Подчиняясь законам природы

Автор: Угрюмов ДенисЖанр: Рассказ  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Угрюмов Денис - Подчиняясь законам природы в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Подчиняясь законам природы -  Угрюмов Денис

Денис Угрюмов

Подчиняясь законам природы

«Ах, как она хороша, как хороша! – мысленно повторял Прохор. – Просто волшебство какое-то». Он улегся в тени, в узкой щели между двумя торговыми павильонами, где было достаточно места, чтобы удобно поваляться в сухой пыли и куда не могли пролезть собаки. Прохор любил это местечко еще и потому, что павильон справа торговал рыбой, а ларек слева – мясными полуфабрикатами, и воздух в «Ущелье», как он для себя обозначил этот закуток, всегда был полон приятных, будящих воображение ароматов. Но сейчас они его почему-то не волновали. Несмотря на тень, было довольно жарко, и Прохор часто дышал, по-собачьи высунув язык. Если бы кто-нибудь мог его видеть, Прохор ни за что бы так себя не повел – лучше мучиться от жары, чем быть похожим на пса, но здесь он был в безопасности и ничего не стеснялся. Прохор подозревал, что, кроме него, об «Ущелье» никто не знает, во всяком случае, следов постороннего присутствия он здесь ни разу не находил. Чтобы попасть сюда, надо было протиснуться мимо грозно тарахтящего компрессора холодильной установки, стоящей в одном из прилепившихся друг к другу магазинчиков, а на это требуется известная смелость. Прохор трусом не был, но и бездумной храбростью пренебрегал, потому, возможно, и дожил до своих лет. Солнце давно перевалило за полдень, и теперь в упор било в заднюю фанерную стенку «Ущелья», отчего становилось душно, и Прохор непременно давно выбрался бы на улицу, но сейчас ему хотелось побыть одному. «Красавица, красавица», – повторял про себя Прохор, и никаких других слов подобрать не мог. От мыслей об увиденной утром кошке у него часто стучало сердце, и, чего с ним раньше никогда не бывало, шерсть между лопатками приятно шевелилась, будто ее раздвигали медленно вырастающие за спиной крылья.

На своем веку Прохор много кошек повидал и неплохо умел с ними обращаться. Список его побед был довольно обширен, хотя и поражения тоже случались. Не часто. Подчиняясь периодически напоминающему о себе закону природы, Прохор время от времени отправлялся на поиски подходящей самки, благо на рынке, где он всю жизнь прожил, в них недостатка не было, а оспорить его права на территорию решались немногие. Приходилось, конечно, и драться. Однажды он чуть не потерял глаз, вернее, точно потерял бы его, если бы не сердобольная продавщица из ларька хозтоваров Люда, которая ему давно симпатизировала. Прохор добился этой симпатии, разыграв блестящий спектакль с крысой, которую он якобы поймал у Люды в подсобке. На самом деле старую и уставшую от жизни крысу он от скуки задушил на помойке, а потом, осененный гениальной идеей, незаметно приволок ее в Людину кладовку, где и устроил грандиозную сцену охоты с падающими с верхних полок ящиками и диким мяуканьем. Кровь по стенам… Люда прониклась к Прохору неподдельной признательностью и в зимнее время иногда подкармливала его остатками своего обеда. Поэтому, истекая кровью, он потащился именно к ней и не прогадал.

В принципе, на рынке к коту относились неплохо. Прохор не попрошайничал, воровал умело, не попадаясь, и никогда не крал больше, чем ему было необходимо. Такие повадки выработались у него как-то сами собой, но он считал свой образ жизни безусловно правильным и видел в нем достаточно оснований для самоуважения. Итак, стараниями Люды глаз был спасен, а шрамы одинаково украшают мужчину, кот он или человек. После того как глаз окончательно зажил, морда Прохора немного перекосилась от стянувшего кожу рубца, но это ему даже нравилось – глаз был поврежден левый, а ухо порвано правое, отчего возникала своего рода брутальная симметрия, придававшая прохоровской физиономии дополнительное мужество и разбойничью лихость. Первое время он подолгу рассматривал свое отражение в лужах, не потому, что был склонен к нарциссизму, а для того, чтобы решить, как себя теперь вести и держать с такой образиной. Коты в массе своей существа артистичные, и Прохор исключением не был. В отношениях с кошками это изменение внешности только пошло ему на пользу. Стоило подойти к понравившейся самке на расстояние вытянутой лапы, пристально, не мигая, посмотреть в глаза, как большинство из них сразу понимало, что этот головорез на все способен, и благоразумно оставляло мысли о сопротивлении. Да и потомство от него должно получиться здоровое, боевое. Оставалось только крепко, но осторожно прихватить зубами загривок возлюбленной и предаться величайшему счастью любви и размножения. Закон природы… Внезапно Прохор почувствовал, что слово «возлюбленная» он употреблял раньше машинально, не вдумываясь в его значение, и, видимо, без особых на то оснований. Его романы редко требовали более трех свиданий, потом сами собой затухали, и о подругах своих Прохор обычно больше не вспоминал. И крыльев у него за спиной никогда раньше не появлялось, а теперь вот выросли. С неведомой ему раньше сладкой грустью Прохор понял, что подавить желанную незнакомку своим сексуальным напором вряд ли получится да и желания такого у него совсем не было. Захотелось быть ласковым и терпеливым, а отрывать у жизни случайные мгновения блаженства впервые показалось бессмысленным. Прохор вдруг явственно почувствовал сладкий, чуть-чуть с горчинкой запах её кожи и понял, что хочет ощущать его всегда.

Неожиданно Прохору захотелось пойти к Люде. Продравшись мимо дребезжащего компрессора, он выглянул на улицу и, привычно удостоверившись, что на обозримом пространстве нет собак, живодеров из ветеринарной службы и прочих двуногих ублюдков с темной аурой, навострил уши, и вразвалочку двинулся к ларьку хозтоваров.

К людям Прохор относился довольно прохладно. И сапогом под ребра, и из газового пистолета в морду ему уже получать приходилось, поэтому иллюзий в отношении людской доброты он не испытывал. Скорее, двуногие были для него постоянной и не всегда приятной загадкой. Например, Прохор как ни старался, так и не мог понять, почему люди порой так жестоки к животным. Территорией владеют двуногие – спору нет. За право обладания лучшими кошками (да и суками тоже) они не борются. Вообще создавалось впечатление, что и самками своего вида люди не очень интересуются, во всяком случае, эпизодов брачного поведения, как однажды из радиоприемника услыхал Прохор, он видел очень мало. Если мужские особи не ухаживают за женскими, если самки других видов их не интересуют, если вопрос главенства на территории однозначно решен в их пользу, то в чем тогда заключается причина их злобы к животным? Прохор не понимал. Иногда он приходил к выводу, что эта причина лежит в природной людской слабости, трусости и брезгливости. Он был уверен, что, родись он тигром (да он и был тигром, только маленьким), никто из его обидчиков даже не помыслил бы кинуть в него камнем или заорать «БРЫСЬ!!!». Прохор не был злопамятным и не забывал обид только для того, чтобы не наступать на одни грабли два раза. Морда-то не казенная. Если бы ему представилась возможность что-то серьезно изменить в своем естестве, то он не захотел бы становиться тигром, а предпочел бы вместо этого возможность не только понимать человеческую речь, но и самому говорить. Некоторых людей Прохор охотно расспросил бы об их жизни, далеко не всех, конечно. Люду, например, расспросил. Или того молодого парня из охраны рынка, который души в Прохоре не чаял и, как только заступал на дежурство, сразу же отправлялся на его поиски, находил и тискал до тех пор, пока Прохору доставало сил терпеть. Прохор не любил телячьи нежности, но переносил их стоически, так как всегда мог рассчитывать на свою порцию тушенки из суточного пайка, да и парень особенной фамильярности не проявлял. Жаль только, сгинул куда-то. Прохор довольно рано понял, что мир состоит из своих и чужих. И чужих гораздо больше, аура у них черная, и запах плохой. С чужими надо ухо востро держать, расслабляться и доверять им нельзя – врут, как дышат, – себе дороже выйдет. Жди подвоха – целее будешь. Прохор при чужих не то что зажмуриться, одновременно двумя глазами моргнуть себе никогда не позволял. Но иногда, очень редко, попадались и другие. Свои. Как тот парень из охраны. Кот сразу их определял, порой даже с закрытыми глазами. Аура – слово избитое, но другого подходящего Прохор не знал. Так вот, у своих аура была светлой и сразу же бросалась в глаза среди темного тумана большинства. У кого-то менее яркой, у кого-то более, а у Люды она была даже теплой, согревала. Как-то раз зимой на рынке вырубили электричество, и магазинчики довольно быстро остыли. Прохор притащился к Люде просто так, без надежды согреться – кот твердо знал, что в ее ларьке не теплее, чем на улице, разве что ветра нет. До закрытия оставалось еще часа три, Прохор забрался на свое привычное место среди упаковок с памперсами и стал наблюдать за Людой, пытаясь определить ее настроение. Та, как это с ней довольно часто бывало, разговаривала сама с собой, прижимая к уху маленькую коробочку с зеленым огоньком внутри. Прохор уже давно заметил, что от этих разговоров и зависит, в основном, настроение Люды. В тот день все было хорошее, и, несмотря на холод и идущий изо рта пар, Люда говорила долго, оживленно и улыбалась, глядя, как будто бы внутрь самой себя. Когда разговор наконец закончился, Люда заметила, что забыла надеть перчатку, и, подув на замерзшую ладонь, подтянула потуже пушистый шарф и расположилась на старом потрепанном кресле, кое-как примостившемся за прилавком. Прохор тут же запрыгнул к ней на колени и негромко замурлыкал. Так они просидели вдвоем три часа до закрытия магазина. Покупатели не появлялись и не приносили с собой с улицы новые порции холода, и через некоторое время начало казаться, будто в магазинчике стало немного теплее. Через прихваченное инеем окошко внутрь пробивались предзакатные солнечные лучи, Люда, едва заметно улыбаясь, думала о чем-то своем, а Прохор тихонько мурлыкал, и им обоим было хорошо…

Читать книгуСкачать книгу