A.B. Барцал, или История русской оперы

Скачать бесплатно книгу Дорошевич Влас Михайлович - A.B. Барцал, или История русской оперы в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
A.B. Барцал, или История русской оперы - Дорошевич Влас

* * *

В Большом театре Мазини [3] и Станио [4] чаровали публику в «Трубадуре». Красавец Станио сверкал в «Пророке». Молодой Мазини увлекал каватиною в «Фаусте».

Дезире Арто потрясала в Валентине [5] . Джамэт гремел своим «Пиф-паф» в Марселе и песнью о золотом тельце в Мефистофеле.

Изящнейший в мире Падилла [6] сыпал трелями в «Севильском цирюльнике». А Котоньи поражал своим могуществом в балладе Нелюско. [7]

На гастроли приезжали Нильсон [8] , Патти, Лукка. [9]

Публика была недовольна.

– В сердце России – итальянская опера! Почему нет русской?

Тогда упразднили итальянскую оперу и завели русскую. [10]

Публика перестала ходить в театр.

Когда через несколько лет в «Пророке», шедшем на русском языке, певец на маленькие партии старик Финокки [11] , изображая какого-то посла, спел свои три слова по-итальянски, – дирекция оштрафовала его за эту демонстрацию на 25 рублей, а публика наградила ураганом аплодисментов.

Точка в точку таким же ураганом восторженных аплодисментов, какими она еще через несколько лет наградила г. Фюрера, когда он в возродившейся снова итальянской опере не захотел петь по-итальянски, а спел Мефистофеля по-русски.

Публика всегда остается верна только сама себе.

Когда идет итальянская опера – она требует русской. Когда идет русская, – она требует итальянской.

Публика всегда хочет, чтоб в театре давалось не то, что в нем дается.

Это ее специальность.

Первое время возродившейся в Москве русской оперы было тяжелым временем.

При итальянской опере русская «числилась», но числила у себя только две оперы.

По высокоторжественным дням ставили «Жизнь за Царя», на святках и на масленице ставили утром «Аскольдову могилу». [12]

Таганка и Рогожская два раза в год слушали «Аскольдову могилу».

Это была вся русская опера. И все ее значение.

Когда кончилась итальянская опера и, на основании распоряжения дирекции за No 4,876, было предложено немедленно возродиться, – было шесть певцов.

Одно сопрано – Люценко [13] . Одно контральто – Святловская [14] . Два баса – Фюрер и Абрамов. Последний также «исправлял должность баритона».

И два тенора: Додонов [15] , который пел, главным образом, Торопку [16] , и Барцал.

Вместо Марини пел Барцал. Вместо Мазини – Барцал. Вместо Станьо – Барцал.

Это было, как видите, трудно.

Однако, детище, которому сразу пророчили смерть, все-таки выжило.

Стали откуда-то появляться певицы, певцы. Но теноровый репертуар весь нес на своих плечах г. Барцал. Уже потом ему пришел на помощь – Усатов.

Если вы москвич, если вам лет сорок с небольшим «хвостиком», – то с Раулем де-Наджи [17] , Фаустом, Сабининым [18] , Манрико, Элеазаром [19] , Робертом-Дьяволом, Финном [20] и Баяном [21] вас познакомил А.И. Барцал.

Сегодня он подбоченивался:

– Эх, вы, братцы, без похмелья [22] …

Завтра старался «греметь»:

– Вам не удастся подлой изменой [23] …

Послезавтра стоял на коленях перед г-жой Юневич [24] , причем сам ей был только по колено, и томился:

– Ты мне сказа-а-ала: люблю-ю-ю тебя! [25]

Бойко помахивая ручками, пел:

– В закон, в закон, в закон себе поставим, [26] Чтоб ве, чтоб ве, чтоб весело пожить!..

И тосковал:

– Невольно к этим грустным бе-е-е-ре-гам [27] …

Конечно, не мог он быть во всем одинаково хорош, – но у него бывали блестящие реванши. Когда он пел:

– Рахиль, ты мне дана! [28]

От восторга не могли удержаться даже те, кто находил, что «ежедневный Барцал», это – еще не вполне опера.

А детище все росло и росло.

Опера на одном теноре все-таки удержалась.

Барцал был большим художником пения.

Иначе Сабинину – Фаусту – Манрико – Роберту – Раулю не удалось бы заинтересовать публику.

И публика заинтересовалась, и дело выросло, стало на ноги и дошло до полного, блестящего расцвета.

«Заслуженный» не только по званию артист [29] уступил место молодежи и превратился в режиссёра.

Он стоит триумфа.

Он был одним из тех, на чьих руках выросла в Москве теперь «блестящая русская опера».

Это была горсточка талантливых и страшно много трудившихся людей.

Работавших при исключительно трудных условиях.

И сделавших дело.

Если бы у нас было побольше благодарности, – имена этой первой труппы возрожденной русской оперы следовало бы хоть на мраморе, что ли, золотыми буквами увековечить в русском оперном театре.

Но мы баловства не любим. И благодарностью никого не балуем.

Читать книгуСкачать книгу