Обвиняет земля. Организация украинских националистов: документы и материалы

Читать онлайн книгу Масловский Виталий Иванович - Обвиняет земля. Организация украинских националистов: документы и материалы бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

А.Лискорский, В.Помогаев

ОПРАВДАНИЯ НЕТ

Какой он, национал-экстремизм?

ОУН возникла в 1929 году в результате объединения Украинской военной организации.(УВО), Союза украинской националистической молодежи (СУНМ) и других националистических группировок как политическая партия фашистского типа.

Не спешите обвинять нас в «наклеивании оскорбительных ярлыков. Фашизм традиционно связывают с партиями Муссолини и Гитлера, хотя они лишь практически реализовали идеологические установки Ницше, Шпенглера, Джентиле, сформулированные еще в прошлом веке.

XIX век — век крупного промышленного производства, острой борьбы за рынки сбыта и источники сырья, противостояния крупных социальных и этнических групп. Это противостояние породило специфическую идеологию, основа которой — приоритет групповых интересов над правами человека. Многим тогдашним теоретикам казалось, что социальные и этнические конфликты никогда не сменятся партнерством, и разрешить их можно только силой: группа людей, более достойных счастья, чем остальные, продиктует свою волю группам людей, менее достойных счастья. Другого выхода нет, поскольку общественного богатства на всех не хватает, и львиная его доля должна достаться избранным.

Так зародилась фашистская идеология, основные черты которой — особые права какой-либо социальной или этнической группы. Тут возможно множество вариантов: такая группа, мол, создает основные богатства на земле, она обладает наиболее древней и высокой культурой, юна больше других подвергалась незаслуженным обидам, ее представители превосходят других людей деловыми качествами и благородством характера и т. д.; гармония отношений, бесконфликтность внутри группы избранных (их объединяют столь высокие идеалы, что частные противоречия по сравнению с ними не играют никакой роли); тоталитаризм — контроль за всеми проявлениями общественной и личной жизни «избранных», который обеспечивает всеобщее соответствие групповым идеалам; вождизм (авторитарное руководство облегчает «недостаточно сознательному» большинству восприятие действительности, позволяет сплотить его на общей политической, платформе); абсолютизация насилия как метод достижения групповых интересов (самый простой, доступный обществу с низким уровнем гражданского сознания путь к улучшению своего положения — не умножение, а перераспределение общественного богатства).

Такие идеологические установки среди политических организаций как правого, так и левого толка не являлись да и не являются уникальными. Но идеология ОУН имела свои особенности, связанные с тем, что она формировалась в борьбе с жестким шовинизмом польского оккупационного режима.

Обратимся к брошюре «Вооруженная борьба ОУН за Украинское государство», изданной в Станиславе в 1941 году. В ней приводятся основные черты украинского национализма и качества, которые он отвергает: господство — сосуществование, агрессивность — оборона, догматизм — скептицизм, идеализм — материализм, нация — народ, инициативное меньшинство — масса, исключительность — терпимость, иррационализм — рационализм, воля — разум, национализм — интернационализм.

Сохранился и еще один документ с громким названием «Мировоззрение украинского революционного национализма». Вот небольшая выдержка из него: «Мораль: хорошо все то, что увеличивает энергию, направленную на осуществление национальной идеи, плохо все, что ее уменьшает. Фанатизм: украинский национализм — движение глубоко фанатичное, национализм не считается никогда с человечностью, милосердием и т. д.».

Кто же предстает перед нами? Группа экстремистов, претендующих на исключительность и господство, ставящих национальную идею (точнее, свое представление о ней) выше гуманизма, готовых добиваться своих целей любыми средствами, даже вопреки здравому смыслу. Такова теория.

На практике деятельность ОУН в 30-х годах выглядела внешне эффектно: убийство комиссара польской полиции во Львове в знак протеста против политики «пацификации» (под предлогом «умиротворения» ликвидировались украинские культурно-просветительные организации, кооперативы), убийство секретаря консульства СССР во Львове с целью привлечь внимание общественности к голоду на Восточной Украине.

Пиком террористической деятельности ОУН стало убийство министра внутренних дел Польши Б.Перацкого — ант мести за преследования украинских националистов и политику полонизации. Организатор этого террористического акта, один из молодых лидеров ОУН С.Бандера, в 1936 году был приговорен к пожизненному заключению, но приобрел огромную популярность.

Вряд ли есть необходимость вдаваться в детали этих событий, они широко известны. Но, отдавая должное патриотизму, личному мужеству С.Бандеры и его соратников, нельзя не поставить вопрос об эффективности избранных молодой генерацией ОУН «силовых» методов борьбы. Эффект был скорее обратным. Несопоставимые возможности польских секретных служб, карательного аппарата и молодых националистов приводили к тому, что на каждую «силовую».акцию оккупационные власти отвечали массовым террором. Страдали ни в чем не повинные люди, все более ограничивалась легальная деятельность в области украинского национального возрождения.

Историческая практика свидетельствует, что организации, идеология которых основана на приоритете групповых интересов, на экстремизме, за внешней активностью скрывают внутреннюю слабость. Нельзя повести за собой массы людей, предлагая им вместо удовлетворения личных, сегодняшних интересов абстрактное светлое будущее, но требуя взамен любых жертв, вплоть до самой жизни. Вот почему организовать и возглавить массовую борьбу с польским оккупационным режимом ОУН так и не удалось.

Когда политическая организация для достижения своих целей прибегает к насильственным методам, она неизбежно стремится компенсировать недостаток собственных возможностей приобретением могущественных союзников, круг которых определяется довольно легко: это противники твоих противников. С точки зрения борьбы против Польши и СССР руководству ОУН оптимальным представлялось сотрудничество с Германией.

Центральный провод ОУН, находившийся за границей, в лице своих руководителей — Е.Коновальца, а затем А.Мельника имел с Германией давние и прочные деловые связи. Их постоянным спонсором (пользуясь современной терминологией) выступала. немецкая военная разведка — абвер, кровно заинтересованная в информации о своих будущих противниках. А.Мельник и его сторонники исходили из того, что. Украину у Гитлера нужно заслужить», а значит, полностью подчинить свою политику интересам гитлеровского рейха.

В 1939 году, после ликвидации Чехословакии, в Закарпатье при участии ОУН возникла Карпатская Сечь. Но Гитлер решил передать Закарпатье Венгрии, и ОУН отдает своим членам приказ покинуть Закарпатье. После разгрома Польши, прихода на Западную Украину Красной Армии под давлением Гитлера, который не хотел преждевременно осложнять отношения с СССР, А.Мельник приказывает активным функционерам ОУН уйти на оккупированную немцами территорию.

Такая политика вызвала внутри ОУН острые разногласия. С.Бандера, освободившийся из польской тюрьмы, и его сторонники, боясь потерять авторитет среди украинского населения, требовали активизации борьбы за независимое украинское государство. Междоусобица завершилась расколом: весной 1941 года сторонники Бандеры собрали съезд, избрали его вождем, а Мельника исключили из ОУН. Мельниковцы, в свою очередь, исключили из ОУН Бандеру и его окружение.

Однако организовать массовое движение сопротивления Советской власти на Западной Украине бандеровцы не смогли, хотя многие ее действия (репрессии, коллективизация) вызывали недовольство населения.

Прежде всего это связано с тем, что в НКВД попали списки украинских националистов, которые составляла польская тайная полиция. Реакция была мгновенной, поскольку буржуазный национализм считался одной из главных политических опасностей. В 1939–1941 годах погибли или ушли за границу около 35 тысяч членов ОУН.

Вместе с тем нельзя сбрасывать со счетов и те преобразования Советской власти, которые отвечали интересам достаточно широких слоев населения. 28 октября 1939 года Народное Собрание Западной Украины приняло Декларацию о национализации банков и крупной промышленности, о конфискации земель помещиков, монастырей и крупных государственных чиновников. Крестьяне получили 172 тысячи голов скота. Промышленные предприятия реконструировались за счет оборудования, присылаемого из восточных областей Украины, из других республик СССР, строились новые заводы и фабрики.

В 1940 году закрылась львовская биржа труда: безработица исчезла. Во всех районах Львова открылись детские сады, поликлиники, увеличилось количество больниц, лечение стало бесплатным. Люди, которые жили в подвалах, переселялись в благоустроенные квартиры, развернулось жилищное строительство. В мае 1940 года во Львов прибыли автобусы, сделанные в Москве, легковые таксомоторы М-1.

Количество школ с преподаванием на украинском языке выросло в 10 раз. Открылось четыре новых вуза. Во Львове и области начали работать 1102 клуба, 211 библиотек, 7 музеев. До сентября 1939 года в городе имелся польский театр. После воссоединения распахнулись двери украинского, еврейского, польского драматических театров, филармонии. В октябре 1939 года впервые во Львове в городском театре состоялся концерт украинской песни и танца.

Конечно, с высоты сегодняшнего опыта эти преобразования можно трактовать по-разному, но тогда очень многим они казались первым шагом в светлое будущее, тем более что о репрессиях говорили шепотом, а достижения широко рекламировались. В таких условиях желающих включиться в подпольную борьбу находилось немного.

Слабость внутренней оппозиции Советской власти делала войну Германии с СССР единственной надеждой ОУН. Немцы это прекрасно понимали. На допросе в 1945 году сотрудник второго отдела абвера Э.Штольце показал: «Перед началом войны… выполняя указания Кейтеля и Йодля, я связался с участниками националистических группировок, которые привлек для выполнения поставленных задач. В частности, мною было дано указание руководителям украинских националистов… организовать сразу же после нападения на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международную общественность в якобы происходящем разложении советского тыла».