Гегель

Серия: Мыслители прошлого [0]
Скачать бесплатно книгу Овсянников Михаил Федотович - Гегель в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Гегель - Овсянников Михаил

ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Овсянников Михаил Федотович (1915 год рождения) — доктор философских наук, профессор, декан философского факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Основные работы посвящены проблемам истории зарубежной философии, истории и теории эстетики, в частности: «Философия Гегеля». М., 1959; «История домарксистской философии» (в соавторстве с В. В. Соколовым). М. 1959; «Очерки истории эстетической мысли» (в соавторстве с З. В. Смирновой). М., 1963.

Предисловие

В столице Германской Демократической Республики Берлине 23–29 августа 1970 г. состоялся VIII гегелевский конгресс, посвященный 200-летию со дня рождения великого немецкого мыслителя. В работе конгресса приняло участие 300 ученых из более чем 20 стран мира. Кульминационным пунктом торжества явилось заседание в аудитории Карла Маркса Берлинского университета имени Гумбольдта, на котором с большим, содержательным докладом выступил заместитель председателя совета министров и председатель гегелевского комитета ГДР Александр Абуш. Докладчик дал всесторонний анализ философии Гегеля и показал, какое место занимает она в современной классовой борьбе. Он указал на то, что философия Гегеля явилась важным пунктом в постановке проблемы гуманизма. Он отметил далее, что Гегель сформулировал гениальные диалектические догадки о всеобщих законах развития природы, общества и мышления. Идеалистическая диалектика Гегеля была переработана пролетарскими революционерами К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным, которые создали материалистическую диалектику как могучее орудие познания и революционного преобразования мира.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель — выдающийся представитель немецкой классической философии, одного из теоретических источников марксизма. Он объективный идеалист, т. е. принимает за основу всех явлений природы и общества абсолют, или некое безличное духовное начало, обозначаемое разными именами: «мировой дух», «мировой разум», «абсолютная идея». Абсолют якобы существует до реального мира, природы и общества.

Гегель продолжил линию Канта, Фихте, Шеллинга, в учениях которых проблемы диалектики были поставлены, но не получили той систематической разработки, которую дал он. Философ опирался также на достижения Гердера, Ф. Шиллера, Гёте, английских экономистов (Смит, Рикардо), на естествознание своего времени.

Основоположники марксизма-ленинизма различали две стороны в философии Гегеля — диалектический метод и метафизическую консервативную систему. Если диалектический метод содержал в себе «рациональное зерно» — учение о развитии и был прогрессивной стороной философии мыслителя, то его догматическая идеалистическая система была консервативной и в силу этого находилась в резком противоречии с диалектическим методом.

При всех недостатках, противоречиях, консервативных моментах философия Гегеля, в особенности его диалектика, принадлежит к явлениям исторически прогрессивным.

В буржуазной философии Гегель подвергался критике и фальсификации за последние полтора века. Его опровергали позитивисты и иррационалисты всех оттенков, но никто из современных буржуазных мыслителей не мог предложить более научного и эффективного метода, чем диалектика. Гегель поставил ряд вопросов, значение которых сохраняется по сей день.

В предлагаемом кратком очерке сделана попытка дать критическое изложение всех частей гегелевской системы, выявить то рациональное, что содержится в гегелевской идеалистической диалектике, и дать оценку его наследия в свете основополагающих высказываний К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина.

Глава I. Жизнь и деятельность

В конце XVIII и начале XIX в. Германия являлась по преимуществу аграрной, крайне отсталой в экономическом и политическом отношении страной. Священная Римская империя германской нации, просуществовавшая до наполеоновских войн, распадалась почти на триста самостоятельных светских и церковных территорий, свыше тысячи полусамостоятельных владений имперских рыцарей и свыше шестидесяти самоуправляющихся имперских городов и свободных от феодального подчинения селений.

Политически раздробленная и экономически отсталая страна потеряла удельный вес в мировой торговле, пути которой теперь шли в других направлениях. Развитие производства было стеснено средневековыми цеховыми ограничениями. Капиталистическая мануфактура, получившая развитие в Германии XVIII в., обслуживала преимущественно двор и армию, находясь таким образом в прямой зависимости от государственной поддержки. Эта экономическая слабость и зависимость нарождающейся немецкой буржуазии, политически совершенно бесправной и бессильной, объясняет ее склонность к компромиссам. Она мечтает о самых умеренных политических реформах: ограничении произвола фаворитов и княжеских чиновников, гласном судопроизводстве, разумной налоговой политике, государственном поощрении торговли и промышленности, смягчении цензуры, поощрении наук и искусства. Причем все эти реформы немецкая буржуазия ждет сверху, от «просвещенного монарха».

Состояние Германии XVIII в. метко охарактеризовал Ф. Энгельс. «Это, — писал он, — была одна отвратительная гниющая и разлагающаяся масса. Никто не чувствовал себя хорошо. Ремесло, торговля, промышленность и земледелие страны были доведены до самых ничтожных размеров. Крестьяне, ремесленники и предприниматели страдали вдвойне — от паразитического правительства и от плохого состояния дел. Дворянство и князья находили, что, хотя они и выжимали все соки из своих подчиненных, их доходы не могли поспевать за их растущими расходами. Всё было скверно, и во всей стране господствовало общее недовольство. Ни образования, ни средств воздействия на сознание масс, ни свободы печати, ни общественного мнения, не было даже сколько-нибудь значительной торговли с другими странами — ничего кроме подлости и себялюбия… И только отечественная литература подавала надежду на лучшее будущее. Эта позорная в политическом и социальном отношении эпоха была в то же время великой эпохой немецкой литературы» ( 1, 2, стр. 561–562) [1] . Энгельс напоминает, что в середине XVIII столетия родились великие умы Германии, такие, как Кант, Фихте, позже Гегель.

В богатой духовной культуре Германии XVIII в. нашла отражение борьба немецкого народа с феодально-абсолютистскими порядками страны. К числу выдающихся деятелей немецкой культуры относятся писатели Клопшток, Лессинг, Гёте, Шиллер, художники А. Граф, Г. В. Тишбейн, композиторы Глюк, Бетховен, Моцарт.

В творчестве этих выдающихся людей выражены освободительные идеи немецкого народа. Правда, эти идеи отличались противоречивостью.

Противоречивость идеологии освободительного движения немецкой буржуазии этого периода получила отражение также и в философии. Особенно это выразилось в борьбе между материалистическими и идеалистическими тенденциями в философии И. Канта (1724–1804).

Элементы стихийного материализма и диалектики в ранних трудах Канта сменялись во второй, «критический» период его творчества явственной тенденцией примирить материализм с идеализмом. Идеалистические тенденции философии Канта отчетливо проявляются и там, где он пытается обосновать нравственные принципы независимо от опыта. Согласно Канту, нравственный закон, или категорический императив, есть некая врожденная идея, предполагающая свободу воли и способность не подчиняться законам природы.

Вся философская концепция Канта страдает внутренней противоречивостью. Он постоянно старается примирить противоречия между материализмом и идеализмом, между атеизмом и теизмом, верой и знанием.

Следует отметить, что при всех ограничениях и противоречиях немецкая духовная культура второй половины XVIII в. достигла высокого уровня развития.

Объясняется это следующими причинами: прежде всего социальным движением крестьян, ремесленников и городской бедноты, которое приняло довольно широкий размах во второй половине XVIII в. Оно-то в основном и послужило мощным толчком для развития прогрессивной общественной мысли в Германии. Подъем духовной культуры объясняется, далее, влиянием французской буржуазной революции, которая, по словам Энгельса, «точно молния ударила в этот хаос, называемый Германией» ( 1, 2, стр. 562). Революция вызвала большой энтузиазм среди немецкой буржуазии и лучших представителей дворянства. Немецкая философия, литература и эстетика того времени являются в какой-то степени идеологическим отражением этой революции.

Читать книгуСкачать книгу