Мы не волшебники, а только учимся

Читать онлайн книгу Баринова Виктория С. - Мы не волшебники, а только учимся бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

— В нашей рекламе написано, что вы платите деньги только после того, как госпожа Кристиана реально вам поможет.

— Так это правда? — От изумления Соня оставила сумку в покое. — Я думала, это обычный рекламный трюк.

— Мы работаем серьезно, без трюков.

— Здорово! Но я могу и сейчас заплатить, вы не думайте…

«Побольше бы нам таких клиентов», — вздохнула про себя Маринка.

— Не торопитесь, Соня. Госпожа Кристиана не занимается обманом. Если у нее не получится…

У Сони вытянулось лицо.

— Вы же понимаете, всякое может случиться. — Маринка тактично сделала паузу. — В таком случае ваши деньги останутся при вас. Госпожа Кристиана не возьмет ни копейки.

— Но… она же старалась, работала… — неуверенно пробормотала Соня. — А так выходит, что она ничего не заработала.

«Да она просто ангел», — восхитилась про себя Маринка.

— Не забивайте себе голову, Соня, — улыбнулась она. — Госпожа Кристиана умеет о себе позаботиться. Вы лучше успокойтесь. А то кто-нибудь решит, что мы вас обидели, и придет к нам разбираться.

Соня шутку не оценила.

— Я не говорила родителям, куда иду.

— Ну почему сразу родители? Какой-нибудь симпатичный молодой человек, — подмигнула Маринка.

Она чувствовала, что разговаривает с Соней как с ребенком, но остановиться не могла. Слишком уж та была по-детски наивна.

— У меня нет молодого человека, — смутилась Соня, но плакать перестала. А потом сказала нечто, от чего у Маринки отвисла челюсть: — Меня мужчины не любят.

Слышать такое из уст потрясающей красавицы было более чем странно.

— Кто вам сказал? — удивилась Маринка.

— Я знаю.

— Чушь, — возмутилась Маринка, позабыв о профессиональной этике. — У вас наверняка куча поклонников.

— Кому-то я, конечно, нравлюсь, — уныло согласилась Соня, — но это все не то.

Маринка понимала ее как никто другой. Поклонники поклонниками, а сердцу хочется настоящей любви.

— Соня, а может, вам лучше попросить у госпожи Кристианы не модельной карьеры, а любви?

«Ну я и дура, — ужаснулась Маринка про себя. — Фотографии ее мы куда-нибудь пристроим. А мужчину где найдем? Опять Антонио придется отдуваться?»

Это была на редкость неприятная мысль, Маринка с замиранием сердца ждала Сониного ответа.

— Быть моделью мне хочется больше, чем замуж, — бесхитростно ответила та.

— Это все потому, что вы еще не встретили достойного человека, — с облегчением улыбнулась Маринка.

— А вы? — Соня выразительно посмотрела на Маринкину руку без кольца. — А вы встретили?

Перед Маринкиными глазами встало скучающее лицо Петра Александровича, мелькнул точеный профиль Антонио… У нее защемило сердце. Увы, ничего хорошего о себе она сказать не могла.

— Боюсь, что нет, — призналась она. — Но я надеюсь.

— А я нет. Мужчины странные пошли. Скучные, ненадежные, нечуткие…

— Для вашего возраста вы очень рассудительны.

Соня вздохнула, как маленькая старушка:

— А что делать? Жизнь такая.

— Жизнь такая, какой мы ее делаем.

Соня невесело улыбнулась:

— Я не уверена. Я все пытаюсь сделать ее такой, какой хочу, а у меня ничего не выходит.

«Может быть, ты просто делаешь не то, что нужно?» — чуть не вырвалось у Маринки, но она вовремя услышала, как хлопнула входная дверь.

— Подождите секундочку, Соня, мне кажется, кто-то пришел.

— Госпожа Кристиана? — Сонино личико просияло.

Меньше всего Маринке хотелось, чтобы клиентка столкнулась у входа с великой гадалкой, одетой в обычную пуховую куртку и вязаную шапочку.

— Нет, госпожа Кристиана этим входом не пользуется, — со значением сказала Маринка. — Наверное, кто-нибудь из наших сотрудников. В корпорации работает много людей. Я сейчас посмотрю, кто это.

Маринка вышла из приемной, плотно закрыла за собой дверь. Соня вроде девушка воспитанная, подглядывать и подслушивать не должна.

У входной двери стояли Антонио и Галя. Она стряхивала снег с сапог, стараясь не шуметь, Антонио расстегивал пальто. Увидев Маринку, он улыбнулся. Она приложила указательный палец к губам.

— Здесь? — почти беззвучно спросила Галка, показывая на приемную.

Маринка кивнула.

— Кто?

Антонио протянул Маринке блокнот с ручкой. Она удивилась его предусмотрительности и быстро написала: «Девушка двадцати лет. Хочет стать моделью в Москве».

Галина прочитала и сделала круглые глаза: мол, я-то что могу сделать? Но Антонио подтолкнул ее в спину и показал большой палец.

— Быстрее, — прошептала Маринка и вернулась в приемную.

Соня сидела на том же самом месте и смотрела в одну точку.

— Госпожа Кристиана скоро вас примет, — улыбнулась Маринка.

Соня встрепенулась:

— Она уже приехала?

— Нет, но ждать осталось недолго. — Маринка прикинула, сколько времени нужно Гале, чтобы добраться до кабинета, переодеться и отдышаться. — Думаю, минут десять, не больше.

— Ой. — Соня побледнела. — Я боюсь. Вдруг ничего не получится…

— Не думайте об этом, Соня. Настраивайтесь на удачу.

У Сони заблестели глаза.

— Вы не представляете, как помогли мне. — Она всхлипнула и снова потянулась к платочку. — Когда вы так говорите, я начинаю верить в себя.

Маринка позволила себе многозначительно улыбнуться.

— А чего вы хотели? Это же корпорация «Третий глаз».

Соня побледнела еще сильнее и стала медленно подниматься с дивана. «Так, я ее напугала», — сообразила Маринка. Необходимо было срочно спасать ситуацию. Самым будничным тоном она сказала:

— Соня, у вас глаза потекли.

Этого оказалось достаточно. Соня плюхнулась обратно и полезла в сумочку за зеркальцем и косметичкой. От слез ее накрашенные ресницы действительно оставили на щеках и веках черные следы, и Соня принялась лихорадочно стирать их платочком.

Через пару минут зазвонил Маринкин сотовый. Зазвонил особенной мелодией, непонятной никому, кроме Маринки. Очередная простенькая, но эффективная идейка Дениса. Эта мелодия оповещала о том, что звонит великая Кристиана и что нужно не отвечать на звонок, а быстрее выпроваживать клиента к гадалке.

— У вас сотовый, — робко сказала Соня, видя, что Маринка не торопится отвечать.

— Ничего страшного, перезвонят. — Маринка закрыла глаза и приложила руки ко лбу. — Главное, что госпожа Кристиана ждет вас. Захватите с собой шубку, выходить вам будет удобнее через другую дверь. Пойдемте, я покажу, куда идти и где можно оставить вещи.

Когда встал вопрос о том, кому везти портфолио Сони в Москву, Галка и Антонио разругались не на жизнь, а на смерть. Тяжелая артиллерия в виде десяти папок с фотографиями и списка с адресами и телефонами московских модельных агентств была подготовлена быстро, а вот достичь единодушного решения о том, кто будет возглавлять военную кампанию, оказалось труднее.

Галина утверждала, что надо подождать Дениса и вручить ему все материалы. Передохнет пару дней, побудет с семьей — и пусть снова в Москву едет, теперь уже по модельным агентствам.

— Все равно ему здесь делать нечего! — подытожила она.

— Денис не справится, — не согласился Антонио. — Фотомодели не по его части.

— Зато по твоей! Не дождешься. Ни в какую Москву ты не поедешь.

— А я и не стремлюсь! Но Коврижко второй раз ехать тоже не захочет.

— Его никто спрашивать не будет! — фыркнула Галина.

— Денис никуда не поедет. У него семья.

— Нормальные мужики бегут из семьи, а не в семью!

— Сразу видно, что нормальных мужиков ты никогда не видела!

Маринка молча слушала обмен колкостями. Она была целиком и полностью на стороне Антонио. Галка совсем совесть потеряла. Понятное дело, в Москве Антонио на каждом шагу будут подстерегать опасности в виде ослепительно красивых длинноногих девиц. Но работа есть работа, и порой приходится идти на оправданный риск. Денис великолепен в научно-исследовательских институтах и опытных лабораториях. Представить его в приемной модельного агентства с пачкой фотографий под мышкой — невозможно. Зато Антонио с его непревзойденным умением очаровывать и манерами дамского угодника сумеет пристроить на обложку журнала и конфетную обертку.

— С Денисом никто не будет разговаривать, — тихо сказала Маринка, когда Антонио и Галка докричались до хрипоты. — У него подход не тот. Его даже на порог охрана не пустит.

— Вот видишь! — Антонио, ободренный нежданной поддержкой, воспрянул духом. — Значит, еду я. Завтра же.

Галка недовольно покосилась на Маринку, но промолчала.

— Не расстраивайся, Галочка, — проворковал Антонио. — Дело превыше всего. Только подумай, какая для нас будет реклама, если удастся пристроить Соню.

Но Галина была неумолима:

— Я представляю, как ты будешь ее пристраивать!

— Галя! Не будь ребенком. Ехать должен я. Это логично и справедливо. А если ты волнуешься за мой моральный облик, — Антонио чуть усмехнулся, — я могу взять с собой Маринку. Она за мной присмотрит.

Маринка открыла рот. Галина тоже.

— А в приемной кто сидеть будет?

— Денис посидит. Ему будет полезно с народом пообщаться. А Марина мне поможет. Мы с ней поделим фотографии и окучим вдвое больше агентств. Быстрее управимся и вернемся.

Гале эта идея не понравилась.

— Почему бы тебе не поехать с Денисом?

— Потому что Денис устал, потому что у него семья и потому что в модельном агентстве он будет как слон в посудной лавке, — терпеливо объяснил Антонио. — И к тому же ему надо работать с нашим изобретателем, не забывай.

— Ох, точно…

Галина скисла. По всему было видно, что отпускать Антонио в Москву с Маринкой ей хотелось еще меньше, чем одного.

— Не нравится мне все это, — сказала она после небольшой паузы. — Опасно оставлять приемную на Дениса. Но и запретить я вам не могу. Езжайте, если хотите. Только сначала Дениса дождемся.

Денис вернулся через два дня, однако от него уже ничего не зависело. В жизни всегда есть место непредвиденным обстоятельствам, для корпорации таким обстоятельством стал приступ аппендицита, который внезапно поразил еще недавно бодрую и цветущую Галинину маму. Жила она в Заозерье, там же работала медсестрой в поликлинике. Соответственно, в больницу ее положили тоже в заозерскую, поэтому Гале пришлось срочно брать отпуск и возвращаться на историческую родину, чтобы приглядывать за мамиными собаками и канарейкой и носить в больницу передачи.