завоевавшая поистине европейский авторитет, олицетворяет собой новый, но ничуть не изменяющий самой природе женственности тип труженицы, ученой, писательницы.

Альма Малер-Верфель — одно это имя (хотя здесь может быть примешана доля сарказма) ассоциируется со всей историей европейской культуры рубежа веков. Недаром Альму именовали «вдовой четырех искусств». Она была вдохновительницей гениального композитора Густава Малера, выдающегося архитектора Вальтера Гропиуса, всемирно-известного художника Оскара Кокошки и замечательного писателя Франца Верфеля.

Каждая из упомянутых здесь женщин раскрывала свои творческие возможности на особый лад. Но в этом они дополняют друг друга и все вместе питают культурную традицию, связанную с творческой деятельностью женщины.

В заключение осмелюсь высказать гипотезу: творческий труд женщины был и остается, может быть, важнейшим условием для обновления вашей прекрасной страны.

Особую благодарность за помощь и тесное сотрудничество в издании этой книги я хотела бы выразить господину доценту А. Белобратову (С.-Петербург), госпоже посланнице Австрийского посольства д-ру М. Вэстфельт (Москва), господину министериальному советнику д-ру В. Унгеру — Федеральное министерство науки, исследований и культуры (Вена).

Беатрикс Шиферер

Фанни фон Арнштайн

(1758–1818)

Фанни фон Арнштайн в юности. Портрет неизвестного художника.

Фанни фон Арнштайн вошла в историю как основательница и типичная представительница венской салонной культуры.

В этой связи надо коротко остановиться на самом явлении салонной культуры. Истоки ее следует искать в итальянском Возрождении. В патрицианских домах Римини, Флоренции и Феррары сложился ее первоначальный вид. И уже тогда прекрасные, ослепительные, образованные и остроумные дамы становятся центральными фигурами в творческих и политических кругах, именно они будили и поощряли духовные искания и споры.

Во Франции XVIII и XIX столетий салонная культура была подхвачена не только дамами высшего света, но и представительницами небогатого дворянства и буржуазии. Вот имена самых знаменитых из них: маркиза Рамбуйе, Нинон де Ланкло, мадам де Лафайет, Жюли де Лапинасс, мадам Рекамье.

В Англии салонной культуры как таковой не было, существовало лишь несколько салонов, возникших благодаря тесным связям с Францией.

Первыми центрами в Германии стали Дрезден, Лейпциг и Веймар.

Наивысшего развития на немецкоязычной почве салонная культура достигла в Берлине, пока первенство у прусской столицы не отняла Вена. Тут надо прежде всего упомянуть Рахель Варнхаген, урожденную Левин. В ее салоне сосредоточивается все, чем замечательна духовная жизнь Берлина. Здесь представлены все слои общества. Помимо Рахели Варнхаген, следует назвать Генриетту Херц и Доротею Файт, в замужестве Шлегель.

Из этого круга вышла и Фанни Арнштайн. Франциска, восьмое из шестнадцати чад почтенного еврея Даниэля Итцига и его жены Марианны (Мариам), родилась 29 ноября 1758 года. Благодаря богатству родителей — семейство владело особняком с садом на берегу Шпрее и великолепным загородным парком — маленькая Фанни, прозываемая домашними «птичкой», выросла в прекрасных условиях.

Итциги были вхожи в высшие сферы берлинского общества, при этом принцип вероисповедания не играл существенной роли. В их доме собиралась интеллектуальная элита города. Готтхольд Эфраим Лессинг, философ Мозес Мендельсон со своими близкими, семейство Херцев, Рахель Варнхаген и многие другие заметные личности были гостями в особняке достопочтенного банкира прусского короля.

Теперь уместно затронуть вопрос о положении евреев в Вене и в Берлине.

Со времен Карла V евреи уже не имели могущественных покровителей в немецкоязычных государствах. Они преследовались Габсбургами и в 1670 году при Леопольде I были изгнаны из Вены. Однако финансовые соображения вынуждали правящий дом все время возвращать их. Им приходилось постоянно оказывать поддержку своим императорским или королевским патронам в качестве банкиров (Берлин) или гоффакторов (Вена). Мария-Терезия, вошедшая в историю как добрая самодержица, была ярой антисемиткой. Евреям не дозволялось появляться пред очами императрицы. Если у нее возникала необходимость вести разговор с одним из них, то в таком случае участников беседы разделял занавес. Так или иначе, она неизменно пользовалась их услугами. А уж если евреи переходили в католичество — как, например, реформатор Йозеф фон Зонненфельс, входивший в узкий круг советников императрицы, — она и вовсе забывала о своей нетерпимости.

Король Пруссии Фридрих I, этот король-солдат, отец Фридриха II, по отношению к евреям был чуть более толерантен. В 1703 году он издал особый эдикт, который, хотя и облегчал жизнь евреям в королевских владениях, никоим образом не приравнивал их к другим подданным. Фридрих II продолжил политику отца в отношении евреев, хотя и не был о них высокого мнения.

В Австрии положение евреев, так же как и христиан-евангелистов, улучшилось лишь благодаря указу Йозефа II о веротерпимости от 1782 года.

Этот реформаторский шаг вызвал воодушевление во всех странах немецкого языка. Поэт Фридрих Клопшток написал похвальное слово властителю:

Кто в сострадании не содрогнется, видя Глумленье черни над народом Ханаана? Да что там чернь, когда князья, бароны Заковывают его в железы! Но ты, спаситель, ржавые оковы Снимаешь с кровоточащих запястий Невольники ж не верят облегченью. Давно им стал привычен звон кандальный. [1]

Читать книгуСкачать книгу