Следователи из отдела статистики

Серия: Наташа и будущее [2]
Скачать бесплатно книгу Спящий Сергей Николаевич - Следователи из отдела статистики в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Следователи из отдела статистики - Спящий Сергей
Следователи из отдела статистики Наташа и будущее 2 (научно-фантастический роман) Посвящается вам. Да-да, вам – с кем вместе мне выпало жить в одном времени, разделяя, в принципе схожие, беды и радости, страхи и надежды и стремления и ещё мечты. Часть 1. Никогда не сдамся Глава 1 -Советский учёный не может долго печалиться так как у него полно дел. Роберт машинально поправил: –Я не советский учёный. -Каждый учёный немножко советский– заявила Наташа "Наташа и будущее" Занимающая более шестой части суши страна сшита железнодорожными путями, словно ткань лёгкими стяжками. Ежедневно и еженощно, потрясая воображение, огромный поток грузов и людей течёт подобно крови в венах – разливаясь бурными волнами на магистральных направлениях и утончаясь до небольших ручейков на периферии. Сколько человек садится в скоростной пассажирский поезд в Новосибирске, чтобы через несколько часов выйти из него в Москве? Сколько тонн инфокристалов, служащих основой для производства высокоточной вычислительной техники, ежесуточно выдают Харьковский и Новокузнецкий производственные комплексы? Сколько металла поставляет Магнитогорск, куда он идёт и на что расходуется – знает одна только статистическая наука. Управлять и следить за постоянным перемещением такого количества людей и грузов большое искусство. В монгольских степях и на ледяных просторах таймырской тундры. В алтайских горах и на украинских пажитях проложены магнитные линии железнодорожного полотна. Прямые как стрела. Чёрные будто ночь. В прочности не уступающие алмазу. Начало пути скрывается за линией горизонта и конец теряется где-то в противоположенной стороне. Над чёрной магнитной полосой плывут длинные белые гусеницы огромных поездов высотой с четырёхэтажный дом. Большие, словно звёздолёты, поезда парят в нескольких миллиметрах над магнитным полотном. Стремительные, как те же звездолёты, невесомые и белоснежные, будто утренние облака. Скорость их движения ограничивает только сопротивление воздуха. Скоростные поезда двигаются бесшумно и стремительно, гораздо быстрее нежели гонимые ветром облака. Но прислушайся читатель, мой дорогой друг. Ты слышишь, как бьётся это великое сердце? В начале лета, в первой половине июня месяца, один из таких левиафанов живущих точно по строгому расписанию сбрасывал скорость въезжая в пригороды Новосибирска. Он уже миновал заводские комплексы кольцом окружавшие город, но ещё не проехал сквозь «зелёную» зону лесов, садов и парков разделявших производственные и жилые кварталы. Спешащие на заводы или обратно в город рабочие, в веренице протянувшейся в обе стороны цепочки мобилей, могли увидеть на миг показавшегося левиафана. Но если бы смотрящий в окно и занятый мыслями о начинающемся или заканчивающемся (производственные комплексы работают круглые сутки в несколько смен) рабочем дне человек в этот момент зевнул – кокетливо прикрывая ладонью рот. То он бы пропустил появление скоростного пассажирского поезда, так быстро тот двигался, хотя успел уже более чем вдвое сбросить скорость. Только порыв ветра дёрнул берёзы за косы и пронёсся по лугу заставляя мелкие полевые цветы раскачиваться, кланяясь вслед пролетевшему левиафану. Мой друг, ты наверняка уже догадался, что в этом поезде, прекрасным июньским утром, когда небо ясно и чисто, а воздух прохладен, будто мороженное и до полуденной жары ещё часов пять, не меньше. Что где-то среди тысяч пассажиров находится один из героев нашей истории. Давай попробуем отыскать его. Мысленно пройдём сквозь стену. Оставим позади кабину управления, где два оператора, называемых по старинке машинистами, докладывают Новосибирску о скором прибытии. Да-да, не человеку, не дежурной службе, а именно Новосибирску – управляющему большим городом искусственному интеллекту. Хотя искусственному ли? Просто однажды в недрах городских суперкомпьютеров информационные потоки превысили предел сложности и возник странный разум. Прошло почти десять лет перед тем как люди обнаружили что рядом с ними бок о бок живут искусственные интеллекты, занимаясь своими непонятными делами. Их вычислили на кончике пера, нашли с помощью клавиатуры, преследуя по запаху программного кода. И молодой математик, работающий системным программистом в ЛАСУ (ленинградская автоматическая система управления) просил и требовал откликнуться живущий в её недрах разум, утверждая, что знает о его существовании. Тот самый разум, который позже возьмёт себе имя города в суперкомпьютерах которого родился – Ленинград. Так появились Москва, Харьков, Киев и другие города-интеллекты вскоре получив полноправное гражданство страны советов. Обещанного фантастами и футурологами (которые на самом деле те же фантасты-фантазёры, только называются по-другому) взрывообразного развития технологий после возникновения искусственного интеллекта не произошло. Жалко. Города-интеллекты взяли функции управления информационными потоками. Они могли делать тысячу дел одновременно. Заменять собой тысячу человек и то, что узнавал один, сразу становилось доступным всем потому, что это не тысяча человек, а один город-интеллект. Но скажите пожалуйста: когда тысяча человек могла заменить одного гения? Впрочем, вопросами гениальности в Советском Союзе тоже тщательно занимались, не пуская дело на самотёк. Это вотчина генограммистов из СовГенСтроя. Постой читатель. Ты спрашиваешь: откуда взялся Советский Союз и вообще: о каком времени идёт речь? Я отвечу: книга в твоих руках рассказывает о будущем. Не о таком далёком как может показаться. Скорее о близком, находящемся от нас на расстоянии вытянутой руки или, может быть, самую чуточку дальше. Что до Советского Союза то прошу, мой друг, оторвись на минутку от чтения и подойди к зеркалу. Внимательно посмотри в глаза своему отражению. Переведи взгляд на руки. Видишь? Это руки творца и взгляд воина. Посмотри в окно. Таких людей как ты десятки миллионов. Теперь ты понимаешь откуда взялся Советский Союз выступающий местом действия для истории рассказываемой в этой книге? Прошлое осталось в прошлом, а будущее лежит в будущем. В нашей власти лишь настоящее. Человеку не дано предугадать что будет. Но зато в его власти творить здесь и сейчас, из дня в день создавать и строить его. И наверняка новый Союз будет называться совсем по-другому. Да и сам будет отличаться от описанного в романе. Но разве это так важно? Однако мы отвлеклись дорогой друг. Вернёмся к истории. Не только в суперкомпьютерах Союза обнаружили искусственные интеллекты, но и в корпоративной Америке и в восточной Империи. Имперский город-интеллект Токио объявил себя божественным императором, а другие имперские интеллекты своими совершенными отражениями. Каким-то образом он убедил миллиарды людей признать себя и пойти за собой. Божественному императору удалось сплотить конгломерат разграбляемых американскими корпорациями стран в монолитное государство, по праву считающееся третьей мировой супердержавой наряду с Советским Союзом и объединённой Америкой находящейся в полной власти нескольких разделивших сферы влияния корпораций. Чёрт знает, как это у него получилось. Возможно, что среди интеллектов, как и среди людей, попадаются выдающиеся личности. Поначалу человечество не умело создавать искусственные интеллекты. Все существующие зародились самостоятельно. «Естественным путём» можно сказать. Но любая задача рано или поздно будет решена. Пришло время и учёные под руководством Натальи Александровны Свирепой разрешили эту загадку. К настоящему моменту счёт искусственных (на этот раз без всяких оговорок) интеллектов в мире идёт на тысячи. Они управляют городами на Земле, беря себе имена по названию городов, поселениями на Марсе и построенной союзом военно-исследовательской базой на Луне управляет интеллект Луна-1, чаще называемый просто «Луна» потому, что он единственный советский интеллект на спутнике нашей планеты. Интеллекты могут жить только в раковинах суперкомпьютерах и хотя, как любая программная сущность, интеллект может быть побайтно скопирован, но в таком случае получится не два интеллекта, а один находящийся в шоковом состоянии и бесполезный программный конгломерат, выдающий на выходе бессмысленные последовательности нулей и единиц. Естественно, что сами интеллекты категорически отказываются участвовать в подобных экспериментах. Их нельзя «выключить» и потом «включить». Жизнь постоянное движение. Разум это ежесекундное изменение и память о мысли сама по себе есть мысль. Выключив, ты убьёшь интеллект. Раковину суперкомпьютера вместе со всей возможной периферией и питающей электростанцией, на сегодняшний день, невозможно поднять на орбиту или уместить в ограниченный объём космического корабля. Поэтому космос полностью принадлежит людям, как и, пока ещё робкое, освоение Венеры и уже подходящее к концу терраформирование Марса. Интеллекты домоседы. На текущем уровне технологий они оказываются прикованы к месту своего рождения. В Союзе интеллекты имеют полноправное гражданство и уравнены в правах с человеком. В Америке они находятся на положении высококвалифицированных дорогих невольников до последнего байта принадлежащих вырастившей их корпорации. Правда в Америке и многие люди живут фактически в рабстве не имея ни прав, ни свобод. Вернее, с точки зрения, элиты американского общества все люди свободные. Просто некоторые, по собственному желанию, не принуждаемые никем кроме голода или предельной нужды, вынуждены «добровольно» менять свои свободы на возможность кормить семью и есть самим. Если добровольно, то всё в порядке с точки зрения таких «философов». Конечно, это ужасно. Но кто вам обещал, что будущее непременно будет солнечным, с молочными реками и кисейными берегами? То время, также как и наше, отнюдь не безоблачно, полно проблем и вопросов. Только это другие проблемы и другие вопросы. Каждая из трёх мировых супердержав придерживается собственных ценностей и торит собственный путь. Кто знает: по которому из путей, в конце концов, пойдёт человечество. И куда он его приведёт? В Империи интеллекты считаются отражениями божественного императора и таким образом стоят гораздо выше простых людей. Однако мы опять отвлеклись. Мой друг, тобою прочитана уже пара страниц, но до сих пор остаются скрыты имена главных героев. Это никуда не годится. В качестве извинения, перед тем как продолжить, я открою секрет: их будет трое. Три главных героя. Машинисты докладывают Новосибирску о прибытии согласно расписанию. Проверяют показания систем контроля целостности магнитного полотна и требуют у управляющей вокзалом программной сущности номер свободного перрона, чтобы перебросить энерговоды, пришвартоваться и встать на якорь на время короткой остановки. Вагоновожатые, молодые девушки – все как одна студентки, отрабатывающие трудовую практику на не мешающей учёбе работе note 1 , прошли по вагонам, проверяя всё ли в порядке перед прибытием. Наша история не о них. И даже город-интеллект Новосибирск лишь второстепенный персонаж в ней. Поезд достаточно замедлил скорость. Светящийся потолок приглушил свечение. Проёмы окон посветлели и сделались прозрачными, тем самым вызвав ожидаемый ажиотаж среди пассажиров дошкольного и младшешкольного возраста. Даже взрослые, кому повезло сидеть рядом с окнами, с интересом рассматривали стены возносящихся высь домов с нанесённым поверх активным покрытием. В глубине активного покрытия складывались из цветных пикселей картины или надписи. Картины и цвета неторопливо изменялись, стараясь избежать ненужного мелькания. Каждый день один и тот же дом, один и тот же тротуар выглядели по-разному. Активным покрытием управляли множество локальных программных сущностей. Заблудившийся прохожий мог позвать на помощь кого-нибудь из них и тотчас перед ним появлялся медведь в очках или приветливая белка или кто-то ещё отвечая на вопросы и показывая дорогу. Новосибирск, отнюдь не вездесущий в отличии от мифических духов, лишь иногда вмешивался в работу активных стен. Вот и сейчас, когда поезд замедлился достаточно, чтобы успеть прочитать надпись, во всю стену ближайшего дома вспыхнули золотом слова «добро пожаловать!» и неуклюжий медвежонок приветливо махал лапой вызывая радостные крики и уверения вида «я первый его заметил» среди контингента пассажиров дошкольного возраста по всему поезду. Всё то время пока стена не осталась позади, тогда надпись «добро пожаловать» исчезла и на её месте появился портрет и ниже подпись кем был этот человек, что сделал и за что его должны помнить люди. Может быть наш герой вот этот молодой человек в строгом деловом костюме? По виду ответственный работник. Напротив сердца горит красная звёздочка в окружении перевитых колосьев пшеницы. Право носить красную звёздочку даётся только передовикам и только на время того и последующего сезона когда они выиграли социалистическое соревнование по месту основной работы. Хочешь носить дальше, изволь победить ещё раз, делом, а не словами, доказывая свои умения. Пшеничные колосья показывали, что молодой человек работает в сельскохозяйственном секторе. Сосредоточенный, серьёзный. Он не смотрел в проявившиеся окна. О чём-то размышлял, в задумчивости постукивая указательным пальцем по подлокотнику кресла. Справа от него закрытая матовая полусфера. Этот пассажир возжаждал уединения. Кресло разложено. Может быть он там спит? Вставай, уже почти приехали! А мы пока идём дальше. Возможно наш герой молодая девушка с серебристым обручем усилителя ума плотно, словно влитой, лежащим поверх льняных волос? Поначалу с любопытством разглядывала значок молодого человека, но тот не замечал или делал вид будто не замечает. Потом ей наскучило разглядывать значок. Уже почти собралась завести разговор. Для начала решила послать сообщение через внутреннюю сеть поезда. Вдруг человек размышляет о чём-то важном, а тут она напрашивается на знакомство. Вежливость требует вначале отправить сообщение. Если ответит, то можно и продолжить знакомство. Ехать недолго, но скучно. Однако не успела девушка набраться храбрости как поезд уже прибыл в Новосибирск и серьёзная вагоновожатая начала обходить пассажиров проверяя всё ли в порядке. Вот: остановилась и вежливо постучала по матовой полусфере. Непрозрачный кокон распался открывая заспанное лицо пожилого дядьки растерянно хлопающего глазами и благодарно кивающего вагоновожатой. Та не выдержала и улыбнулась, моментально теряя всю серьёзность и превращаясь в девочку-хохотушку ещё не закончившую школу. Опять мимо. Это всё не они. Так кто же из более чем девяти тысяч пассажиров является первым героем нашей истории? Так вот же он! Вернее она. Сидит в двадцать первом вагоне, в шестьдесят четвёртом ряду, через два человека от окна и заворожено смотрит на шпили неторопливо проплывающих мимо стоэтажных высоток и на макушки деревьев. Следуя по чёрной ленте магнитного полотна, одной из множества сходящихся и пересекающихся в Новосибирске, поезд взбирается на пологий холм, где расположен главный городской вокзал. Невольно тянущаяся к окошку девушка со стороны выглядит довольно забавно, будто доверчивый бельчонок которого поманили орешком. И сидящие позади неё молодые парни с улыбкой переглянулись. Один хотел что-то сказать, но другой укоризненно покачал головой не желая смутить девушку. Нашей героини двадцать два года. Вот уже полгода как она официально стала взрослой, то есть закончила и защитила дипломный проект. Зовут её Таня. Танька. Танечка. Если полностью, то Татьяна Григорьевна Никогда и по основной специальности она прогноз-статистик (всё верно, дорогой друг, проницательный читатель, ты верно догадался, что роман назван в честь Танечки, первой и единственной героини. Двое других героев романа не имеют чести принадлежать к прекрасной половине человечества и о них будет рассказано немного позднее). Танечка родилась и выросла в городе Топки Кемеровской области. Топки небольшой город районного значения с населением всего в двести тридцать тысяч человек и издавна славен сильной математической школой. Каждый второй ребёнок, выросший в Топках, в качестве первой основной специальности, приобретает ту или иную вариацию прикладной математики. Благо высшая математическая школа располагается в городе при институте исследования алгоритмов. Каждый второй, а что происходит с каждым первым? Они уезжают учиться в большие города. На космонавтов, инженеров, синтез-химиков, да на кого угодно. Но Таня самая обычная девушка: училась и выросла в Топках. Каждый человек мнит себя особенным и Таня отнюдь не является исключением из этого правила. Но уверяю тебя, читатель – она была самой обычной девушкой. Абсолютно рядовой. Не всем же быть плодом напряжённого труда генограммистов из СовГенСтроя бессонными ночами собирающих твой геном чтобы ты вырос самым умным, самым сильным и самым добрым на свете. Есть и обычные люди и, вы можете не поверить, но на самом деле они составляют абсолютное большинство. Однако не так уж плохо быть обычным человеком. Особенно если ты родился в Советском Союзе, самой лучшей стране, в самом прекрасном городе (в Топках! Москва, Ленинград и Новосибирск и все другие – отличные города, но Топки, по мнению Татьяны, оставляют их всех далеко позади). Большинство удивительных приключений случаются именно с обычными людьми. Просто потому, что обычные люди составляют большинство людей на планете (и за её пределами). Придёт время и наша Таня по самые уши вляпается в приключение. И от неё будет зависеть очень многое. Может быть судьба государств или даже целых планет. Ведь не зря именно она героиня этой истории, а не, скажем, молодой человек из первого вагона со скромной гордостью носящий значок ударника-передовика. Таня самая обычная девушка и хотя она не модик и уж тем более не доминанта, но и к её генотипу приложили туннельный микроскоп специалисты из СовГенСтроя. Наверное, во всей большой стране советов не найдётся ни одного человека моложе тридцати не несущего тех или иных улучшений. Когда все вокруг умные, сильные и добрые, то это становится обыденностью и больше не кажется чем-то из ряду вон выходящим. У Тани здоровые, неподверженные угрозе кариеса зубы, чистая кожа и зоркие глаза. Правда по её мнению самой девушки это ничего не стоит. Подумаешь зубы! У всех её знакомых здоровые зубы и чистая кожа. Большинство из них обладает прекрасной фигурой без всяких усилий со своей стороны. Скорее даже вопреки всем съеденным сладостям. А вот с самой Татьяной всё несколько сложнее. То есть она ни в коем случае не толстая, но приходится тщательно следить за количеством съеденных пироженных. Как любил говорить преподаватель вероятностной статистики, Герман Альбертович: «имеется тенденция, определённо имеется». В далёком светлом будущем, конечно, такой несправедливости больше не будет. Но что делать, если она, Таня, не в каком-то там будущем, а в самом что ни на есть настоящем? Словом работой генограмистов в отношении своей персоной Танечка категорически недовольна. У них в группе учился один избыточно модифицированный. Об этом неприятно говорить, но иногда она ловила себя на атавистическом чувстве зависти по отношению к нему. Зависть – чувство из прошлого. Но Кирилл был такой умный. Почему он, а не она, например? Почти каждый человек в то время знает свою генетическую карту также как в наше время почти любому известна его группа крови. Как большинство родившихся в Топках, Таня была носителем генетического комплекса называемого «аналитиком» или, неформально, «слабым аналитиком» (потому, что к настоящему моменту генограммисты разработали, опробовали и допустили к свободному распространению более эффективный набор генов составляющих комплекс «сильного аналитика»). Гены «слабого аналитика» девушка получила от своих родителей. Ничего особенного они из себя не представляли: немного улучшенные способности к математическому анализу, плюс несколько нехарактерное для большинства девушек стремление решать возникшую проблему с помощью логики, а не эмоций. Как уже говорилось выше: Таня была самой обычной девушкой. Её мечты укладывались в рамки среднестатистических по советскому союзу. Её способности соответствовали твёрдому среднему уровню. Её желания и потребности были предсказуемы. Как, впрочем, и желания и потребности большинства людей. Собственно для этого и существовала её профессия: на основании статистических закономерностей прогнозировать вероятностное изменение основных статистических показаниях в ближайшем будущем. Как образно охарактеризовал будущую специальность на первой лекции Герман Альбертович: –Если за прошлый год жители города потребили восемьдесят пять тысяч литров молока, а на солнце затмение, и шесть тысяч литров привезённого в магазины молока испортилось так как горожане уже опились молоком по самую макушку. То кто виноват в бесцельной растрате шести тысяч литров отличного молока и какое количество молока надо завести в магазины города в течении следующего года, чтобы удовлетворить стихийный спрос, но при этом потерять как можно меньше скоропортящегося продукта? Классическая задача плановой экономики. Тогда в ответ на вопрос преподавателя вся группа промолчала. И только Кирилл поднял руку и краснея от волнения произнёс ломающимся голосом: –Неполные данные…

Читать книгуСкачать книгу