Мы не волшебники, а только учимся

Читать онлайн книгу Баринова Виктория С. - Мы не волшебники, а только учимся бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

В чем-то эти подозрения были вполне обоснованы. Потерянные листы на самом деле не попали ни в урну, ни под метлу дворника, ни под колеса автомобилей. Тщательно разглаженные, они лежали на столе Дениса Коврижко, который должен был вынести вердикт. Но Никита ошибался, думая, что информации хватит для того, чтобы похитить его изобретение. Ее хватило лишь на то, чтобы понять его ценность и заинтересоваться. В любом случае он мог не беспокоиться — жемчужина его изобретательской деятельности попала к людям, меньше всего склонным заниматься воровством.

Наоборот, они были заинтересованы в сотрудничестве.

Корпорация «Третий глаз» вновь собралась в полном составе, чтобы выслушать заключение Дениса. Оно было кратким и энергичным:

— Дура ты, Галка. Этого парня надо было обеими руками держать. А ты даже имя у него не спросила.

— Откуда я знала? Он мне полным психом показался.

— Если бы ты свои микрофоны вовремя настроил, сам бы все услышал. — Антонио героически бросился на защиту дамы сердца. — За техническую часть ты отвечаешь.

Денис только зубами заскрежетал. Крыть ему было нечем.

— Оба мы хороши. Одна Маринка молодец. Сообразила, что клиент непростой.

— Да с чего ты решил, что Петька заинтересуется этой ерундой? — поморщилась Галина. — Что ты мог понять по двум несчастным листкам?

— То, что на этом можно заработать, — отрезал Денис. — Тебе мало?

— В любом случае парень ушел и вряд ли вернется, — пожала плечами Галина. — Мы не знаем ни как его зовут, ни где он живет. Не сможем его найти.

— А что, если дать объявление в газету? — спросила Маринка.

Галина рассмеялась:

— И что ты там напишешь? «Потерявший два листа бумаги, исписанные синей шариковой ручкой, отзовитесь»? Все подумают, что ты рехнулась.

— Можно написать, что мы хотим встретиться с молодым человеком, приходившим такого-то числа в корпорацию «Третий глаз». Дали бы все нужные ориентиры…

— Не пойдет, — покачал головой Денис. — Во-первых, нет гарантии, что парень увидит наше объявление. А во-вторых, мы не можем расписываться в том, что не в состоянии найти человека. Маги мы, в конце концов, или нет?

Всем взгрустнулось. И правда маги. Значит, стандартные способы поиска им не подходят. Нельзя ради одного человека объявлять на весь город о своей несостоятельности.

— Может быть, он сам придет, — тихо сказала Маринка.

— Выше вероятность случайно с ним столкнуться, — фыркнула Галина. — Так что ходи по улицам с открытыми глазами, может, где его увидишь.

— Да, Марин, надежда только на тебя, — усмехнулся Денис. — Ты одна видела его достаточно долго, чтобы запомнить.

— И что мне тогда делать? Хватать его за руки и тянуть к нам?

— Хоть бы и так. Нам звони, мы поможем.

Все посмеялись, но смех вышел невеселый, натянутый. Обидно было сознавать, что упущена прекрасная возможность поправить дела. Может, ничего и не вышло бы, но рыба, сорвавшаяся с крючка, всегда кажется крупнее пойманной.

О клиенте-изобретателе решили забыть, но подобных ошибок больше не допускать. Денис выходные посвятил отладке всех систем связи и на будущее дал себе слово каждую неделю проверять, как они работают.

А Маринка, вопреки здравому смыслу, листочки с чертежами и формулами сохранила. Один раз едва спасла их от уничтожения, второй раз рыться в мусорной корзине или где похуже ей не хотелось. Если листочки не пригодятся, выбросить их она успеет.

Через годик-другой.

Три недели прошло с тех пор, как Никита устроился на работу в магазин Гудкова. За это время он проникся таким отвращением к торговле и занятым в ней людям, что было удивительно, как он до сих пор не уволился. Удерживало его лишь то, что к себе он испытывал такое же отвращение. Никчемному идиоту, не сумевшему не только пристроить свое изобретение, но и сохранить его, самое место среди безмозглых жадных хапуг. Может быть, они научат его жизни.

Как назло, Андрей, учившийся в заочной аспирантуре исторического факультета МГУ, уехал в столицу обсуждать с научруком очередную порцию добытой информации, и поддержать Никиту было некому. На родителей никакой надежды. Они как дети радовались, что мальчик взялся за ум. Родичи пришли бы в ужас, если бы узнали, что на работу их дорогой мальчик ходит исключительно благодаря несгибаемой силе воли.

Андрей вернулся в конце недели, злой после безрезультатных споров с научруком. Но злость моментально испарилась, когда он зашел к другу и увидел, в каком состоянии находится Никита. От неунывающего изобретателя не осталось и следа. Никита был бледен, раздражен, горел желанием сорвать на ком-нибудь плохое настроение. Он метался по комнате как дикий зверь. Андрею не понадобилось много времени, чтобы выяснить, что злится Никита в первую очередь на себя.

— Надо же быть таким болваном, чтобы потерять часть информации!

Никита то садился на стул, то вскакивал с него и бросался вытирать пыль с книжных полок или подоконника. Через пять минут у Андрея зарябило в глазах.

— Сядь, пожалуйста, и успокойся. Вместо того чтобы ворчать, давно бы все восстановил. Это же твое изобретение.

— Думаешь, я не пробовал? — скривился Никита. — Из-за этой дурацкой работы я абсолютно разучился мыслить. По вечерам ни на что сил нет, а что успеешь за один выходной? Мне и отдыхать когда-то надо.

— Увольняйся.

— Ага, конечно! Меня живьем сожрут. Гудков и так все время трезвонит, что я ни на что не гожусь.

— А ты все на сессию свали. Скажи, что не успеваешь.

— Не пойдет. — Никита набегался по комнате и плюхнулся на диван рядом с Андреем. — Родители знают, что у меня мало экзаменов.

— Сколько тебе лет? Сидишь и ноешь, как ребенок. Я тебя не узнаю.

— Я сам себя не узнаю. — Никита был мрачен. — Каждое утро подхожу к зеркалу и боюсь, что у меня такая же противная жирная рожа, как у Гудкова.

Андрей похлопал друга по спине:

— Не отчаивайся. Им тебя не победить. Возьмешь отпуск, доделаешь работу. Твой Гудков еще рот раскроет.

— Да я через полгода и с интегралом простейшим не справлюсь!

Андрей не смог бы справиться с простейшим интегралом даже сейчас и поэтому другу не поверил.

— Все у тебя получится.

— Ты не понимаешь. Там одна загвоздочка была… Я все голову ломал, что бы сделать, чтобы эффект распространялся, скажем, по всей комнате. Представляешь, такая кроха, на ладони у тебя помещается, а контролирует температуру в большом помещении. Я долго ничего сообразить не мог, вся проблема в размере была. И вот на тебе — меня осенило не где-нибудь, а в этой дурацкой корпорации. Такое простенькое, но очень изящное решение. За десять минут все набросал. Но сейчас, хоть убей, не могу вспомнить.

— Погоди, я не понял. В какой корпорации?

Никита смутился:

— Помнишь, я тебе рассказывал? У них еще реклама крутая… корпорация магов и волшебников. «Третий глаз» называется.

— А, точно, помню. Шаг отчаяния. Слушай, может, там ты и забыл свои записки? Выронил нечаянно или на столе оставил? С тебя станется.

— Может, и там. А может, где угодно. Город большой, я где только не шатался с этой папкой. В любом случае все давным-давно в мусорку выкинули!

— А вдруг нет? Не выкинули, а положили в ящик и ждут, когда ты придешь.

В глазах Никиты зажглась надежда.

— Думаешь?

— Почему бы и нет? Сходи да спроси.

Никита замялся:

— Неохота мне туда второй раз соваться.

— Не будь идиотом. Всего-то спросить, находили они твои листы или нет. Давай прямо сейчас сходим.

— Уже поздно.

— Тогда завтра с утра отпросись у своего Гудкова и слетай.

— Не буду я у него отпрашиваться. Все равно не отпустит. Опоздаю — и все. Переживет.

— Можно и так, — ухмыльнулся Андрей. — Главное — действуй.

* * *

Когда утром в дверях приемной замаячила долговязая мужская фигура, Маринка не поверила собственным глазам. У нее была неплохая память на лица, но все-таки почти месяц прошел с тех пор, как она последний раз видела незадачливого изобретателя.

Маринка вцепилась в край стола. Он… тот самый… Она узнает и куртку со старым меховым воротником, и очки с тонкими дужками на крупном носу, и светло-каштановые взлохмаченные волосы, которые давно нуждаются в стрижке. Только сегодня при нем нет папки…

Еще не осознавая до конца масштабы везения, Маринка вскочила из-за стола. Стандартное приветствие сорвалось с ее губ, прежде чем она успела подумать.

— Здравствуйте, чем я могу вам помочь?

Молодой человек выдавил из себя улыбку:

— Д-доброе утро… Я к вам заходил на днях…

— Да, я помню, — кивнула Маринка, всеми клеточками кожи источая доброжелательность.

— Я тут, кажется… э-э… вы, случайно, не находили листы с чертежами?

Маринкина рука непроизвольно потянулась к верхнему ящику стола, но вовремя остановилась. Один раз они упустили удачу, второй раз накинут на нее аркан и оседлают, как своенравного коня.

— Да, находили. Два листочка.

Юноша побелел:

— И что вы с ними сделали? Выкинули?

— Нет, что вы! Положили в надежное место. Я так и думала, что рано или поздно вы за ними придете.

Молодой человек просиял и стал почти красавцем.

— Подождите здесь, пожалуйста. Они хранятся в другой комнате, я сейчас за ними схожу. — Маринка подавила желание запереть приемную на ключ и побежала в комнату к Галине.

3

День окончился особенно паршиво — ссорой с Гудковым. Конфликт назревал давно, с той секунды, когда Никита переступил порог его магазина, признавая тем самым, что не в состоянии позаботиться о себе. Бессмысленная работа, постоянные шуточки со стороны Гудкова, намеки персонала, который сразу понял, откуда ветер дует, делали существование нового администратора невыносимым.

Даже зарплата Никиту не вдохновляла. Выдавая ему сегодня деньги, Гудков позволил себе нечто вроде замечания: «А теперь черед нахлебничков». Никита вспылил, Гудков напомнил, что кусок хлеба он ему предоставил исключительно из жалости и по просьбе жены и что на его месте он сидел бы тихо, не выпендривался и не кусал руку, которая его кормит. Никите захотелось швырнуть деньги Гудкову в лицо и объявить, что ноги его больше не будет в этом магазине. Смутило присутствие свидетелей — и Оленька, и Настенька, хорошенькие продавщицы-хохотушки, маячили невдалеке и, без сомнения, слышали каждое слово.