Газета Завтра 4 (1053 2014)

Автор: Завтра Газета ГазетаЖанр: Публицистика  Документальная литература  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Завтра Газета Газета - Газета Завтра 4 (1053 2014) в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Газета Завтра 4 (1053 2014) -  Завтра Газета Газета

«...Одной звезды я повторяю имя»

23 января 2014 0

Политика Культура Общество Армия

Беседуют Александр ПРОХАНОВ и Владимир БУШИН

Александр Проханов. Владимир Сергеевич, ты в нашей литературе и культуре в целом занимаешь уникальное место. Ты - страж, ты - часовой, стоящий в карауле. После того, как Ельцин убрал Пост № 1 у Мавзолея и эти святыни по существу остались без охраны, без людей, которые посвящают свою жизнь сбережению высоких идеалов, ты остался последним стражем, последним караулом, который не даёт эти ценности разграбить, осквернить. И ты всё время находишься в сражении. А если ты уйдёшь с этого поста, если ты покинешь этот мир, как ты думаешь, ценности сокровищницы красного "алмазного фонда" сохранятся? Или на них набросится свирепая толпа и их расклюёт и разграбит?

Владимир Бушин. У меня, Саша, нет ощущения, что я уникальный "последний страж". Ведь множество единомышленников, товарищей, друзей во всех концах страны. Это я впервые ощутил еще в роковые дни 1991-1993 годов, когда сотрудничал в "Советской России", тираж которой был почти 2 миллиона экземпляров, вижу это и сейчас. 8 января сказать мне доброе слово, поговорить по душам, и распить добытую где-то бутылку "Киндзмараули" на несколько часов приехали из Ленинграда профессора М.В. Попов, А.С. Казеннов и рабочий Василий Иванович. Так начались для меня юбилейные святки. На другой день звонит незнакомая женщина из Карелии, спрашивает почтовый адрес, тоже хочет чем-то порадовать. Потом - Павел Степанович из Краснодара. Тут же получаю поздравление Валерия Николаевича Чевачина из Латвии, из милой сердцу моему Юрмалы. А по Интернету от В.П. Сивоконя такая добрая весть, что я ответил: "Спасибо, спасибо. Если можете, приходите на мой вечер в ЦДЛ". Он отвечает: "Спасибо, спасибо, но я живу на Камчатке, это от ЦДЛ далековато". Александр Степанович Коледаев из Нижнего Новгорода прислал мне замечательную картину, и в моей домашней "картинной галерее" уже две его работы. Вот обозначившийся в эти дни "ареал обитания" моих единомышленников и друзей - поперек всей страны от Карелии до Краснодара и вдоль всей страны от Юрмалы до Камчатки.

Уже 20 с лишним лет я пишу в сущности одну книгу. Это книга в защиту наших советских духовных ценностей, которые во многом совпадают с так называемыми общечеловеческими ценностями. И то, что сейчас Путин стал об этих ценностях говорить, очень отрадно, хотя он сам недавно напомнил пословицу насчёт халвы.

Предвидеть, что будет дальше, трудно. Народ сильно изменился. Недавно ехали мы с женой в такси, водитель, пожилой уже человек, многие его суждения справедливы, и в то же время, что для него Сталин? Интриган. Вот всё, что он мог сказать о человеке, тридцать лет возглавлявшем страну. В последнее время в одной хорошо знакомой тебе газете некий перманентный "борец за историю" негодует против критики "Русских царей". Да ведь цари-то разные были, и политика их порой была очень разная. Царь Петр создал современную армию и флот, разгромил шведское нашествие, "держал Мазепу за усы", потом - Академия Наук Но в то же время - ликвидировал патриаршество, слишком много ввел иностранщины, обложил налогом бороды, что и нас скоро ждёт И об этом нельзя молвить? Большевики сурово критиковали иных царей, но при этом сохранили в Ленинграде памятники и Петру, и Екатерине, и Александру I (Александрийский столп), и даже Николаю I. Четыре памятника в одном столичном городе. А сколько ныне памятников Сталину, и где они?

Иногда говорят: "Ещё не то бывало на Руси, но выходили из положения, справлялись." Я думаю, что такого, как сейчас, на Руси не было. И надеяться на то, что нас вывезет русский "авось" или старая дедовская стезя, - наивно.

Александр Проханов. Ты живёшь в печалях?

Владимир Бушин. Я живу разнообразно. Конечно, и в больших печалях. Когда 30 декабря прогремели взрывы в Сталинграде, а перед этим - в Пятигорске, я сказал жене, что не буду отмечать юбилей. И даже пришли на ум горькие строки.

Какой там, к чёрту, юбилей!

Все празднества сегодня лживы,

Когда всё яростней и злей

По всей стране грохочут взрывы.

И сотрясает города

Аж от Москвы до Сталинграда,

Как в сорок первом канонада.

А власть твердит: "Увы, беда.

Но в колокол не надо бить,

Могло гораздо хуже быть.

А впереди нас ждёт отрада -

Всемирная Олимпиада

Дальше нецензурно. Но, впрочем, что такое "нецензурно" в стране, где цензура ликвидирована и, судя по всему, во всех сферах жизни!

Так вот, жена мне сказала, когда я прочитал ей приведенные выше строки: "Ты не прав. Террористы того и добиваются, чтобы мы все забились в свои норки и не высовывались. Надо именно в такие дни собираться с единомышленниками, посмотреть друг другу в глаза, ощутить плечо друга. Жертвы есть жертвы, их не воротишь, мы должны склонить головы перед их памятью. Но после этого держать головы высоко". Поэтому я решил всё-таки провести юбилейный вечер в Центральном Доме литератора.

Ведь жизнь продолжается, несмотря ни на что. У моего покойного друга Евгения Винокурова есть стихотворение о Моцарте и Сальери:

А в этом мире всё, как было.

Лишь гений мертвый на полу.

Жизнь неостановима. Моего маленького внука врач спросил: "Мальчик, как тебя звать?" Он ответил: "Маугли". А его сестра-ровесница (мои внуки - двойняшки) на прогулке с двумя бабушками вдруг бросает клич: "Девочки, за мной!" Это же прекрасно.

Жена мне говорит: ты в том возрасте, когда по определению должен изрекать мудрость. Я помню, как ещё молодым встретил людей моего нынешнего возраста. Они были мудрецы. Первый раз - в Гаграх, в Доме творчества в 1967 году. Этот был Василий Витальевич Шульгин - известный монархист, депутат Думы, который входил в число лиц, что принимали отречение у Николая Второго.

Шульгин сидел с женой за соседним столом в столовой, и Дима Жуков меня с ним познакомил. Иногда мы после завтрака шли прогуляться по набережной. Однажды я спросил (ведь был как раз год пятидесятилетия Октябрьской революции): как вы сейчас смотрите на Советскую Россию? Шульгин ответил: "Мы, русские националисты, мечтали о великой, сильной процветающей России. Большевики её сделали такой. И это меня с ними мирит".

А второй человек, которого я встретил в таком именно возрасте, был Лазарь Моисеевич Каганович. Я читал какую-то книгу, и там он упоминался, а в сноске была указана дата его рождения. И вижу: как раз завтра его день рождения. Я позвонил одному приятелю, говорю: "Пойдём завтра к Кагановичу, у него день рождения".

Нашли адрес. Он жил на Фрунзенской набережной. Мы пришли, позвонили. Дверь открыла дочь Майя. Она попросила нас не очень утруждать отца. Мы прошли, Лазарь Моисеевич лежал в постели с задранной ногой: он накануне сломал ногу, ему подвесили какой-то груз

Когда мы стали говорить: "Смотрите, что пишут о Сталине", он ответил: "Да что Сталин! Рушат советскую власть, все наши завоевания!" Мне запомнилось, что главным врагом и зачинателем всего этого он считал Гавриила Попова (тогда тот был председателем Моссовета), что его надо особенно опасаться.

Вот эти два человека, каждый по-своему, были мудры.

Александр Проханов. Шульгин, мне кажется, был не совсем искренен. Его пропустили через камнедробилку. Он же не признал своей вины. Он должен был бы пасть на колени перед тобой и покаяться за всё то, что сделал перед монархией как русский националист, а потом перед советской властью, когда помогал Савинкову и занимался разрушением молодой Советской республики. Вот если бы он сделал это, а потом последовали бы тирады, о которых ты говорил, то можно было бы ему поверить.

Читать книгуСкачать книгу