Секретное оружие Гитлера. 1933-1945

Читать онлайн книгу Портер Дэвид - Секретное оружие Гитлера. 1933-1945 бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

ГЛАВА 1.

СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ ДО 1939 ГОДА

Период между провозглашением Германской империи в 1871 году и началом Первой мировой войны ознаменовался бурным развитием производственных мощностей германской промышленности и в особенности военно-промышленного комплекса. Потребности развивающихся отраслей производства обеспечивались существенным ростом добычи угля в Рурском бассейне, объемы которой со 100 миллионов тонн в 1894 году увеличились до 191 миллиона тонн в 1913 году К 1890-м годам Германия обладала самой развитой химической промышленностью в мире, которая легко и быстро способна была переключиться с выпуска бытовых красителей и удобрений на производство боевых взрывчатых веществ и отравляющих газов.

Как это ни парадоксально, но к совершенствованию военных технологий с большим подозрением относились в первую очередь представители аристократических и консервативных кругов германского командования, составлявших верхушку ее военного ведомства в 1914 году В будущем это отношение изменится, однако именно отсрочка производства вооружения с использованием новых технологий и стала одной из причин поражения Германии в 1918 году.

На полигоне — учебные стрельбы «Парижской пушки», 1918 год.

Начало: 1917-1918 годы

В середине Первой мировой войны германским разработчикам нового вооружения была предоставлена полная свобода действий, поскольку стало очевидным, что первенство союзников в военных технологиях обеспечивает им преимущество и в военных действиях. На самом деле, множество изобретений, впервые появившихся в 1917-1918 годах, пережили свое второе рождение, но уже в значительно усовершенствованном виде, в эпоху гитлеровского Третьего рейха.

Лидирующая позиция, которую занимала Германия в предвоенные годы в изготовлении бытовых химических веществ, определила ее первенство и в производстве боевых газов. Химические компании BASF и «Хехст и Байер» (объединившиеся в 1925 году в конгломерат IG Farben) в процессе выпуска промышленных красителей в качестве побочного продукта производили хлор. В сотрудничестве с Фрицем Хабером из берлинского Химического института Кайзера Вильгельма эти компании приступили к разработке способов применения хлора в окопах противника.

Первые атаки

Первые широкомасштабные газовые атаки, предпринятые Германией в 1915 году, оказались чрезвычайно эффективными, однако союзники оперативно разработали противогазы для противодействия новому виду вооружений, а вскоре ответили и собственным газовым оружием. Вплоть до самого окончания войны противоборствующие стороны соревновались в производстве новых и все более эффективных отравляющих веществ, равно как и в обеспечении своих войск надежными средствами противодействия газовому оружию. Любопытным представляется тот факт, что 15 октября 1918 года ефрейтор Адольф Гитлер был доставлен в полевой госпиталь с диагнозом «временное ослепление в результате атаки горчичным газом». Он так никогда и не забыл, что ему тогда пришлось пережить, и даже отказался санкционировать первое применение боевых отравляющих веществ во время Второй мировой войны.

Кайзеровские танки

За три года до начала Первой мировой войны офицер австро-венгерской армии по имени Гюнтер Бурстин выступил с предложением производства небольших бронированных гусеничных транспортных средств с орудийной башней. Свое изобретение он назвал «моторгешютц» (подвижное орудие).

В октябре 1911 года Бурстин отправил чертежи и масштабную модель своей разработки в Вену для рассмотрения перспектив ее производства в министерстве обороны. Официальный ответ был обнадеживающим и сопровождался просьбой предоставить прототип, который можно было бы подвергнуть боевым испытаниям. Однако Бурстин не имел выходов на потенциальных изготовителей пилотной модели и средств для ее производства, и поэтому он предложил свои чертежи германскому военному ведомству в Берлине, которое также проявило интерес к его разработкам. Несмотря на восторженную поддержку одного из ведущих германских военных журналов, Бурстин не добился никакого практического результата от германских властей и после неудавшейся попытки получить патент на свое изобретение в 1912 году окончательно отказался от воплощения этой идеи.

Хотя «моторгешютц» так навсегда и остался на стадии чертежей и теоретических разработок, сама попытка его производства заставляет задуматься над вопросом: «а что, если бы…» Если бы этот проект получил более заинтересованную и конкретную государственную поддержку, вполне вероятно, что австро-венгерская и германская армии получили бы возможность применять в боевых действиях танки задолго до союзников.

К-Ваген

Первое появление на полях сражений танков в армиях союзников привело германских военных теоретиков к выводу, что только более массивные германские танки могут стать достойным ответом этой новой угрозе. В июне 1917 года они убедили германское военное министерство заказать производство «К-Вагена», нового супертяжелого танка, который должен был сыграть переломную роль в ходе военных действий. Чертежи этой машины были выполнены Йозефом Фолльмером, инженером, работавшим в армейском «Феркерстехнише Прюфунгс Коммиссион» (комитете технических испытаний), и армейским капитаном Вегером. Изначально предполагалось, что новый танк должен весить 168 тонн (однако позже его вес был уменьшен до более приемлемых 122 тонн) и располагать впечатляющим вооружением из четырех 77-миллиметровых пушек и шести пулеметов. Однако громадный вес и размеры «К-Вагена» делали невозможной его транспортировку единым целым, и по этой причине перед перевозкой железной дорогой танк разбирали на шесть частей, а затем вновь собирали вместе непосредственно перед линией фронта.

Хотя военным министерством было заказано 10 таких машин, производство только двух из них было почти завершено на берлинском заводе «Рибе-Кугеллагер» до окончания войны. По условиям Версальского договора обе они были уничтожены контрольной комиссией союзников.

Штурмпанцерваген Обершлезиен

По сравнению с архаичным «К-Вагеном», разработанный капитаном Мюллером «Обершлезиен» представлял собой удивительно быстрый, легко вооруженный и маневренный танк.

Выпуск его был поручен «Обершлезиен Айзенверк» в Гляйвитцине. В середине 1918 года завод получил заказ на производство двух таких машин, однако так и не успел завершить их изготовление к моменту прекращения военных действий в ноябре.

Первые артиллерийские орудия

Англо-бурская (1899-1902 гг.) и русско-японская (1904-1905 гг.) войны убедили германское военное руководство в том, что в будущих вооруженных конфликтах решающим фактором станет тяжелая артиллерия. Для начала германская армия была укомплектована 150-миллиметровыми гаубицами, обладавшими ощутимыми преимуществами над аналогичным вооружением союзников в начале Первой мировой войны.

Однако как бы ни хороши были 150-миллиметровые гаубицы, они не могли нанести ощутимый урон сложной системе окопов союзников и многочисленным укрепленным позициям, которыми была усеяна линия фронта в 1914-1915 годах. Эта проблема нашла свое эффективное решение с появлением 21-сантиметровой гаубицы, поступившей на вооружение в 1910 году, а к 1914 году в распоряжении германской армии было уже 216 таких орудий. Впрочем, даже эти гаубицы оказались карликами по сравнению с «секретной артиллерией».

42-сантиметровая гаубица М-Герат 14 (Большая Берта)

Эта осадная гаубица имеет полное право претендовать на титул первого образца германского секретного оружия. Она была разработана в результате уроков русско-японской войны, в которой японцам удалось преодолеть русскую оборону Порт-Артура только лишь при помощи 28-сантиметровых береговых гаубиц. Германское военное руководство понимало, что ему понадобится еще более мощная мобильная осадная артиллерия для взятия внушительных французских и бельгийских укреплений, и приступило к производству прототипов соответствующего оружия. К началу 1914 года профессор Фриц Раузенбергер, ведущий конструктор Круппа, создал два окончательных образца 42-сантиметровой гаубицы М-Герат, которые были названы «Дикке Берта» (Большая Берта) в честь Берты Крупп, супруги главы оружейных заводов Круппа.

Это вооружение доказало свою боеспособность уже в самом начале военных кампаний 1914 года, легко уничтожив бельгийские оборонительные сооружения, защищавшие Льеж, Намур и Антверпен, которые были неуязвимы для более легкой артиллерии.

По всей вероятности, к 1918 году было выпущено 12 «Берт», причем некоторые из них были оснащены 30,5-сантиметровыми стволами L/30 для увеличения дальности стрельбы, хотя и за счет уменьшения веса снарядов. Эти орудия получили название «Швере Картауне» или «Бета-М-Герат».

Парижская пушка

Ввиду того, что все больше отпущенных военно-морскому флоту ресурсов стали направляться на реализацию программы по разработке подводных лодок, работы над двумя последними линкорами класса «Байерн», «Заксен» и «Вурттемберг» были приостановлены. Однако их 38-сантиметровые орудия были уже готовы, поэтому их преобразовали в установленные на железнодорожных платформах артиллерийские установки, переименовав в «Ланге Макс» (Длинный Макс). По меньшей мере, пять таких орудий входили в состав береговых батарей Германии и Померании на бельгийском побережье. Померанская батарея под Дюнкерком произвела около 500 залпов между июнем 1917 года и октябрем 1918 года на расстояние почти в 44 километра. Хотя их 750-килограммовые снаряды были в высшей степени эффективным подспорьем для германской тяжелой артиллерии, они, тем не менее, не способны были достичь Парижа — самой лакомой из всех возможных целей.

Команда конструкторов Круппа сделала все от нее зависящее, чтобы извлечь максимум из технологий своего времени, и в результате этих усилий разработала оружие с дальностью стрельбы в 120 километров, что теоретически позволяло подвергнуть Париж артиллерийскому обстрелу. Их поразительным техническим достижением стала так называемая «Парижская пушка», хотя крайне низкая точность стрельбы делала ее скорее орудием устрашения, нежели реально опасной боевой единицей.

Размеры этого орудия были весьма впечатляющими. Вес его составлял 260 тонн; вся установка монтировалась на специальной платформе, способной передвигаться по железнодорожным путям и помещенной на бетонное основание с поворотной площадкой; орудие было оснащено нарезным стволом длиной 28 метров и диаметром 21 сантиметр, с гладкоствольным 6-метровым удлинением. Это устройство было жестко закреплено на компенсирующем противовесе ствола и помещено внутрь 38-сантиметрового ствола «Ланге Макса».

Снаряды покидали жерло «Парижской пушки» с такой огромной скоростью, что каждый произведенный выстрел выжигал значительное количество стали с внутренней поверхности ствольного канала. По этой причине все снаряды были последовательно пронумерованы в соответствии с увеличением их диаметра и использовались в строгой очередности во избежание разрыва ствола, что могло бы произойти, если бы снаряд застрял в его канале. Огромные ракетные заряды также быстро изнашивали и зарядную камеру, поэтому после каждого выстрела ее необходимо было тщательно измерять для определения изменения длины, поскольку даже самые незначительные расхождения негативно влияли как на точность, так и на дальность стрельбы. После проведения всех измерений дополнительные количества ракетного топлива добавлялись в стандартный заряд. После 65 произведенных выстрелов, каждый из которых выполнялся снарядом все большего диаметра, ствол демонтировался и возвращался на заводы Круп-па, где восстанавливался первоначальный диаметр канала в 24 сантиметра, и он вновь отправлялся на боевые позиции уже с новым комплектом снарядов.

Между мартом и августом 1918 года, когда производство этих орудий было прекращено в связи с наступлением союзников и скорым завершением войны, три действующих на боевых позициях «Парижские пушки» произвели в сумме 367 выстрелов, из которых 183 поразили различные цели в районе Парижа; жертвами этих артобстрелов стали 256 гражданских лиц, еще 620 были ранены.

Сравнительные данные артиллерийских орудий