Высшая мера ответственности

Автор: Чумак РусланЖанр: История  Научно-образовательная  Технические науки  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Чумак Руслан - Высшая мера ответственности в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Высшая мера ответственности -  Чумак Руслан
Об ответственности конструктора перед государством

Утверждение «Советское – значит лучшее», по крайней мере в отношении стрелково-пушечного вооружения, почти бесспорно. Мы так к этому привыкли, что даже через 20 лет после крушения СССР, неудачи российского ВПК на данном направлении воспринимаются как оскорбление. Но нужно понимать, что победы советских оружейников, в значительной степени, были результатом жёсткого контроля над их работой со стороны государства.

Однажды на публичной лекции об истории разработки отечественных автоматических пушек, которую читал на кафедре РиПАМ Тульского ГУ известный оружейный конструктор В. П. Грязев, мне довелось услышать поучительную историю из его жизни. Василий Петрович рассказал, как в 1970 г. во время его работы в ЦНИИТОЧМАШ он усовершенствовал звено ленты к своей автоматической пушке. При этом размеры звена, обес печивающие его работу в трактах питания оружия, остались, конечно, неизменными. Доработанное звено успешно прошло испытания и было запущено в производство. Беда подкралась откуда не ждали – не думая, что совершает что-то незаконное, В. П. Грязев не согласовал изменения в звене с Минавиапромом. И вот однажды из ВВС пришёл тревожный сигнал – новое звено «не лезет» в пушки, уже стоящие на серийных самолетах МиГ-21. Началось разбирательство, и В. П. Грязеву пришлось отправиться с объяснениями к генеральному конструктору самолетов «МиГ» – Артёму Ивановичу Микояну. Грязев объяснил ему суть изменений, внесённых в звено, сказал, что никаких происшествий с ним быть не может – летчики что-то напутали (впоследствии выяснилось, что так и было) и ничего плохого он не сделал. Старый авиаконструктор молча его выслушал, а потом сказал: «Молодой человек, если бы сейчас был 1937 год, то Вы были бы уже давно расстреляны…». Авиаконструктор А. И. Микоян не пугал оружейника В. П. Грязева, он сказал правду – были и другие времена, и мера ответственности конструктора в них была иная. Но времена изменились – обошлось без расстрела…

Та самая лекция В. П. Грязева в ТулГУ, 2007г

В своих исследованиях я не занимался темой репрессий 1930-40-х гг., но в ходе архивных поисков мне приходилось сталкиваться с информацией о преследовании органами НКВД должностных лиц Оборонпрома. Причём нельзя сказать, что это были исключительно «расстрельные» меры, применяемые без оснований. По большей части и основания были, и меры воздействия ограничивались партийными взысканиями, снижением в должности или перемещением на другое место работы. Сведения о «жёстких» мерах в отношении верхнего эшелона конструкторов стрелкового оружия мне не встречались. Но здесь имеется исключение – единственным из руководителей оружейных КБ, кто был арестован и расстрелян, является Я. Г. Таубин. Вопрос, за что был так жестоко наказан, без сомнения, талантливый конструктор, долгое время не занимал меня напрямую, но информацию по теме я на всякий случай собирал. Со временем накопился объём материала, позволивший составить картину пути, приведшего Я. Г. Таубина к трагическому концу.

Конструкторское бюро под руководством Я. Г. Таубина (КБТ, позднее ОКБ-16) было организовано в декабре 1933 г. и начало работу весной 1934 г. (1). Оно располагалось в Москве по адресу ул. Большая Полянка, д. 22 и имело небольшое производство на территории Московского инструментального завода. Первой разработкой КБТ стал 40,8-мм автоматический гранатомёт Таубина-Бабурина АГ-ТБ. Несмотря на закрытие работы над гранатомётом, её в целом положительные результаты не остались незамеченными руководством страны. Поэтому, когда в начале 1938 г. был разработан новый 23-мм патрон с высокой начальной скоростью снаряда (900 м/с), разработку авиационной автоматической пушки под него поручили ОКБ-16. Параллельно такая же задача была поставлена ЦКБ-14 (г. Тула). В ОКБ-16 работу над 23-мм автоматической пушкой возглавил ведущий конструктор М. Н. Бабурин, в его группу вошли А. Э. Нудельман, А. С. Суранов, В. Л. Таубкин, П. И. Грибков и др. Общее руководство работами осуществлял Я. Г. Таубин. Поскольку ОКБ-16 к тому времени имело серьёзный задел по автоматическому гранатомёту, то его конструкция легла в основу разрабатываемой пушки, что помогло спроектировать её достаточно быстро.

Автоматика пушки Таубина, получившая заводское обозначение МП-3 (МП – мотор-пушка, т.е. предназначенная для установки в развале цилиндров двигателя водяного охлаждения) работала по принципу отдачи ствола при его длинном ходе. Питание патронами осуществлялось из механизированного магазина вместимостью 81 патрон. Патроны снаряжались в 9 обойм по 9 патронов в каждой, которые, по мере расходования, заменялись новыми с помощью специального привода. Одной из характерных особенностей схемы автоматики с длинным ходом ствола является низкий темп стрельбы – около 300 выстр./мин. Весной 1940 г. пушка МП-3 прошла государственные испытания, но ВВС требовали темпа 600 выстр./мин. Для его достижения в конструкцию пушки ввели рычажный ускорительный механизм, что позволило поднять темп до 500-550 выстр./мин, а потом, за счёт увеличения жёсткости возвратных пружин, довести его до 600-610 выстр./мин. Усовершенствованная пушка получила обозначение МП-6. Её важной положительной чертой был небольшой вес (около 70 кг) и компактность, что привлекло авиаконструкторов (2), рассчитывавших вооружить свои новые машины мощными и лёгкими пушками Таубина (3).

С этого момента начались трудности, приведшие Я. Г. Таубина к печальному финалу. Увеличение скорости подвижных частей при их прежних габаритах и массе привело к снижению живучести и ухудшению надёжности работы автоматики орудия. Большие затруднения вызвала отработка магазина, который являлся источником частых задержек. Пушку требовалось практически полностью перерабатывать и при этом менять габаритные размеры, согласованные с авиаконструкторами. Но об успешности работы над пушкой МП-6 уже было извещено руководство ВВС и НКВ, а «на хвосте» ОКБ-16 плотно «висели» туляки из ЦКБ-14 со своими пушками, и Таубин не решился на переконструирование пушки, по-видимому, считая, что может обойтись только её доработкой.

Практически в этот же период 1938 г., в процессе работы над 23-мм пушкой, Я. Г. Таубин берётся за проектирование авиационной 37-мм автоматической пушки. Но и двух находящихся в разработке пушек Я. Г. Таубину показалось мало. С 1939 г. он настойчиво предлагал ГАУ разработать 23-мм зенитную установку с пушками МП-3. И добился своего, работа была санкционирована. Однако для зенитных пушек нужны сухопутные лафеты, а опыт их создания у ОКБ-16 отсутствовал. Работа над зенитной установкой шла вяло, другие КБ оказывать помощь в разработке лафета не спешили. Постепенно Таубин забросил зенитную установку, и у начальников из НКВ и ГАУ, которые курировали его работу, появилась дополнительная головная боль – ещё одна не закрытая ОКР и напрасно истраченные деньги. А ведь мобильная зенитная установка под мощную автоматическую пушку была очень нужна РККА! В это время конкуренты Таубина из Тулы не дремали. В ЦКБ-14 разработкой 23-мм пушек занялись три группы конструкторов в составе: В. Н. Салищев и В. А. Галкин (пушка ТКБ-198); В. И. Силин, Ф. С. Батов и М. В. Сивов (ТКБ-199) и А. А. Волков и С. А. Ярцев (ТКБ-201). В начале 1940 г. пушки конструкции Салищева и Галкина (СГ) и Волкова и Ярцева (ВЯ) были готовы. Они имели автоматику с отводом пороховых газов и ленточное питание, темп стрельбы около 550-650 выстр./мин. 6 мая 1940 г. проекты этих пушек были представлены в ГАУ.

А. А. Волков

С. А. Ярцев

Читать книгуСкачать книгу