Тяжкий грех

Автор: Лейкин Николай АлександровичЖанр: Русская классическая проза  Проза  Прочий юмор  Юмор  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Лейкин Николай Александрович - Тяжкий грех в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
(Разсказъ).

Мрачный какъ туча пришелъ часу во второмъ дня въ свою лавку купецъ Логинъ Савельичъ Оглотковъ.

«Зврь-звремъ! Сейчасъ насъ ругать будетъ!» подумали про него приказчики, такъ какъ въ этотъ день торговали плохо и въ лавк, какъ на бду, не было въ это время ни одного покупателя; но хозяинъ молчалъ, сверхъ чаянія даже и въ лавочную книгу не взглянулъ, а прямо направился въ верхнюю лавку. «Или пьянъ, или какую-нибудь каверзу задумалъ сдлать», ршили они про него и съ недоумніемъ прислушивались къ его тяжеловснымъ шагамъ и глубокимъ вздохамъ, раздававшимся въ верхней лавк.

Черезъ четверть часа хозяинъ заглянулъ внизъ и, обращаясь къ «молодцамъ», сказалъ:

— Пошлите парнишку къ сосду Степану Потапычу. Пусть сейчасъ ко мн придетъ. По очень-де нужному длу…

Приказчики ревностно встрепенулись и чуть не въ зашей погнали за сосдомъ лавочнаго мальчика. Степанъ Потапычъ не заставилъ себя долго ждать и черезъ нсколько минутъ уже подымался по лстниц въ верхнюю лавку. Оглотковъ встртилъ его съ скрещенными на груди руками и съ поникшей головой.

— Степанъ Потапычъ, другъ ты мн или нтъ? спросилъ онъ.

— Еще спрашивать! Что случилось? Въ чемъ дло? Только ежели на счетъ денегъ, такъ денегъ у меня нтъ, потому сейчасъ только по векселю три съ половиной Екатерины уплатилъ.

— Что деньги! Не въ деньгахъ дло! Садись.

Купцы сли.

— Съ измалтства, еще, можно сказать, мальчишками, мы съ тобой вмст росли, началъ Оглотковъ, — каверзъ другъ другу не длали, издвки не творили… Такъ вдь?…

— Такъ! Это точно…

— Помнишь, когда ты банкрутиться задумалъ, такъ я и товаръ твой отъ кредиторовъ припряталъ, а потомъ, когда дло на сдлку пошло, все въ цлости возвратилъ и ни единой капли не стяжалъ. Помнишь?

— Помню и завсегда благодарю… Это точно, въ несчастьи помогъ. Въ темъ-же дло-то?

Оглотковъ развелъ руками и со вздохомъ произнесъ:

— А теперь, другъ любезный, я самъ впалъ въ несчастіе!…

— Это ничего. Коли съ умомъ дло повести, такъ можетъ и счастіе выдти. Сколько долженъ…

— Другъ, ты все на счетъ банкротства, но не въ этомъ дло. У меня совсмъ другое несчастіе. Помоги совтомъ… Какъ тутъ быть? Умъ хорошо, а два лучше… Ужасное несчастіе! И не думалъ и не гадалъ…

— Говори, говори!

— Такъ нельзя. Побожись прежде всего, что никому не скажешь… Потому тутъ позоръ. Узнаютъ сосди — задразнятъ, и тогда проходу по рынку не будетъ.

— Ей-Богу, никому не скажу.

— Перекрестись!

Степанъ Потапычъ перекрестился и приготовился слушать.

— Прізжали тутъ какъ-то ко мн городовые покупатели… началъ было разсказъ Оглотковъ, но тотчасъ-же схватился за голову и воскликнулъ: нтъ, не могу, не могу! Взгляни на образъ и скажи: «Будь я анаема, проклятъ, коли ежели скажу!…»

— Да можетъ быть ты человка убилъ?

— Что ты! что ты! Завряю тебя, что кром моего позора ни о чемъ не услышишь.

— Коли такъ, изволь: «будь я анаема, проклятъ!» пробормоталъ Степанъ Потапычъ и взглянулъ на образъ.

Оглотковъ обнялъ его и поцловалъ.

— Теперь вижу, что ты мн другъ, сказалъ онъ. Пойдемъ въ трактиръ, тамъ я теб и разскажу, потому здсь нельзя: услышатъ молодцы, и тогда все пропало!

Пріятели отправились въ трактиръ. По дорог Степанъ Потапычъ нсколько разъ приставалъ къ Оглоткову на счетъ несчастія, но тотъ упорно молчалъ. Когда-же они пришли и, засвъ въ отдльную каморку, спросили себ чаю, Оглотковъ наклонился къ самому уху Степана Потапыча и слезливо произнесъ:

— Сегодня мировой судья приговорилъ меня къ семидневному содержанію при полиціи.

— Врешь? За что? воскликнулъ Степанъ Потапычъ.

— За избіеніе и искровененіе нмца!

— Вотъ теб бабушка и Юрьевъ день! Поздравляю! Ручку! Литки съ тебя! Ставь графинчикъ!

— Степанъ Потапычъ, да разв я за этимъ пригласилъ тебя? Клялся, божился, а теперь издваться!

— Молчу, молчу! Говори…

Оглотковъ глубоко вздохнулъ.

— И вдь нмецъ-то какой! сказалъ онъ. Самый что ни-на-есть ледящій и даже вниманія не стоющій!

— Ледящій тамъ, или неледящій, а говори по порядку какъ дло-то было… торопилъ его Степанъ Потапычъ.

Оглотковъ махнулъ рукой.

— Да что, и говорить-то нечего! Пошелъ съ городовыми покупателями въ трактиръ запивать магарычи, а посл очутились въ Орфеум. Сидимъ въ бесдк да попиваемъ… Ну, извстно, выпивши… Вдругъ откуда ни возьмись нмецъ: подошелъ къ нашему столу, по нмецки болтаетъ, и ну, на насъ смяться. Мы ему ферфлюхтера послали, а онъ ругаться… Взорвало меня, знаешь, вскочилъ я съ мста да какъ звездану ему въ ухо, да въ подмикитки, подмикитки! Товарищи, вмсто того, чтобы меня удерживать, фору кричать начали, а я разсвирплъ да и искровянилъ его. Ну, извстное дло, сейчасъ полиція, протоколъ… Пятьдесятъ рублей нмецкой образин давали, чтобъ дло покончить, — не взялъ! И вотъ, сегодня — на семь дней при полиціи… закончилъ Оглотковъ и поникъ головой.

— Дло скверное? произнесъ Степанъ Потапычъ… Такъ какъ-же, садиться надо? Апеляцію въ сторону? спросилъ онъ.

— Какая тутъ апеляція! Дровокатъ говоритъ, что за этотъ приговоръ съ руками ухватиться слдуетъ. Еще милость Божія, что у мироваго никого изъ моихъ знакомыхъ не было, а то-бы прошла молва, и тогда просто хоть въ гробъ ложись!

— Погоди, можетъ быть еще въ газетахъ пропечатаютъ.

Оглотковъ всплеснулъ руками.

— О, Боже мой! Боже мой! за что такое несчастіе! воскликнулъ онъ. Степанъ Потапычь! другъ! — я пригласилъ тебя для того, чтобы ты утшилъ меня, а ты дразнишь! Да и что тутъ интереснаго? Экая важность, что человкъ искровянилъ нмца! А ты вотъ лучше измысли — какъ мн быть, чтобы объ этомъ дл не узнали ни домашніе, ни знакомые: потому завтра мн садиться слдуетъ. Узнаетъ жена, молодцы, пойдетъ молва, и тогда по рынку проходу не будетъ…. задразнятъ. Другъ, посовтуй, что длать?

— Дло обширное. Коли такъ, требуй графинчикъ! Выпьемъ и тогда сообразимъ.

Черезъ четверть часа купцы допивали графинчикъ и закусывали осетриной.

— Скажи домашнимъ, что въ Москву по дламъ дешь, а самъ въ часть садись. Это самое лучшее будетъ, наставлялъ Степанъ Потапычъ.

Оглотковъ развелъ руками.

— Нельзя, проговорилъ онъ. Во-первыхъ, только три недли тому назадъ былъ въ этой самой Москв, а вовторыхъ, — тамъ у меня женины родственники. Быть въ Москв и не зайти къ нимъ невозможно, а какъ я изъ части-то?…

— Ну, куда-нибудь въ другой городъ…

— Тоже нельзя: приказчики догадаются, потому очень хорошо знаютъ, что у меня по городамъ никакихъ длъ нтъ. Да къ тому-же они и повстку отъ мироваго видли, гд явственно сказано: «по длу объ оскорбленіи дйствіемъ…». О, Господи, Господи! Сказать разв, что у меня начинается оспа и отправиться будто-бы въ больницу…

— А навщать придутъ?

— Запретить. Объявить, что у меня самая злющая, черная оспа. Или не сказать-ли лучше, что у меня чума?…

— Посылки съ съдобнымъ посылать начнутъ; да и что за радость болзнь на себя накликать? Чума! Разв ты лошадь?

— Что-же длать-то? Что-же длать-то? Степанъ Потапычъ, — ршай! Вдь завтра садиться надо! воскликнулъ Оглотковъ и чуть не плакалъ.

Степанъ Потапычъ щипалъ бороду, чесалъ затылокъ и соображалъ. Вдругъ лице его просіяло.

— Нашелъ! проговорилъ онъ, ударяя себя рукой по лбу. Нынче у насъ Великій постъ, — прекрасно! Ты не говлъ еще?

— Нтъ. На Страстной недл хотлъ…

— А если не говлъ, такъ скажи всмъ, что дешь говть въ Новгородъ, въ монастырь, и тогда преспокойно садись въ часть.

— Вотъ такъ голова съ мозгами! Другъ, ты меня воскресилъ изъ мертвыхъ! воскликнулъ Оглотковъ и бросился на шею Степану Потапычу.

* * *

Въ тотъ-же день вечеромъ Логинъ Савельичъ Оглотковъ сидлъ въ кругу своего семейства за чайнымъ столомъ. Онъ былъ въ халат, въ туфляхъ, попрежнему мраченъ и тяжело вздыхалъ. Жена заваривала чай.

— Будешь передъ чаемъ водку-то пить? спросила она.

Читать книгуСкачать книгу