О возвращении забыть

Серия: Пленники Зоны [1]
Скачать бесплатно книгу Коротков Сергей Александрович - О возвращении забыть в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
О возвращении забыть - Коротков Сергей

Автор выражает особую благодарность ООО "Искра-Нефтегаз Компрессор" и, в частности, его генеральному директору Олегу Витальевичу Бычкову за помощь, оказанную в издании книги!

Отдельное спасибо моему брату Денису за предоставление фотоматериалов сталкерской тематики!

Благодарю:

- Дмитрия Солоп за компьютерный дизайн макета обложки книги;

- писателей, работающих в жанре фантастики: Андрея Левицкого, Виктора Ночкина, Александра Шакилова, Дмитрия Силлова, Василия Орехова - за веру в нерушимую мужскую дружбу и солидарность, за вдохновение и позитив, полученные от прочтения их замечательных книг;

- братьев Стругацких (светлая память!) за блестящую прозу, которой мы обязаны рождением сталкерской темы, нашедшей впоследствии воплощение в произведениях многих авторов;

- компанию GSC Game World за игры серии S.T.A.L.K.E.R., ставшие культовыми, уникальными ролевыми шутерами XXI века.

Ступай, пилигрим, дорогой иной, на этой земле ты точно чужой! Товарищи здесь уже не друзья! И верить никому нельзя! На сей территории больной ты всем чужой! И сам слепой! Слушай сердце своё. Но всё же иди, и скоро узнаешь, что впереди... Автор

Пролог

- А-а-а-а! Мля-я-я!
- отчаянный крик, перешедший в хриплый мат, огласил ложбину. Только это может вырваться из глотки орущего бойца, падающего спиной на валун. И не только от боли в лопатках! Когда на тебя прёт волна тварей и, казалось бы, вся Зона супротив человека (гон перед Выбросом штука абзацная!), очень неприятно и плохо, если заклинивает затвор оружия. Смертельно плохо!

Обречённый, еще не успев почувствовать боль от падения на камни и хруст в позвонках, последнее, что успел сделать, - наотмашь садануть прикладом пулемета метнувшуюся к нему тень...

Прыжок крысиного волка сбился, он отлетел к кустам, но цунами серых корявых тел потоком ниспало на бойца в черной униформе наемника.

Последний матерный вопль, короткий и сухой, как выстрел. И больше ни стонов, ни предсмертных криков - спецы зачастую погибают молча, мужественно принимая конец.

Только звериный рык, чавканье и визг тихим эхом пронеслись по длинной извилистой ложбине. Но крысы не устраивали пир и поедание. Потому что нет силы страшнее и больнее, чем надвигающийся Выброс! Не до охоты, не до еды!

Крысы волной стекли с разорванного тела и валунов и, подгоняемые следующей лавиной мутантов, устремились дальше по низине. К ним присоединился прихрамывающий вожак, бег ускорился. Армада зверей за две минуты миновала это место.

Выброс! Ни для одного существа Зоны нет ужаснее явления, чем это!

Выброс! Он начался...

Глава первая.

Чечня. Шатойский район. Апрель 2006 года

В штабную палатку, стоящую в центре мобильного лагеря в/ч N, Никита вошел за минуту до назначенного времени. Отогнув один полог маскировочного шатра, затем другой, он оказался в душной прокуренной "комнате" площадью аж на пару общевойсковых отделений. Убранство палатки командования армейской разведки было обыкновенным, почти ничем не отличающимся от быта полковой и даже его, майора Топоркова Никиты, спецназовской конуры. Так же все просто и скупо-необходимо - в углу блок аккумуляторов, раскладной стол посередине с картами и ноутбуками, по краю топчан-скамейка, рация, сейф цвета хаки, вентилятор, разгоняющий дым, духоту и тоску офицеров. Все это опутано проводами, ширма из брезента, отделяющая "греческий зал" генерала от общего, да люди. И конечно, все в камуфляже. Потому как присутствующие здесь были офицерами высшего звена ГРУ и ФСБ, а в/ч N расположилась в пятнадцати километрах от Шатоя, в предгорьях Северного Кавказа, на границе лесного массива и бушующей реки.

Уровень безопасности был настолько высокий, что ему могли бы позавидовать силовики ФСО президента. Сигнальные и поражающие растяжки, пункты визуального и электронного оповещения, "егоза", скрытые посты, две линии охраны, не считая у командного пункта, спутниковое сопровождение и так далее. Ну и сама конфиденциальность и секретность сбора.

Обыденность и привычность обстановки нарушала только инвалидная коляска, стоящая у ширмы. Явно импортная, со всеми наворотами и прибамбасами. Дорогая! На пять порядков лучше тех, на которых шарахались по закоулкам великой страны наши ребята из Афгана и с Кавказа.

Среди нескольких офицеров Никита не узнал только двоих. Один этак лет сорока пяти, седой, в черно-зеленой "спецовке" без погон, коренастый - впрочем, как и все остальные здесь.

Второй - тоже без знаков войсковой принадлежности, но звёзды полковника. Модельная прическа-зачес наверх в отличие от коротких стрижек всех остальных. Очёчки в золотой оправе, папка в руках спереди, пальцы розово-белые, почти аккуратные, явно ухоженные в салонах. Ну, может, московская любовница умеет делать не только м...т, но и маникюр в VIP-spa.

В том, что этот хлыщ... опс, пардон, офицер - из москалей, Топорков не сомневался. Сюда "таких" типов заносит только из столицы либо из контингентов якобы дружественных стран. Или якобы дружественных контингентов! Ну да-а! Как звучит? Дружественный милитари - контингент войск особого назначения НАТО в "абсолютно безопасном" районе проведения контртеррористической операции (КТО) России! О как!

Никита отмахнул, как муху, несуразные мысли и доложился о своем появлении.

Все взоры устремились на него. Еще бы не еще бы, но личность его не оставляла в равнодушии не только девушек на гражданке, но и комсостав любой в/ч.

Странно, но как раз особенным или выдающимся Никита сам себя не считал. Да, послужной список с перечнем регалий и характеристик хоть и превышал три страницы печатного текста формата А4 двенадцатым кеглем, но такая "карьера" за десять лет службы в силовых органах родной страны присуща и не чужда любому настоящему офицеру своей страны! Офицеру! Своей родной страны!

- Бери, майор!
- генерал толкнул пачку "Кента" по карте масштаба 1:50000. Ого! Подробная, гибридная. Спутниковая. Никаких стрелок синего и красного цвета, кружков, цифр, как в фильмах про войну. Просто карта. Но очень неплохая карта такая! И наводящая на очень понятные выводы - предстоит не просто операция федералов или зачистка. Будет рейд! Походик такой! Особого назначения, понятно! Особой важности! И карта без значков, и чужие в расположении части особого назначения, и глаза генерала - необычные, глубоко задумчивые, строго-серьезные, и гробовая тишина, и пулемет "Печенег" в углу стоймя рядом с РПГ-18 ("мухой"). Мда-а! Никогда Топорков оружия на КП, в шатре штаба, не видел. Но черт возьми! При чем тут коляска и кто из них инвалидом-то стал?! Хотя аналитический ум майора спецназа ГРУ Топоркова направил, подсказал верно - ответ там, за ширмой.

Точно! Колыхнулась "занавеска", как сказали бы в шпионских романах. Рука с печаткой, нехилой такой печаткой, штук на пятнадцать зеленью, взялась за спинку коляски. Движение, шорох. Теперь все повернулись в ту сторону.

- Вам помочь?
- полковник-москаль дернулся было подсуетиться.

- Сам!

Блин, как выстрел из 12-миллиметровой дальнобойки. Зычно, громко, твердо.

Тридцать секунд. Взору десятка офицеров предстал пожилой, достаточно пожилой, мужчина в дорогом сером костюме от Славы Зайцева, но без галстука. Очки, сухие ноги под штанинами, артритные кисти рук - вот что первое бросилось в глаза. Старичок что-то там нажал едва уловимым прикосновением кривого тонкого пальца, и коляска с тихим жужжанием выкатила к столу. Инвалид положил руки на край столешницы и поправил очки, так похожие на те, что закрывали глаза полковника. И если последний выглядел на все сто именно московским чином, то старику трудно было присвоить географическую привязку. Он мог быть иностранцем из Лондона, Парижа, а мог и жить в Барвихе, катаясь по одному маршруту: туалет - камин - веранда - туалет. Но туалет тот очень дорогой и веранда шикарная!

Скачивание книги было запрещено по требованию правообладателя. У книги неполное содержание, только ознакомительный отрывок.