Геннадий Зюганов

Серия: ЖЗЛ: Биография продолжается [4]
Скачать бесплатно книгу Житнухин Анатолий Петрович - Геннадий Зюганов в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Геннадий Зюганов - Житнухин Анатолий

От автора

Полоса отчуждения основной массы населения страны от политики расширена до предела: политических деятелей, которые вызывают к себе живой и неподдельный интерес, сегодня можно пересчитать по пальцам. Люди теряют веру в способность наших политиков изменить что-либо к лучшему и всю их деятельность воспринимают как не более чем «политические игры», не имеющие к насущным проблемам народа никакого отношения.

Это — реальность, которая, безусловно, отражается и на оценках лидера КПРФ. Вместе с тем отношение к Зюганову явно не укладывается в традиционные социологические мерки. Как правило, оно носит ярко выраженную эмоциональную окраску, включающую в себя едва ли не все оттенки человеческих чувств — от искренних симпатий до ненависти. Что, впрочем, вполне объяснимо: увеличивается пропасть между двумя системами ценностей, двумя путями развития — между тем, что предлагает Компартия и ее союзники, и тем, что проповедуют власть и обслуживающие ее партии. Это и определяет полярный характер оценок Зюганова, который постоянно находится в эпицентре социального конфликта, сохраняя при этом поразительную политическую устойчивость.

За то время, что он возглавляет КПРФ, его политической карьере не раз предрекали неминуемый крах. Но проходило время — прогнозы не сбывались. Появлялись и уходили в небытие десятки общественных деятелей «новой волны» — Зюганов оставался. Одни полагают, что этот феномен отражает очевидную состоятельность Зюганова как политика и как человека, твердо стоящего на ногах. Другие с этим не согласны и пытаются объяснить его «непотопляемость» иными причинами: сговором с властями, жестким диктатом в Компартии, ностальгией общества по прежним временам — всего и не перечислишь. И при каждом удобном случае, особенно в преддверии очередных выборов, стремятся отправить его ко дну или, на худой конец, вынудить добровольно последовать примеру императора Диоклетиана и заняться выращиванием капусты.

Что для этого только не делается! Политтехнологи без устали работают над хитроумными схемами замены лидера на левом фланге, центры социологических исследований играют на понижение рейтингов Зюганова, начинающие журналисты оттачивают перо на «изобличающих» его статьях, а более опытные лениво подновляют старые мифы и легенды. Однако Зюганов не отступает и не сворачивает с избранного пути.

Чтобы понять человека, мотивы его поведения и поступков, мы должны попробовать поставить себя на его место. Хотя в повседневной жизни к подобному совету обычно относятся скептически, в психологии есть даже такое понятие — «эмпатия», которое означает способность человека взглянуть на окружающую действительность глазами других людей. Пытаясь представить себя в тех драматических обстоятельствах, в которых оказывался герой этой книги, ее автор невольно ловил себя на мысли: если бы ему самому пришлось пережить подобное, наверное, давно бы махнул на все рукой и нашел бы себе более спокойное занятие. Нормальному человеку, представляющему реальное положение вещей, становится не по себе только от одной мысли о том, сколько грязи было вылито на Зюганова за последние полтора десятилетия. А ведь горы публикаций о нем, состоящих, по существу, из одной лжи, продолжают расти.

Что дает силы человеку, стоящему во главе коммунистов в стране, где антикоммунизм стал государственной религией, а средства массовой информации давно уже превратились в инструмент пропаганды антикоммунистических идей, оболванивания населения и борьбы с неугодными? Высокие слова у нас обесценены, но тем не менее есть среди нас люди, которым не чужды такие понятия, как «долг», «верность», «совесть». Хранят они в себе и ощущение вины, свойственное многим представителям поколения, не сумевшего защитить социализм, сохранить великую державу. Недавно довелось услышать от Геннадия Андреевича такие слова: «Будет стыдно, если мы оставим детям и внукам страну в ее нынешнем состоянии». Может быть, в этом — ключ к пониманию нашего героя, которому приходится выдерживать не только нападки со стороны правящего режима, но и постоянные удары в спину. А ведь первые из них были нанесены, едва он успел заявить о себе как самостоятельный политик.

Началом «большого» этапа политического пути Зюганова принято считать его избрание в 1990 году членом Политбюро и секретарем ЦК Компартии РСФСР. Однако, как известно, высокая должность сама по себе еще мало что значит. Думается, что по-настоящему в большую политику он вошел несколько позже, весной 1991 года, когда опубликовал свою знаменитую статью «Архитектор у развалин», ознаменовавшую полный разрыв с горбачевским руководством КПСС, которое вело страну к национальной катастрофе. Именно тогда и довелось ему пережить первую драму в своей политической карьере, которая оказалась знаковой. Его поступок поддержали тогда далеко не все, кого он считал «своими». За отказ от закоснелых догм и традиций, за право идти в политике собственным путем приходилось и в последующие годы платить высокой ценой. Особенно угнетало то, что многие из тех людей, которые по духу и целям политической борьбы, казалось бы, должны были быть к нему ближе других, его идеи не восприняли.

Возглавив КПРФ, Зюганов вынужден был вести ее под перекрестным огнем открытых противников и радикально настроенных «соратников». Наиболее горькие обвинения пришлось пережить ему в трагические дни октября 1993 года, когда он до последнего часа пытался предотвратить кровавую развязку противостояния Верховного Совета и президента. Потребовалось немало выдержки и мужества, чтобы после этого, несмотря на шквал критики, повести партию на первые выборы Госдумы — «выборы на крови».

И в дальнейшем каждый серьезный шаг нашего героя сопровождался таким же образом: справа — сплошная ложь, слева — постоянные обвинения в измене марксизму и соглашательстве. В этом — основная тяжесть бремени, которое выпало на долю лидера Компартии и которое далеко не каждый способен нести на своих плечах. Зюганову оно оказалось под силу…

Люди, которым довелось общаться с Зюгановым, после первых встреч с ним не перестают удивляться, насколько не соответствует этому человеку традиционный образ, укоренившийся в массовом сознании. Нечто подобное довелось в свое время испытать и автору. Именно тогда и зародилась идея написания этой книги, которую удалось осуществить лишь через несколько лет. Имея возможность сопоставить свое видение затронутых проблем с позицией Геннадия Андреевича, автор считает необходимым заметить, что он, будучи человеком беспартийным, никогда не был обременен какой-либо зависимостью от него по партийной, служебной или иной линии. В то же время впечатления от личных встреч с героем настоящего повествования наряду с «живым» материалом, полученным от людей, работавших рядом с ним на разных этапах его политической деятельности, помогли лучше понять настоящего Зюганова, дали возможность переосмыслить сведения о его жизни, почерпнутые из многочисленных публикаций и источников. Насколько это удалось — судить читателю.

Глава первая

НА ЗЕМЛЕ

Работящие и смекалистые мужики, мастера на все руки в русских деревнях не в диковинку. Но есть среди них такие, чьи редкостные способности вызывают особое почитание. Печники, например. С большим уважением относятся и к тем, у кого в хозяйстве пчельники прижились. Пчеловоды вообще народ особый. Кому довелось соприкоснуться с их трудом, тот снова будет искать возможность хотя бы день-другой в году провести на пасеке. Тот, кто освоил премудрости пчеловодства, от других свои секреты не скрывает: захочешь попробовать способности к новому делу — милости просим, места и пчел всем хватит. В то же время пчеловоды хорошо знают и другое: их занятие дается не каждому.

Учитель Мымринской средней школы Андрей Михайлович Зюганов слыл в округе знатным пчеловодом. О пчелах знал все. Сам держал двадцать пять пчелиных семей — серьезное подспорье в хозяйстве — и односельчан своих постоянно пчелами снабжал. Но при этом сразу определял, у кого дело пойдет, а у кого — нет. Своими наблюдениями делился с сыном: «Пчелы живут только у умных, добросовестных и аккуратных». Не дай бог, если какой выпивоха с ними свяжется — недалеко и до беды. Впрочем, в годы послевоенного возрождения пристрастие к «зеленому змию» не носило массового характера и осуждалось. В колхозе и на огородах трудились от зари до зари, но отнюдь не беспросветной выглядела жизнь: работалось и мечталось. Лишь значительно позже словно тень какой-то безысходности по селу пробежала.

Читать книгуСкачать книгу