Был ли Лаврентий Берия украинским националистом?

Автор: Шаповал ЮрийЖанр: История  Научно-образовательная  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Шаповал Юрий - Был ли Лаврентий Берия украинским националистом? в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Не правда ли, немного странный вопрос? Мы попытаемся объяснить, почему он возник. А сначала вспомним решение, принятое 2 июля 1953 года Президиумом (так тогда называлось Политбюро) ЦК КПСС после поражения Л.Берии в борьбе за власть и ареста (его арестовали 26 июня 1953 года). В решении подчеркивалось, что Берия способствовал «активизации буржуазно-националистических элементов». В постановлении Пленума ЦК Компартии Украины от 30 июля 1953 года было записано: «Как подлый провокатор и враг партии Берия пытался различными коварными приемами подорвать дружбу народов СССР……Закоренелый враг партии и народа, Берия старался использовать недостатки в хозяйственном, культурном строительстве, в политической работе среди трудящихся западных областей Украины в интересах своих враждебных планов. В своей записке о положении в западных областях он под фальшивым поводом борьбы с нарушениями национальной политики партии пытался подорвать дружбу народов нашей страны, противопоставить украинский народ великому русскому народу, украинцев западных областей украинцам восточных областей, активизировать буржуазных националистов – злейших врагов украинского народа…»

Что же именно произошло? Почему верному сталинскому соратнику вдруг начали «шить» национализм? Прежде чем коснуться этой темы, стоит упомянуть о затронутом недавно в Российской Федерации вопросе посмертной реабилитации Лаврентия Берии, что лишний раз подтверждает: эта неординарная политическая фигура эпохи господства коммунистов была и остается объектом интереса общественности. Официально Берия не оправдан, и этим все сказано. Тем не менее деятельность «человека в пенсне» изобилует моментами, к которым следует возвращаться, чтобы лучше понимать наше прошлое и историю спецслужб (Л.Берия, как известно, возглавлял НКВД/МВД СССР с ноября 1938-го по декабрь 1945 года и с марта по июнь 1953-го).

Пожалуй, самый загадочный период его биографии – между смертью Сталина и арестом. Действия Берии на протяжении тех 114 дней, когда он был едва ли не самым влиятельным человеком на одной шестой части суши, дают возможность посмотреть на него объективнее, отбросив традиционные обвинения вчерашних соратников из «ленинско-сталинского Политбюро», любителей навешивать ярлыки. Даже больше, осмелимся утверждать, что бериевские «сто дней», в случае их продления, потенциально несли нечто новое и для Украины…

Опубликованные в последние годы архивные материалы и основанные на них научные работы свидетельствуют: не обнаружено никаких документальных подтверждений разрекламированного еще в хрущевскую эпоху (и повторенного во время горбачевской «перестройки») «заговора Берии». Как раз наоборот – сам Берия в разгар реформаторских начинаний стал жертвой заговора высших партноменклатурщиков и части военного генералитета, не на шутку его опасавшихся.

Анализ бериевских инициатив свидетельствует, что в истории, если бы она повернулась иначе, наверняка возникло бы понятие не хрущевской, а бериевской «оттепели». Хрущев и Горбачев лишь во многом эксплуатировали (и далеко не всегда удачно) его предложения.

Нет возможности и нужды описывать все то, что предлагал и делал Берия после смерти Сталина. Коснемся лишь некоторых его инициатив. Амнистия 28 марта 1953 года, по которой на свободу вышло 1,2 млн. заключенных и было прекращено 400 тыс. следственных дел; проект, адресованный Президиуму ЦК КПСС, относительно широкой политической амнистии; поднятие вопроса о передаче ГУЛАГа в ведение Министерства юстиции с дальнейшей ликвидацией первого; предложения относительно смягчения меры ответственности за нетяжкие преступления; создание четырех групп с целью пересмотра наиболее одиозных политических дел («врачей», «мингрельского» и др.); приказ по МВД от 4 апреля 1953 года «О запрете применения к арестованным любых мер принуждения и физического влияния»; записка в Президиум ЦК КПСС об отмене паспортных ограничений и режимных местностей от 13 мая 1953 года; записки об отмене приговоров многим известным деятелям; записка в Президиум ЦК КПСС об ограничении прав пресловутого Особого совещания при МВД СССР.

Л.Берия подготовил в Президиум ЦК записки о серьезных ошибках в проведении коллективизации в Прибалтике и Западной Украине, о грубых нарушениях национальной политики, репрессиях в Прибалтике, Белоруссии, Украине, в которых поднимался вопрос о поддержке развития национальных культур, языков, предлагалось учредить национальные ордена…

В сфере внешней политики он призывал отказаться от навязывания социализма тогдашней ГДР, из которой сотнями тысяч бежали жители, предлагал создать единую нейтральную Германию.

Бесспорно, упомянутые новации не предполагали кардинальных изменений в жизни тогдашнего общества, не меняли природу коммунистического режима. Тем не менее их реализация во многом способствовала бы его либерализации. Для этого у члена Президиума ЦК КПСС, первого зампреда Совета Министров, главы объединенного МВД-МГБ СССР, Маршала Советского Союза Л.Берии было немало рычагов.

Именно Л.Берия едва ли не первым в тогдашнем руководстве считал целесообразным исключить из политического лексикона слово «бандит», которым обычно называли участников повстанческого движения. Он говорил, что в Украине нет «никаких бандитов, а есть только националистически настроенная часть населения». По приказу Л.Берии в Москву привезли руководителя разведки ЗП УГВР Василия Охримовича (заброшен самолетом в УССР и схвачен в октябре 1952 года), через которого чекисты пытались выйти на националистическое подполье, чтобы убедить в нецелесообразности дальнейшей борьбы. С этой самой целью в тогдашнюю столицу СССР из сибирской ссылки привезли сестер Степана Бандеры, из Владимирской тюрьмы – президента УГВР Кирилла Осьмака, а также митрополита Иосифа Слепого, которого тоже пытались использовать для решения западноукраинских проблем.

26 мая 1953 года на заседании Президиума ЦК КПСС было принято постановление «Вопрос западных областей Украинской ССР». Кстати, записку на такую же тему Л.Берия 8 мая 1953 года подготовил и по деятельности органов МГБ Литовской ССР. 28 мая 1953 года Бюро ЦК КПУ приняло решение «О постановлении ЦК КПСС от 26 мая 1953 года «Вопрос западных областей Украинской ССР» и докладной записке тов. Л.П.Берии в Президиум ЦК КПСС». Пленум ЦК КПУ 4 июня 1953 года принял постановление «О постановлении ЦК КПСС от 26 мая 1953 года «Вопрос западных областей Украинской ССР» и докладной записке тов. Л.П.Берии в Президиум ЦК КПСС». Этим решением, по сути, были признаны серьезные масштабы и последствия грубых действий режима на западноукраинских землях. В частности подчеркивалось, что «борьбу с националистическим подпольем нельзя вести лишь путем массовых репрессий и чекистско-военных операций, что бессмысленное применение репрессий вызывает лишь недовольство населения…»

Под влиянием этого документа Пленум ЦК КПУ 4 июня 1953 года освободил с поста первого секретаря ЦК КПУ ярого русофила и антисемита Леонида Мельникова, который в выступлении на Пленуме признал ошибочность собственных действий. Новым лидером КПУ стал Алексей Кириченко, подчеркнувший: «Нам мало признать просчеты и недостатки. Наша задача заключается в том, чтобы глубоко осознать политическое содержание допущенных ошибок, огромное значение той помощи, которую оказывает нам ЦК КПСС своим постановлением от 26 мая, – и с настойчивостью, присущей коммунистам, взяться за ликвидацию просчетов и недостатков в руководстве западными областями».

Хорошо понимая, что его предложения не вызовут энтузиазма у партийных бонз, Берия старался опереться на аппарат МВД, куда были переданы в 1953 году органы госбезопасности и где он решительно расставлял своих людей. Особая роль отводилась здесь Украине, на территории которой дислоцировались части мощнейших военных округов. К тому же ее западный регион оставался ареной жестокого вооруженного противостояния с украинским подпольным движением, возглавляемым Организацией украинских националистов (ОУН).

Несмотря на большие потери в рядах оппозиции (бои, репрессии), в регионе к началу 50-х годов насчитывалось до полусотни «пораженных бандитизмом» административных районов. Например, в 1951 году действовали Львовский и Карпатский краевые, 14 окружных, 37 надрайонных, 120 районных, 156 кустовых проводов (организационно-территориальных звеньев) ОУН, до 2,5 тысячи боевиков-одиночек.

Читать книгуСкачать книгу