Однажды Сталин сказал Троцкому, или Кто такие конные матросы. Ситуации, эпизоды, диалоги, анекдоты

Скачать бесплатно книгу Барков Борис Михайлович - Однажды Сталин сказал Троцкому, или Кто такие конные матросы. Ситуации, эпизоды, диалоги, анекдоты в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Однажды Сталин сказал Троцкому, или Кто такие конные матросы. Ситуации, эпизоды, диалоги, анекдоты - Барков Борис

Предисловие

Длительное время, в процессе изучения российской истории, внимание акцентировалось на «классовой борьбе», «развитии производственных сил» и соответствующих их уровню «производственных отношениях». Исходя из этих фундаментальных понятий, характеризовались закономерности и особенности развития отечественной истории, что было во времена не столь отдаленные вполне естественным. Однако частная жизнь людей оставалась на втором плане, в тени острых социальных битв. Тем не менее в реальной истории действуют и влияют на ее развитие не только широкие народные массы, но и конкретные лица, которым было суждено оставить после себя особый след в истории Российского государства. Их вклад мог быть значительным или не очень существенным, положительным или негативным для российского общества, но достаточно конкретным, чтобы повлиять на ход исторического развития.

Эта работа стала результатом многолетнего изучения автором архивных документов, многочисленных мемуаров, дневников, а также публикаций в периодической печати.

Действующими лицами здесь являются цари и императоры, государственные деятели и военачальники, общественные деятели (литераторы, художники, артисты) и малоизвестные приближенные «сильных мира сего».

На протяжении исторического развития Российского государства XVIII–XX веков нередко происходили тривиальные, на первый взгляд несущественные события, но даже они по-своему отразили дух эпохи, ее специфику и колорит и приоткрыли неизвестные широкому кругу читателей страницы истории Отечества, не менее любопытные, чем «детали» жизни и деятельности исторических лиц. Поэтому так важно знать и эту сторону развития нашего государства.

История — это не сухая наука, а люди, их деяния, разочарования, надежды, чувства и переживания.

В этой работе читатели познакомятся с уникальной манерой поведения ярких личностей в нестандартных обстоятельствах, с образцами их иронии, юмора, сарказма в те времена, когда «обожествление» отдельных политических руководителей нередко доходило до абсурда, что, впрочем, случается и в наше время. Немалое место в работе отведено забавным эпизодам, в которых раскрывается своеобразие внутреннего мира исторических лиц, оставивших свой след в истории нашего государства.

И если уважаемый читатель, ознакомившись с этой работой, задумается о прошлом, настоящем и будущем нашей Родины, автор будет считать свою задачу выполненной.

XVIII век

ПЕТР I. Эпоха великих потрясениий. Екатерина, Меншиков, Анна Монс и шут Балакирев

Петровские реформы в России внедрялись в жизнь с жестокостью и не без курьезов.

В 1709 году Петр I издал указ, гласивший: «Нами замечено, что на Невской перспективе в ассамблеях недоросли отцов именитых в нарушение этикета и регламенту штиля в гишпанских камзолах с мишурой щеголяют предерзко. Господину полицмейстеру Санкт-Петербурга указую впредь оных щеголей с рвением великим вылавливать, сводить в Литейную часть и бить кнутом, пока от гишпанских панталонов зело похабный вид не окажется. На звание и именитость не взирать, также и на вопли наказуемых…»

* * *

Однажды командующий российским флотом адмирал Федор Апраксин на правах друга упрекнул Петра I, что тот делает слишком скромные подарки родным. Петр I (вице-адмирал) парировал:

— Мои доходы меньше твоих. Они состоят единственно в получаемом только жалованье по чинам, из сих денег я и одеваю себя, и на другие нужды держу, и на подарки употребляю.

* * *

Петр I заметил при французском дворе одного придворного, который ежедневно появлялся в одежде нового покроя.

— Возможно, этот дворянин недоволен своим портным, — сказал Петр I.

* * *

Петр I, находясь в гостях у короля Франции, ухаживал за одной дамой и на вопрос своего сподвижника Александра Даниловича Меншикова «Как успехи?» отвечал:

— Дама имела честь, а я имел удовольствие.

* * *

Когда фаворитка Петра I Анна Монс завела себе нового любовника, царь, узнав об этом, посадил ее под домашний арест и сказал:

— Чтобы любить царя, надобно иметь царя в голове!

* * *

Петр I, заседая однажды в Сенате и слушая дела о различном воровстве, в гневе своем клялся пресечь оные и тотчас сказал генерал-прокурору Павлу Ивановичу Ягужинскому:

— Сейчас же напиши от моего имени указ!

— Всемилостивейший государь! Неужели ты хочешь остаться императором один, без служителей и подданных? Все мы воруем, с тем только различием, что один более и приметнее, нежели другой.

Петр, услышав такой забавный ответ своего высокопоставленного правдоборца, рассмеялся.

Грозный указ государь не подписал.

* * *

При возвращении из Англии в Голландию корабль Петра I выдержал ужасную четырехдневную бурю. Самые опытные моряки объявили царю, что положение очень опасное.

— Чего боитесь, господа? — отвечал Петр весело. — Слыханное ли дело, чтобы царь русский утонул в немецком море?

* * *

Незадолго до смерти Петра I Екатерина влюбилась в придворного красавца Монса. Об этом донесли Петру. Петра поразила измена Екатерины.

— Ты видишь, — сказал он ей, стоя у окна дворца, — это венецианское стекло. Оно сделано из простых материалов, но благодаря искусству оно стало украшением дворца. Я могу возвратить его в прежнее ничтожество.

С этими словами Петр разбил стекло вдребезги. Екатерина поняла намек, но не потеряла присутствия духа.

— Вы можете это сделать, но достойно ли это будет вас, государь? — сказала она.

* * *

Шут Петра I Иван Александрович Балакирев был талантливым острословом. Однажды царь спросил у него:

— Правду ли при дворе говорят, что ты дурак?

— Чужим слухам не верь, Петр Алексеич, — ответил Балакирев, — мало ли что говорят. Они и тебя называют умным, но не верь этому!

* * *

Балакирев как-то пожаловался Петру I, что известный придворный вельможа за шутку на него пригрозил:

— Я тебя до смерти прибью, негодник!

— Если он тебя убьет, я его велю повесить.

— Да я этого не желаю, Алексеич, а мне хотелось, чтобы ты его повесил, пока я жив, — ответил шут.

* * *

Раз Балакирев, упав в ноги царю, сказал:

— Воля твоя, Алексеич, мне прискучило быть придворным шутом. Перемени это звание на другое.

— Да какое же тебе дать звание? — спросил его Петр. — Дурака? Ведь это, чай, будет хуже.

— Вестимо, хуже. Назови меня царем мух и выдай мне указ за твоей царской подписью.

* * *

Однажды в дворцовом застолье, на которое у Петра I собралось много вельмож, Балакирев важно расхаживал с хлопушкой, которой бил мух. Вдруг, подойдя к одному придворному, ведавшему дворцовым хозяйством и обкрадывавшему царскую казну, Балакирев изловчился и хлопнул по лысине казнокрада.

— Это что значит? — спросил Петр.

— Ничего, Алексеич, — сказал Балакирев, — одна из моих подданных крала твои царские запасы, и я ее казнил на лысине вот его милости.

* * *

— Знаешь ли ты, Алексеич, — сказал однажды Балакирев Петру I в присутствии многочисленной царской свиты, — какая разница между колесом и стряпчим, то есть вечным приказным?

— Какая же?

— И то и другое надобно почаще смазывать…

* * *

— Как ты, дурак, попал во дворец? — насмешливо спросил Балакирева один придворный.

Читать книгуСкачать книгу