Письма Колумбу

Автор: Эдберг РольфЖанр: Публицистика  Документальная литература  1986 год
Скачать бесплатно книгу Эдберг Рольф - Письма Колумбу в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Письма Колумбу -  Эдберг Рольф

I

Настанут в мире времена, Когда Океан ослабит связи вещей, И откроется большая земля, И новый мореплаватель, подобно тому, Кто вел Ясона и носил имя Тифис, Откроет новый мир, И тогда не будет остров Тиле последней из земель.

Сенека{1}

Адмиралу Моря-Океана,

Вице-королю и губернатору всех новых земель на западе,

Дону Кристобалю Колону{2}.

Сеньор Альмиранте,

С одного из островов в море карибов пишу я Вам эти строки.

Вы хорошо его знаете. Это приморье, эти берега — как прочно они должны быть запечатлены в Вашем сознании! Ведь ни у какого другого острова Вы не задерживались так долго, как у этого.

Хаимака — Ямайка — страна лесов и вод.

Позади меня — Голубые горы, те самые, что высоко вздымались перед Вами над воздушной зоной, где рождаются штормы. Впереди меня — Океан.

Море обдает меня своим дыханием. Ноздри ощущают его терпкий запах, ушная раковина принимает его звуки.

Ниже нашего домика — береговая линия, послушная воздействию прибоя, приливов, столетий. Верх переменчивости — и все же такая явственная.

И вдали, совсем далеко, — выгнутый край планеты, что дает столько пищи глазу и воображению. Известно, что погоня за вечно отступающими горизонтами всегда принадлежала к числу серьезнейших занятий человека.

Когда сидишь на берегу, сосредоточив взгляд на окоёме, почти физически воспринимаешь, как земной шар медленно кренится к востоку.

Меж горизонтом и берегом — катящиеся складки моря. Волны, что идут из неведомого откуда-то за окоёмом и разбиваются о бары перед островом. Изменчивые по цвету и по блеску в согласии с временем суток, оттенком облаков и касаниями ветров. Изменчивые и по звуку: от еле слышного шёпота до язычески буйного рыканья.

Мало кто, как Вы, познал норов моря. Такой непостоянный, такой прихотливый. И однако, море в целом неизменно — вечно та же необъятность, в которой тонут времена года и тысячелетия.

Вон они, «на расстоянии выстрела из лука», — песчаные банки, где на рассвете июньского дня четыреста семьдесят лет назад Вы были вынуждены посадить на мель последние суда, подчиненные Вашему командованию. Я словно вижу соединенные канатами каравеллы «Капитана» и «Сантьяго» — потрепанные штормами, источенные червем до того, что доски напоминают пчелиные соты, паруса убраны, прибой колышется вровень с палубой. И вижу Вас, сеньор Альмиранте, — измученный подагрой, глаза воспалены от бесконечных схваток со стихиями, Вы сидите на кормовой надстройке, пытаясь истолковать послания ветров и волн. Вижу, как Вы сутки напролет не сводите глаз с горизонта, тщетно высматривая спасителей.

Дни складываются в недели, недели — в месяцы. Угрюмо переживая в мыслях картины отложенного (несбыточного?) возвращения на родину, Вы, несомненно, чувствуете, как всякий прошедший день вычитается из оставшегося жизненного срока.

Сколько раз за это время вспоминали Вы свою жизнь между двумя кораблекрушениями?

Ночь, когда пираты Гийома Казенова потопили несколько генуэзских судов и Вы — раненый, цепляясь за обломок — были выброшены волнами на португальский берег, подобно тому как некогда Одиссей был выброшен на остров феакийцев. Первое кораблекрушение — счастливое. Так блестяще срежиссированное судьбой, которая прибила Вас к берегу поблизости от орлиного гнезда, откуда принц Генрих, получивший прозвище Мореплавателя, направлял своих кормчих все дальше на юг вдоль африканских берегов и к манящим островам в Океане: Канарским, открытым и освоенным еще карфагенскими финикийцами, Азорским (буквально Ястребиные острова), Мадейра, Зеленого Мыса, обнаруженным недавно капитанами самого Мореплавателя.

Где еще нашли бы Вы лучший оплот для мечты, что зародилась в Вашей душе уже в подготовительную пору, когда Вы были юнгой и корсаром в Средиземном море! Если эллины, смотря на запад, видели Италию, а взоры италийцев упирались в Иберийский полуостров, то Португалия была верандой, обращенной к неизвестности. Mare tenebrosum — море мрака — стало также морем искушения. Мавры, которых как раз в это время вытесняли с полуострова, перед тем успели спасти Европу от интеллектуального банкротства, возродив забытый европейцами, но сохраненный арабами образ мира, каким его представляли себе Аристотель и Птолемей. После тысячелетней дремы Европа протерла глаза и уразумела то, что знали греческие мудрецы: Земля круглая. Впервые с той поры, когда финикийцы выходили за Геркулесовы столбы, морской народ — португальцы — вступил в единоборство с Атлантическим океаном, чтобы выведать его секреты.

Лиссабонский порт: запах соли и пряностей, оживленные толки о новых берегах и островах. В тесных каморках усердные мужи (один из них — Ваш брат Бартоломе) наносят на карты все, что удается извлечь из рассказов мореплавателей. Точные наблюдения о морских течениях и пассатах, моряцкие небылицы и смутные легенды — пьянящая смесь представлений и упований. Пробуждающийся мир, пытающий нетерпеливым взглядом отступающие горизонты.

В этой среде Вас обдала жаром мысль, что именно Вас подразумевал Сенека в своем пророчестве о новом аргонавте, коему предстоит разомкнуть оковы Океана. Вы тот избранник, который найдет западный путь в легендарную страну Сипанго (мы называем ее Японией), к несметным сокровищам, увиденным Марко Поло у Великого хана в Катае (Китае), к изобилующей золотом и пряностями Индии (восточный путь в которую арабы столь осмотрительно перекрыли, замкнув ворота Босфора).

Большинство из нас покорно ходу событий; все наши возможности реализуются только в нашем воображении. Вы чувствовали, что принадлежите к тем немногим, кто призван вращать колесо событий, Ваше горение требовало действий.

И как же тяжко давались годы тщетного ожидания, когда ученые мужи и придворные в Португалии и в Кастилии единодушно осуждали Ваш замысел как невыполнимый. Годы разочарований, когда волосы седели и глазам стал присущ известный следующим поколениям по портретам непроницаемый взгляд. Скитаясь в латаном плаще, подчас принуждаемые голодом прибегать к милости францисканцев, отнюдь не достигнув Нового Света, в душе Вы уже овладели им. Вы превосходно знали, какую славу принесете тому суверену, который поддержит Ваше начинание. Будет ли то король Португалии Жуан II, или супруги-правители Кастилии — Арагона, или еще кто-нибудь — безразлично. Единственным предметом Вашей верности был Океан.

Весенний день у Пинос-Пуэнте. День, когда все изменилось. Когда Вас, до крайности подавленного годами неудач и унижений, с разъедающим душу последним отказом королевского двора в Гранаде, готового навсегда покинуть Испанию, настиг гонец с посланием их католических величеств. Мечта, лелеемая столько долгих лет, вдруг стала действительностью. Одним росчерком пера Вам, нищему чужеземцу, предоставили необходимые для плавания в неведомое корабли, присвоили дворянское звание и пожаловали титулы Адмирала Моря-Океана и вице-короля всех еще неизвестных земель и островов названного Океана.

День предвкушений, когда «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» вышли из гавани Палоса. Месяцы предвкушений, а подчас и сомнений в море, когда Вы ложными данными о пройденной дистанции старались успокоить экипаж, который роптал все громче по мере того, как в ленивом Саргассовом море каравеллы все больше удалялись от Европы. Утро, когда впередсмотрящий на «Пинте» в бледном лунном свете увидел землю — да-да, не обманчивые облака на горизонте, а землю! Отороченные белой пеной песчаные берега, все ближе и ближе с каждым переворотом песочных часов.

Читать книгуСкачать книгу