Воплощение

Скачать бесплатно книгу Капустин Вад - Воплощение в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

К Морю-Океяну Облачное Небо и Далекая Радуга вышли на третий день после побега. Толстяк их узнал. Холодные серо-зеленые волны капризно забились о каменистый берег, насмешливо дразнясь белыми языками пены.

— Здорово! — восхищенно сказала девочка, не в силах оторвать взгляда от зеленой воды.

— Гад он! И всегда таким был! — зло ответил Сережка — Облачное Небо.

— Чего ты так? Красиво же! Даже не ожидала, что он так может, — удивилась Радуга.

— Ты просто не понимаешь. — Облачное Небо пожал плечами. — Толстый нас не пропустит. Бежать больше некуда. Осталось только дождаться погони. Через пару часов здесь появятся флайеры. И это значит — всему конец, нам — конец! Нас, меня и тебя, больше не будет, останутся только Воплощения. Такие, как он, — Сережка Славин кивнул в сторону Моря-Океяна, — такие, как Лес, Речка, Буйный Ветер.

— Только Воплощения, — обреченно повторила девочка и опустилась на большой серый камень, который напрасно пытались достать упрямые волны.

Небо и Радуга решились бежать, когда в классе их осталось только двое. Из семи учеников, шесть лет проходивших обучение в открытой школе имитаторов, пятеро уже ушли. «Исполнять свой долг» — как высокопарно выразился Господин Пятачок.

Разумеется, на самом деле старшего учителя звали совсем иначе. Пятачком его прозвала Ночка Темная — из-за толстого скафандра и забавного шлема с особой формы респиратором, позволяющим говорить с детьми прямо, без всяких технических средств. Шлем делал преподавателя похожим на одного из трех поросят из сказки, и прозвище показалось очень подходящим. Никто из детей даже не помнил, как учителя звали на самом деле. Та же Ночка назвала учителя географии Носоглотиком. Вытянутая вперед гармошка переговорного устройства делала его похожим на хобот слона, и сначала, когда географ вдруг появился в третьем классе, его так и прозвали, но «Носоглотик» — неожиданное словечко — понравилось больше и прижилось. Все те, кто работал в открытой школе, обычно пользовались шлемами и скафандрами легкой защиты. Никому из детей скафандры и шлемы были не нужны.

От Темной Ночки доставалось не только учителям. Своим новым именем Море-Океян тоже был обязан ей. Море Синее — так его звали, пока он не поссорился с черноглазой насмешницей.

— Море Синее? Такой толстый? Да тут на целый Море-Океян хватит! — съехидничала Ночка. Море-Океян полез было драться, но за задиру Ночку как обычно вступился Буйный Ветер, и обжора не стал связываться. Тем более что прозвище охотно поддержали учителя.

— Да-да, конечно, Океан, разумеется, — рассеянно забормотал Господин Пятачок, услышав новое имя в первый раз. — Как же мы сами сразу не сообразили? Океан — именно то, что нужно.

Старший учитель даже произносить имя начал, как Ночка, — «Море-Океян», и толстяк смирился. А потом даже начал гордиться — имя изменило его Воплощение.

Сначала Облачному Небу в школе понравилось, хотя на первых порах он очень скучал по родителям. Понравилась школа — светлая и просторная. И новые друзья. И Дом тоже. У каждого ученика была своя комната. После невероятной тесноты и скученности корабля это казалось необычным и очень удобным. Заходить и даже заглядывать в чужие комнаты не разрешалось, да и встречаться во внеучебное время ребятам удавалось только в Общей комнате под присмотром учителей. Но и это было здорово, а заботливые преподаватели не давали скучать и всегда рассказывали что-то интересное.

А уроки! С утра проводились общие занятия, а во второй половине дня — индивидуальные. Для каждого свои. И самое главное и интересное — тренировки, уроки имитации, Воплощения.

Небо навсегда запомнил свой первый выход на поверхность Ядра. Серая каменистая равнина, тяжелый свод Оболочки над головой, режущий свет плазменного светильника, учителя в скафандрах, и надежда в глазах за толстыми стеклами шлемов. И его Воплощение, заполнившее, мгновенно преобразившее все вокруг. Сережка не мог вспомнить, как долго это продолжалось — у Неба не было памяти, хотя он — мальчишка отлично помнил ощущение удовольствия, силы и уверенности, которое принесла успешная попытка воплощения. Но несколько слов, сказанных старшим учителем, вернули маленького имитатора на серую равнину, и чувства взрослых, которые после возвращения он успел заметить, — да, радость и надежда. Вот что ему понравилось больше всего — взрослые смотрели на него с надеждой. На Лес Густой с гордостью, на Буйный Ветер с уважением, на Море-Океян с некоторым опасением. — «Очень сильное Воплощение» — говорили учителя. На девочек — с нежностью и сочувствием. На него, Облачное Небо, — всегда с надеждой.

Сережка не знал, что увидел бы в чужих комнатах, но догадывался. Каждого из учеников окружало Воплощение. Легкие перистые облака, темные грозовые тучи, тяжелые облачные стены, громоздящиеся над бездонными пропастями, курчавые барашки, уходящие в бесконечность неведомых долин, позолоченные заходящим солнцем нежные белые кружева, открывающие светло-голубые участки неба — вот что представляли собой все окна, стены, картины его собственного жилища. Облачное Небо.

Наверняка, Лес видел вокруг себя рощи и чащи, Ветер — бури и ураганы, Быстрая Речка — певунья и красавица — могучие реки, о которых так много рассказывалось в историях и сказках. Все это Облачное Небо мог только вообразить. Увидеть чужие воплощения можно было только на уроках рисования — почти на всех картинках имитаторы изображали то, что наблюдали за окнами своих комнат. Только Далекая Радуга рисовала что-то несуществующее, но невообразимо прекрасное. Светловолосая ясноглазая девочка, тихая и не слишком способная — «слабое воплощение» — на уроках она обычно отмалчивалась и лишь иногда робко улыбалась шуткам друзей. И все равно казалась Сережке самой прекрасной.

На общих уроках им преподавали арифметику, географию, литературу и историю. Это было интересно. Особенно история, которая на одном из последних занятий вдруг обернулась пугающей реальностью.

— Капитан Славин… Все знают капитана Славина? Так вот капитан Славин вывез с планеты Тирас на транспортном корабле «Ладога» три тысячи беженцев — жертвы космической катастрофы — после столкновения Тираса с кометой. При взлете «Ладога» пострадала от метеоритной атаки, и экипажу не удалось дотянуть до ближайшего, освоенного людьми района галактики, — как обычно монотонно начал рассказывать Господин Пятачок. — Корабль сел на безжизненную, удаленную от ближайшей звезды планету, где выживание земных колонистов представлялось совершенно невозможным. От одного из пилотов планета получила свое неофициальное имя — «Безнадега».

К счастью, при обследовании поверхности была найдена огромная расщелина, ведущая внутрь, под каменистую оболочку, где обнаружилось медленно вращающееся Ядро. Пилотское мастерство капитана позволило ему провести «Ладогу» сквозь расщелину и посадить на «внутреннюю планету», где вот уже десять лет беженцы — то есть мы, люди, — продолжают жить на корабле. На поверхности остались только маяки, продолжающие посылать сигналы Земле по закрытым каналам.

Внутри Безнадеги никаких условий для жизни людей не было, разве что сила тяжести оказалась подходящая — 90 % земной, — однако планетная оболочка, которую удалось загерметизировать, надежно защитила беженцев от внешних угроз, в первую очередь, от падения космических тел.

Для обогрева и освещения поверхности Ядра удалось приспособить плазменные светильники. Однако, — в первый раз рассказывая историю Колонизации, при этих словах учитель запнулся и внимательно оглядел класс, — при практически абсолютном нуле, вакууме, полном отсутствии энергии и других источников питания, Ядро Безнадеги оказалось обитаемым. На нем была обнаружена жизнь!

— Жизнь? — недоуменно переспросил Буйный Ветер. Самый способный, он всегда задавал вопросы, спорил с учителями и даже добился того, чтобы во время индивидуальных занятий ему преподавали не бесполезное «эстетическое воспитание», а обожаемую математику и физику.

— Да, жизнь, — печально подтвердил Господин Пятачок, становясь необыкновенно похожим на неудачливого сказочного поросенка и смущенно прищуриваясь, как будто чувствуя себя виноватым в том, что не способен дать исчерпывающих объяснений. — Жизнь, и совершенно невероятная. На поверхности Ядра было обнаружено семеро человеческих детей! Семь хнычущих малышей примерно двухлетнего возраста, которые абсолютно нормально чувствовали себя в окружающей их космической пустыне. Убедившись в том, что не стали жертвами галлюцинации, космонавты принесли ребятишек на корабль. Полное медицинское обследование не выявило никаких отличий от обычных детей соответствующего возраста. Вот только космический вакуум и сверхнизкие температуры по-прежнему не причиняли найденышам никаких неудобств. Малышей разобрали бездетные семьи. Они росли как обычные дети до шестилетнего возраста, когда вдруг обнаружили странные способности. Один вдруг превратился в деревце, чтобы порадовать маму, затосковавшую по земному лесу. Другой стал облачком, чтобы защитить отца от раздражающего света плазменного «Солнца», горящего на каменном своде внешней оболочки. Третья заполнила ванну водой, когда начались перебои со снабжением. И тогда стало ясно — это необычные существа. Имитаторы. Так мы их назвали, хотя слово оказалось совершенно неправильным. Воплощения — не имитации, а истинные стихии. Было решено создать для них Открытую школу на поверхности Ядра и развить их способности, чтобы их Воплощения помогли людям выжить, или чтобы они сами могли спастись, если все предпринимаемые меры все-таки окажутся недостаточными для выживания остальных.

Читать книгуСкачать книгу