Любовь побеждает все

Скачать бесплатно книгу Зарицкие Лариса и Олег - Любовь побеждает все в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Любовь побеждает все - Зарицкие Лариса

Украина г. Херсон ноябрь 1998 года.

Промозглый ветер с дождём и вечерняя темнота разогнали всех прохожих на улицах. В ярко освещённую и тёплую аптеку вошла босая женщина с растрёпанными длинными волосами, в коричневом плаще, накинутом поверх белой ночной рубашки. Она вся дрожала. В аптеке был всего один посетитель – пожилой, щупленький мужчина. Толстая, высокая аптекарша с красными волосами, видимо приняла её за наркоманку и раздражённо крикнула: - Метадон только по рецепту. Уходите отсюда.
- Помогите, мне, пожалуйста, - прошептала женщина. – Помогите! Мужчина посмотрел на её ноги. По ним текла кровь и быстро растекалась тёмно-красной лужицей. Подол её ночной рубашки был весь красный. Опустив голову и увидев под собой лужу крови, женщина потеряла сознание и упала на пол…

Скорая привезла её в один из Херсонских роддомов. Пульс у женщины почти не прощупывался.
- Кровотечение началось ещё до вашего приезда? – спросила молоденькая медсестра у врача скорой, когда женщину переложили на каталку. – Где её документы? Как фамилия?
- Да, до приезда. А документов нет и фамилии я не знаю, - врач замялся. – Сказали, что она зашла в аптеку и потеряла сознание. Пока санитары везли женщину в операционную, медсестра осмотрела карманы плаща. Там был украинский паспорт.

В операционной её сразу подключили пульсоксиметр и аппарат искусственного дыхания.

- У плода гипоксия, - определила хирург.- Состояние тяжёлое.
- Сердцебиение плода шестьдесят, пятьдесят восемь, семь, продолжает падать, - отсчитывала пульс не рождённого младенца медсестра.
- Отслойка плаценты. Нужно срочно извлекать ребёнка! – скомандовала хирург. Когда тельце окровавленного младенца достали из чрева матери, ни она, ни мальчик не дышали.
- У плода пульса нет. Мы их потеряли, - констатировала хирург. Мёртвому ребёнку перерезали пуповину и положили на стол рядом с матерью. Обоих накрыли простынёй.
- Смерть роженицы и плода наступила 18 ноября в 22.13, - диктовала хирург, а медсестра записывала в операционный журнал.

 – В резуль…

- Уа-Уа-Уа, - тишину операционной разорвал громкий крик младенца.
- Он жив, - радостно вскочила медсестра и откинула простыню.

- Но этого не может быть! – удивилась хирург.

– Его сердце не билось более десяти минут! Так родился Димитрий.

Глава 1

Москва май 2010 года.

Я прошёл обследование и первый курс лечения в одном из онкологических институтов Москвы. В день, когда были готовы последние заключения и анализы, медсестра принесла в мою палату лекарство и завтрак.
- Вас просил зайти Станислав Борисович, - сказала она. Проглотив таблетки, запил и надевая куртку, вышел из палаты. Кабинет профессора был совсем рядом. На двери висела табличка с его регалиями. Я постучал и сразу вошёл. Профессор Вяземский, сидел за своим столом и что-то быстро писал. Это был высокий, седовласый мужчина с тонкими чертами лица. За его спиной, на стене висели многочисленные доказательства профессиональных достижений в золочёных рамочках.
- Да, проходите, - он увидел меня и жестом указал на стул, напротив. Что-то дописал и, сняв очки, так пристально посмотрел мне прямо в глаза, как будто готовил к чему-то. Внутри всё сжалось. По взгляду профессора я понял – результаты анализов его не порадовали. Не смотря на то, что морально готовился к подобному разговору, но его слова прозвучали как приговор.

- К сожалению, Пал Сергеич, чуда не произошло, - он явно сопереживал мне и нервно теребил кончик своего носа, хотя подобные вещи говорил своим пациентам, наверное ежедневно. – Мы смогли остановить рост опухоли, инвазию в прилежащие ткани и не допустили метастазирования, но это лишь временный эффект, пока вы поддерживаете необходимую дозу препарата в организме. Но препарат убивает вашу печень.

Как не готовил себя к подобному, всё равно слова профессора прозвучали как приговор. Всё тело закололо иголками , а в голове зазвенели слова – чуда не произошло, чуда не произошло. Если бы не сидел, то мог бы и упасть на мгновенно ослабевших ногах. Странно, всегда считал себя сильным человеком. Даже думал, что не боюсь смерти, а оказалось – боюсь и очень сильно. До дрожи в ногах. До немеющего языка и паники, которая мгновенно охватило меня. Но чтобы не опозориться перед профессором, попытался взять себя в руки и как можно более спокойнее спросить:

- И сколько мне осталось? – я старался говорить тихо и медленно, боясь сорваться. Очень тяжело это слышать в сорок шесть, хотя, наверное и в шестьдесят не легче, но этого я уже не узнаю.
- Всё очень индивидуально, - профессор взял снимок и посмотрел на него.
- Вы действительно хотите это знать?
- Да, если можно.
- Думаю, не больше полугода. Это в лучшем случае. Дальнейшее лечение может продлить этот период, но одновременно приведёт к ещё большей интоксикации и астении всего организма. Решать вам. В конце концов, вы можете обратиться в другую клинику.
- А что бы вы сделали на моём месте, профессор?
- Честно?
- он задумался, нахмурив свои кустистые седые брови.
- Знаете, я часто езжу на семинары и однажды мы с коллегами говорили об этом. Я спросил у них, пойдут ли они сами по тому кругу, по которому пускают своих пациентов. И знаете, что мне ответили? Я с интересом смотрел на него.
- Семь из десяти сказали, что принимали бы лекарства до тех пор, пока они снимают боль, а потом покончили с собой. Я с ними солидарен, поэтому так откровенен с вами.

- Понял Станислав Борисович. Тогда проведу эти полгода, или сколько мне там осталось в загулах и пьянстве, - я старался говорить с улыбкой, но голос немного дрожал.
- Алкоголь я бы не рекомендовал, так как это может ускорить рост опухоли.
- Это я так глупо шучу, профессор. Спасибо, что сказали правду, - я встал и протянул ему руку на прощание. Рука вроде бы не дрожала.

Профессор вышел из-за стола и сжал мою ладонь, крепкой рукой хирурга.
- Вот возьмите, - он протянул мне листок с адресом.
- Что это?
- Это адрес одного целителя в Украине. Как врач, я не имею права вам его советовать, но раз официальная медицина оказалась бессильна, - он вздохнул и развёл руками.
- Я слышал, что он очень многим помогает.
- Когда могу выписываться?
- я взял бумажку и положил в карман куртки.
- Как скажете, хоть завтра.
- А можно сегодня?
- Понимаю, - профессор первый раз улыбнулся за время разговора.
- Хорошо, я распоряжусь.
- Удачи вам, - попрощался я и вышел из кабинета.

На ватных ногах, вернувшись в палату, долго не мог придти в себя. Но лежать не мог. Сидеть тоже. Как загнанный зверь, ходил от окна к двери. В голове пульсировала только одно слово – полгода, полгода, полгода. Как же так? Почему? За что? Не хочу! Я не готов! Сейчас я ненавидел деньги, которые всегда считал мерилом своего успеха. Зачем мне теперь то, к чему я стремился. То, что имею, если здоровье кончилось.

В эти минуты готов был отдать всё, чтобы только этой болезни не было, но чудес на свете не бывает. Все планы и дела теперь казались ничтожными и не нужными. Перед лицом близкой смерти всё разом потеряло смысл. Но нельзя паниковать. Нельзя показывать свой страх. Значит так должно быть. Сам же говорил, когда кто-то уходил раньше срока – судьба такая. Значит и мне нужно достойно пройти это испытание.

Немного придя в себя и успокоившись, позвонил водителю. Потом принял душ и переоделся. За время лечения тяжело было привыкнуть к молчащему телефону, потому, что старую симку я вынул, чтобы никому ничего не объяснять, а новый номер знал только водитель и Вика. Но через неделю я даже начал получать удовольствие от отсутствия звонков. Так хорошо, когда тебя никто не беспокоит и ты не носишь с собой этого маленького свидетеля твоей жизни.

Машину дожидался уже во дворе клиники, сидя на скамейке в парке и дышал воздухом. Впервые за много лет, смотрел не перед собой, а вокруг. Конец мая в этом году удивительно тёплый и солнечный, а я и не заметил как деревья позеленели. На душе стало совершенно спокойно. Настроение ровное. Видимо потому, что отношусь к тому типу людей, которые не плачут над разбитой чашкой. Нет смысла жалеть о том, что нельзя изменить. Теперь нужно жить с этим. Как важно знать правду! Странно, но именно отсутствие иллюзий меня реально успокоило.

Читать книгуСкачать книгу