Глаза Мидаса-младшего

Автор: Шустерман Нил  Жанр: Сказки  Детские  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Шустерман Нил - Глаза Мидаса-младшего в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Глаза Мидаса-младшего - Шустерман Нил

1. Четырехглазик Мидас ест сосновую шишку

Когда Кевин Мидас впервые увидел гору, его очки были еще целы, так что мальчик мог насладиться зрелищем во всем его великолепии. Пик стоял, как одинокий каменный зуб, проросший из недр Земли где-то в начале времен. Он не был частью горного массива и совершенно не сочетался с покатыми холмами вокруг — просто стоял и успешно сводил на нет все попытки объяснить его существование.

Фургоны подъезжали с запада, чтобы дать всем выехавшим на природу детям полюбоваться горой с наилучшего ракурса. С запада гора представляла собой сплошную каменную стену, на сотни и сотни футов уходящую вверх. Восточный ее склон был куда более покатым и зарос соснами, покрывавшими и окружающие холмы. На самом деле, это была всего лишь половина горы — как будто кто-то разрезал ее сверху донизу, чтобы гранитный утес вечно взирал на запад.

— Ух ты! — Это было все, что Кевин мог сказать. Даже Джош поднял голову и посмотрел на гору. Самый верный друг Кевина сидел рядом с ним всю трехчасовую дорогу и успел переиграть в огромное количество видеоигр. Вид горы был единственным, что могло оторвать мальчика от игры.

— Вот он, — сказал мистер Киркпатрик, учитель, который вел их машину, — Божий Гномон [1] !

Они припарковались рядом с тремя другими автобусами, и все вылезли наружу, чтобы полюбоваться величественной горой. Кевин знал по фотографиям, что Божий Гномон кончался острым пиком, но сейчас его верхушку скрывали облака. Зрелище, однако, все равно впечатляло сильнее, чем любые фотографии. Неудивительно, что индейцы слагали об этой горе легенды.

Мало кто из двадцати ребят, участвовавших в поездке, не взял с собой камеры, поэтому воздух немедленно наполнился щелканьем.

Бертрам Тарсон, по счастью, на время поездки избавивший двух друзей от своего общества, окинул взглядом это фотографическое безумие и закатил глаза, похожие на мячи для гольфа:

— Бога ради, это всего лишь дурацкая гора, — проворчал он, не прекращая жевать жвачку, которой было так много, что Кевин чуял ее запах за добрых двадцать футов.

Мальчик не мог сказать, что ненавидит Бертрама Тарсона, потому что «ненавидеть» было бы слишком мягким словом по сравнению с тем, что он чувствовал. Тот был не просто задирой, но постоянным напоминанием, что Кевин не мог управлять своей жизнью. Дома родители следили за ним с самого момента пробуждения, а в школе эта почетная обязанность переходила к хулиганам вроде Бертрама, который, не прошло и трех недель седьмого класса, снова начал свои бесконечные приставания, отравлявшие жертве каждое мгновение жизни. Мальчик мог только гадать, зачем природа так зло пошутила, позволив самым противным детям расти гораздо быстрее всех остальных. Гораздо быстрее него. Будучи самым маленьким в классе и являясь при этом владельцем самых толстых очков, Кевин был так же далек от управления собственной судьбой, как от овладения баскетбольной силовой подачей. И хулиган никогда не упускал случая лишний раз об этом напомнить.

— Не оглядывайся, — прошептал друг, — но Бертрам пялится на тебя. — Чернокожий Джош не мог любить громил, видевших во всех остальных лишь боксерские груши.

Пристальный взгляд хулигана был плохой приметой. Все знали, что громиле нужна была ежедневная доза жестокости и он имел привычку долго сверлить жертву взглядом, строя коварные планы.

Бертрам, не сводя глаз с жертвы, жевал жвачку кривыми зубами, которых постыдилась бы и лошадь. Сколько Кевин себя помнил, громила всегда носил брекеты, но, похоже, они проигрывали сражение.

— На что пялишься, Креветка? — наконец поинтересовался хулиган. С этими словами он сунул руку в рот, вытащил оттуда ком жвачки размером с собственный кулак и вложил его в подставленную ладонь Хэла Хорнбека, неповоротливого верзилы, слывшего правой рукой Бертрама. Хэл был таким же мерзавцем, только еще глупее — что, впрочем, было практически незаметно. С таким же успехом можно сказать, что картошка глупее лука.

Бертрам побрел обратно к своему фургону, а Хэл, учившийся у своего кумира искусству свирепого взгляда, злобно уставился на Кевина и принялся скатывать жвачку в шар. Он запустил снаряд в жертву, но промахнулся, и липкий ком приземлился на голову мистеру Киркпатрику. Жвачка залипла в его волосы так же прочно, как раньше — в зубы Бертрама.

Учитель обернулся, увидел спину исчезающего в автобусе Хэла Хорнбека и вздохнул:

— Ладно, все по фургонам. Божий Гномон ждет.

«Ждет чего?» — задумался Кевин: сквозь его очки действительно казалось, что одинокая, закутанная в утренний туман гора чего-то ждала.

* * *

Гора в ветровом стекле все надвигалась, пока, наконец, огромная каменная стена не закрыла весь вид.

Когда дверь фургона открылась, Кевин выбрался наружу первым.

Занавес облаков приподнялся, и стал виден пик — острие, протыкающее небо. Мальчик, которого к тринадцати годам было сложно чем-либо удивить, был поражен настолько, что ему пришлось прислониться к фургону, чтобы не упасть.

Бертрам тоже первым вылез из своего фургона — но вовсе не для того, чтобы любоваться видами.

Кристально чистое изображение горы в глазах Кевина внезапно помутнело — очки исчезли с его лица.

— Мяч в игре! — прокричал Бертрам, которому после трех часов заточения в фургоне требовалась жертва. Он предвкушал это не один час.

С орущим магнитофоном в одной руке и очками в другой хулиган бросился к опушке леса, и они с Хэлом встали там, злорадно ухмыляясь и ожидая, что Мидас за ними погонится.

— Не надо, Кевин, — сказал видевший все это Джош. — Если ты перестанешь за ними бегать, они оставят тебя в покое.

Совет был хорошим, но желание броситься в погоню было таким сильным, что мальчик не знал, устоит ли.

Он обернулся: учителя были поглощены пересчетом учеников и не заметили, что стряслось с Кевином (похоже, Йен Аксельрод куда-то запропастился; Ральфи Шерман клялся и божился, что тот пал жертвой внезапного самовозгорания где-то на шоссе, но Ральфи говорил это каждый раз, когда кого-то не могли досчитаться).

Громила меж тем таращился на жертву своими ужасными выпученными глазами и крутил очки вокруг указательного пальца.

— Бертрам — это как прыщ, — сказал Джош. — Не обращай внимания, и в конце концов он исчезнет.

Но мальчик просто не мог так поступить. Мяч был в игре, а наш герой, похоже, был обречен всю жизнь участвовать в чужих играх.

Разъяренный очкарик припустил к хулиганам, а те исчезли в глубине леса, оставляя в воздухе след из тяжелого металла.

Кевин выбежал на поляну, заросшую мертвой травой, окружающей страшного вида туалет. Хэл зашел сзади и захватил его в печально знаменитый Тройной Нельсон Хорнбека (который был похож на обычный двойной нельсон, только сильнее). Жертва лягалась и брыкалась, и вид спорта незаметно превратился из игры в мяч в родео.

— Глянь-ка на этого щенка! — изображая техасский акцент, сказал Хэл. — Мы его быстренько стреножим, а?

Перед мысленным взором Кевина предстала перспектива: его руки и ноги свяжут вместе, как у бычка на родео, и оставят в таком виде до конца дня.

Хэл ослабил захват ровно настолько, чтобы мальчик увидел Бертрама, стоящего футах в десяти. Хулиган тряс висевшими на его пальцах очками в такт грохоту ударных из проигрывателя. Это было уже даже не родео, а бой быков.

— Ну же, Мидас! Забери свои очки! — сказал Бертрам. — Торо, торо!

Хэл аж закашлялся от смеха. Еле дышавший Кевин мог только ворчать и храпеть, как бык. Джош выбежал на поляну и, как это часто случалось, немедленно взялся за дело друга. С родителями-адвокатами поневоле научишься доносить истину до луковиц и картофелин.

— Бертрам, ты же понимаешь, — сказал он, — что и без того будешь отвечать за жвачку в волосах Киркпатрика. На твоем месте я бы сейчас залег на дно.

Читать книгуСкачать книгу