«С Атомной бомбой мы живем!» Секретный дневник 1945-1953 гг

Скачать бесплатно книгу Кремлев Сергей - «С Атомной бомбой мы живем!» Секретный дневник 1945-1953 гг в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
«С Атомной бомбой мы живем!» Секретный дневник 1945-1953 гг - Кремлев Сергей

Предисловие публикатора

Издание личных дневников Л.П. Берии за 1946–1953 годы завершает большую работу по их обнародованию, начатую изданием его дневников за 1938–1941 годы и дневников периода войны — с конца 1941 года до конца 1945 года.

Как две первые книги, так и эта, последняя, подготовлены к изданию мною и снабжены предисловием и послесловием публикатора, а также развёрнутыми примечаниями и комментариями. При этом структура всех трёх книг такова, что их не надо рассматривать как некий трёхтомник. Каждая публикация вполне самостоятельна и даёт достаточно полное представление о личности автора дневников и том историческом периоде, к которому дневники относятся. Последнее я постарался обеспечить за счёт подробных примечаний и комментариев, вынесенных прямо в текст.

В первой книге «Сталин слезам не верит» освещается период с того момента, как Сталин предложил Берии переехать из Тбилиси в Москву и сменить пост 1-го секретаря ЦК КП(б) Грузии на пост первого заместителя наркома внутренних дел СССР Ежова с перспективой заменить Ежова в кресле наркома.

Заканчивалась та публикация последними днями 1941 года, когда под Москвой успешно развивалось зимнее контрнаступление Красной Армии.

Следующая книга «Второй войны я не выдержу» — дневники военных лет. Это были годы огромного напряжения общества, как народов СССР, так и всего государственного организма. Советское руководство тогда тоже жило в условиях ежедневной перегрузки год за годом.

Однако и после Победы фронтовой режим для многих, и прежде всего для Л.П. Берии, не закончился. «Горячая» война Германии и её союзников против СССР быстро перешла в фазу уже «холодной» войны бывших западных союзников СССР против СССР же…

Очень уж мы этому Западу мешали (и, к слову, мешаем по сей день) самим фактом своего существования. Личные дневники Л.П. Берии лишний раз это подтверждают.

В предисловии публикатора к дневникам предвоенной поры и первого военного полугодия я подробно рассказал о том, как неожиданно для себя стал обладателем электронной копии дневников в результате любезности таинственного «Павла Лаврентьевича», у которого находилась фотокопия оригинала дневников Л.П. Берии.

Здесь же просто воспроизведу часть моего единственного разговора с подтянутым седовласым незнакомцем. На мой естественный вопрос, возможна ли экспертиза аутентичности по фотокопиям, «Павел Лаврентьевич» ответил так:

— Я понимаю, что вас этот вопрос волнует в первую очередь, но меня он, простите, не волнует. Берите то, что я вам даю, если желаете, и сопоставляйте хронологию, психологию, фактологию и всё, что вам угодно, в рукописи с известными историческими фактами. И сами решайте — аутентична она или нет. Можете издавать эту рукопись с любыми оговорками относительно ваших сомнений в её подлинности. Можете издавать её как собственное литературное произведение или рассматривать её как чью-то литературную мистификацию — как желаете. Никакого раскрытия инкогнито не будет, потому что вы видите меня, дорогой Сергей Тарасович, в первый и последний раз. Условие у меня одно: внимательно изучите это, подготовьте к печати и постарайтесь издать…

Затем «Павел Лаврентьевич» улыбнулся и прибавил:

— Кстати, относительно авторских прав, если вы это будете издавать… Так вот, считайте, что все авторские права мы передаём вам. Впрочем, иначе и быть не может, если публикатором дневников будете вы.

Конечно, вначале я очень сомневался, но, постепенно втянувшись в работу, всё более ею увлекался. Вроде бы уже и до этого неплохо известный мне человек открывался с новых и новых сторон, причём не только со страниц дневника, но и при изучении тех многочисленных документов, которые при подготовке текста к печати мне пришлось изучить или заново, или дополнительно.

Буду рад и удовлетворён, если так же будет увлечён и читатель, знакомясь с этим неожиданным и весомым документом той, несомненно, наиболее великой в истории России и мира эпохи.

Сергей Кремлёв (Брезкун)

* * *

В качестве исходной информации напоминаю читателю основные этапы предыдущей жизни и деятельности Л.П. Берии.

Он родился 31 марта 1899 года в селении Мерхеули близ Сухуми в небогатой крестьянской семье. Член РСДРП(б) с марта 1917 года, вёл подпольную работу в Баку и Тифлисе.

В 1919 году окончил Бакинское механико-строительное училище, учился в Бакинском политехническом институте, но не окончил его, поскольку был отозван на работу в ЧК. С апреля 1921 года до ноября 1931 года — в органах государственной безопасности (Азербайджанская и Грузинская ЧК, затем — ОГПУ Закавказья).

С конца 1931 года — на партийной работе: первый секретарь ЦК КП(б) Грузии, с 1932 года также — первый секретарь Закавказского крайкома ВКП(б). Проявил себя как выдающийся комплексный реформатор Грузии и Закавказья.

В августе 1938 года переведён в Москву с назначением первым заместителем наркома внутренних дел СССР и начальником Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР.

С конца ноября 1938 года по конец 1945 года — нарком НКВД СССР (с февраля 1941 года до июля 1941 года из НКВД СССР был выделен НКГБ СССР, но с июля 1941 года до весны 1943 года НКВД был вновь объединён с НКГБ).

В годы войны Л.П. Берия нёс второй по тяжести и значимости груз ответственности после Сталина, занимая посты заместителя Председателя Совета Народных Комиссаров СССР, члена (а с 1944 года — заместителя Председателя) Государственного Комитета Обороны, председателя Оперативного бюро ГКО. В 1943 году был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

После окончания войны Л.П. Берия, оставаясь заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров СССР и Председателем Оперативного бюро ГКО, наркомом НКВД СССР, в августе 1945 года был назначен также Председателем Специального Комитета при СНК СССР, задачей которого была реализация советского проекта создания ядерного оружия.

1946 год

10/I-46.

Подписываю акт сдачи-приемки и от НКВД отхожу полностью. Думаю, это теперь можно сделать без вреда для дела [1] . Коба говорит, половину времени я должен отдавать Атомным делам.

Говорил с Игорем [2] , Ванниковым [3] и Завенягиным [4] . Сказал, Бомба нужна как воздух, потому что нас уже обкладывают со всех сторон и скоро не будут считать за Великую Державу. А потом могут забросать бомбами. Сдачи мы дать не можем.

По материалам из-за кордона видно, что они уже начинают думать о Сверхбомбе. Наши физики подтверждают, что это возможно и наиболее подходящим веществом является тяжелый водород [5] . А он как мне докладывают, радиоактивный и очень опасный. Говорят, по сравнению с Сверхбомбой Атомная бомба фитюлька.

Такие у нас теперь дела.

14/I-46.

Приехал Арсен [6] . Привез лимоны, мандарины вино, бастурму. После того как немцев отогнали, они там войны почти не заметили, хорошо живут. Не все, но тбилисские интеллигенты и всякая шушера живет неплохо. И не зажмешь, на все рук не хватит. Арсен говорит, много блата.

Эти вещи могут плохо кончиться для многих. Я так Арсену и сказал. Но всего не охватишь. Пусть этим теперь занимается Коба.

23/I-46.

Хреново с Ираном. Шах требует вывести войска. Вопрос поставлен в ООН, сегодня у Кобы были американцы, жали [7] . В феврале должен приехать иранский премьер-министр на переговоры [8] . Можно обменять вывод войск на совместные работы по нефти. Тут на них будет жать Америка и Англия. Нам общая работа по нефти помогла бы. Но это Иран. Там все продажные, я это знаю. Коба тоже. Америка даст им больше. Даже если мы заплатим шейхам золотом, все равно продадут. А народ очень темный. Удержать Иран не получится. И не любят нас там. Коба Грибоедова вспомнил. А что, хоть давно, а тоже правда [9] .

Читать книгуСкачать книгу