Пир Забвения Книга первая

Автор: Немялковский Александр АлександровичЖанр: Фэнтези  Фантастика  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Немялковский Александр Александрович - Пир Забвения Книга первая в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Пир Забвения Книга первая -  Немялковский Александр Александрович
Из зова древних откровений, Над мраком павшей тишины Струится песнь пиров Забвений В дыхании смерти и любви. Та песнь кружит, дурманя разум, Нектаром в душу не спеша Вползает шепотом бессвязным: «Свободы суть есть мрак Конца…» Порывы вдохов воскрешенья Сияют пламенем любви, А на кинжалах отреченья Смерть выдох пьет густой крови. И с одиночеством и болью Петлей чешуйчатой скользнет Да сердце в черный-черный бархат Забвенья нежно обернет: «Все решено до предсказанья, Любовь и мука — мед в пиру Где царь Забвенье в тенетах-лобзаньях Ласкает Смерти наготу…» Но свет из бездны позабытой, Пронзая плен сетей Судьбы, Вернет душе с Забвеньем слитой Сиянье пламени Звезды… * * * Сковавший дух хрусталь цепей Незримых, тихих, беспощадных, Порвет лишь жажда светлых дней, Просторов жажда необъятных. Дорогие друзья!

Как много мы мечтаем и грезим. Как горячо и трепетно ценим любимых и близких, что рядом. Нас мириады, этих радостных искорок-песчинок Вселенной, наслаждающихся бытием на гигантском солнечном побережье жизни. Побережье, над которым уже занесен пенный черный гребень вселенского океана Забвения. Необъятный, бездонный, всесильный. В следующий миг он хлынет на этот теплый золотой песок и увлечет одни, сияющие золотом и любовью, искорки в свои холодные глубины вечностылой тьмы, другие, слегка поиграв, разбросает по этому же прибрежному счастью, а третьих… третьих понесет неистовыми косматыми руками штормов Забвенья в неизведанные дали нереально далеких, неоткрытых берегов Вселенной. И в этих далях мы все равно будем силиться вспомнить друг друга, вспомнив, будем любить еще сильнее и надеяться даже сквозь непостижимость расстояний на встречу с любимыми и близкими сердцу.

Забвение. Да. Его косматая пасть о миллионе клыков рока разверзлась над Эндорой. Древний вселенский странник предвкушает усладу. Он в нетерпении, как гигантский паук, оплетший целый мир липкой, неразрывной паутиной Судьбы. Удастся ли Изгоям разорвать эти удушливые незримые путы предопределенности или же их души ждет бездвижный монолит тьмы небытия?

Я приглашаю Вас продолжить странствие по тайным скрижалям далекой, пока еще сияющей бриллиантом меж звезд, Эндоры.

Искренне Ваш Александр Немялковский.

Меж двух огней. Башня Иллириэли

Тиринару не спалось. Он никак не мог отделаться от преследующего его чувства. Чувства ползущего за спиной, бесшумно подкрадывающегося и нависающего невидимого ледяного кошмара, полного миазмов чудовищной злобы и коварства. Казалось, вот сейчас вдруг он выскочит, высвободится из невидимости и бросится терзать его и возлюбленную, упиваясь их агонией.

Башня Иллириэли хранила слишком много затаенной боли, мучительных ожиданий и сияющих надежд, обреченных на крушение. Слишком много даже для Великого. Тиринар попытался тайком выскользнуть из бирюзовой водяной-линзы-постели, но едва всплеск выхода подернул поверхность воды кругами, глаза Уки, казалось мирно спящей, мгновенно широко распахнулись. Немой вопрос Повелительницы вод нашел столь же немой ответ в глазах супруга.

— Вот и мне не спится, — мысленно прошептала она, покидая теплую влагу постели.

— С тобой это тоже случается? Порою вся эта жизнь мне кажется липким наважденьем. Сонным, тягучим, обволакивающим. Зовущим в никуда из ниоткуда. И я барахтаюсь в ней, пускаю пузыри, глотаю ее вязкую приторно горькую субстанцию и без конца, без конца рву себя на части в тщетной надежде проснуться. У тебя бывает такое?

— Раньше, до встречи с тобой, так было почти всегда. Без единого просвета, несмотря на все улыбки Великих и учтивые речи моего народа, — Уки нежно прильнула к плечу Тиринара и ее большие озерные глаза наполнились неизъяснимым светом.

В голове еще вертелся короткий, словно бросок копья, пространственный совет в котором Великие донесли эльфам, полученную от саблезубых лазутчиков весть о нападении Зираиды на царство людей. Тиринар знал, что в эти минуты гномьи города Горн, Рубус и Карж наполнились лязгом секир и тяжелым, тупым гулом боевых молотов. Знал, что коренастые бородачи задраивают все ходы и лазы, соединяющие ветвистое подземное царство с миром поверхности. Знал, что скользят по их телам кольчуги и заковываются в сталь гравированных шлемов головы. Боевую сталь, которая долгие тысячелетия мира уныло ждала своего свирепого часа. И вот этот миг настает.

Укишера же не переставая, чутко и подозрительно следила внутренним взором за узором души новоизбранного короля эльфов. Ее нутро почему-то полнилось предгрозовой тенью сомнения в отношении бывшего столпа Зираиды и некогда верховного Жнеца Гилиира. Черная, жадная, холодная энергия Ануши в естестве короля эльфов непостижимо переплеталась со светом трепетной любви и ясным взором каленой справедливости. Этот баланс был удивителен для Укишеры. Великая слышала четкие команды разума короля, по которым взметнулись боевые знамена над стройными рядами эльфийской гвардии. Чувствовала, как закипает Фару в могучих магах Магистрата Фиэнея, разнося весть кристаллами связи по затерянным в дебрях леса поселениям и призывая властителей искусства в дальний поход к западным рубежам.

Но сердца обоих Великих полнились еще большей тревогой, вглядываясь в ночное косматое бурление туч на юге. Тиринар и Укишера молча присели на одном из парящих валунов возле скрытой в магии невидимости башне.

— Храаг на востоке. Безрассудства оказывается даже у древних мудрецов хоть отбавляй, — грустно усмехнулся Тиринар, скользнув глазом в сторону Тирольскох хребтов. — Привести Скальников! Да эти себялюбивые одиночки скорее с него чешую спустят, крылья выдернут и в Генар пешком отправят в назидание остальным драконам, посягнувшим на их гордыню одиночества и самолюбования.

— Видится мне, что тяжелее всего сейчас ордену всадников, — Укишера полуприкрыв глаза скользила мыслью по скалам Генара.

— Правда? Ты шутишь! А я, честно говоря, думал нам. Драконов со всадниками много больше чем целая четверка Великих, — хитро прищурился Тиринар, изобразив обиженную гримасу.

— Это только пока, — тяжело вздохнула супруга.

— Бесподобно! Да ты у меня погляжу оптимистка, отпади мои жабры, — Тиринар нежно взял в ладонь ее нервно стучащие по шершавому камню пальцы.

— Анари и Саприл не останутся в стороне. Их долг сражаться и умереть за Эндору, и они пойдут до конца. Передовой отряд из сотни драконов уже режет крыльями ночные небеса на запад. Орден разделен на три части — стражи Фиэнея, стражи Арллура и ушедших в бой, а значит — он слаб. Авангарду ордена предстоит столкнуться вообще с неизвестными силами и оружием Зираиды. При прошлой «Игре» такая встреча для ордена закончилась трагично. Да и согласись ни ты ни я не знаем какой следующий шаг сделает Тень из Арллура. Мы щелкнули их по носу на пороге их собственного дома и в долгу Хотар с Хотари, уверена, долго не останутся.

Читать книгуСкачать книгу