Необыкновенные приключения девочки-клона и ее друзей

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Глава третья

Открыв дверь своим ключом, Макс прошел на кухню, поприветствовал маму и внимательно оглядел ее располневшую фигуру. Потом подошел, поцеловал в руку немного повыше локтя и сказал полувопросительно-полуутвердительно:

– А я и не знал, что у меня будет братик или сестричка…

Мама Макса улыбнулась, обняла сына.

– Сестричка у тебя будет, но, наверное, не такая рассеянная, как ты.

– Сестричка? Это уже точно?

– Да. А тебе бы хотелось братика? Разве плохо, если сестричка?

– Да нет… Ну, я… не знаю. Если тебе хорошо, и папе, то и мне тоже, – увернулся от прямого ответа Макс.

Круглое лицо Макса заранее выражало готовность принять все, что пожелает мама. Веснушки на его загорелом лице придавали ему добродушный вид. И мама подумала, что ее сын очень добр и мягок. Наверно, не всегда так уж и хорошо быть слишком уступчивым в жизни.

– Мама! Я очень хочу есть, – прервал ее размышления Макс.

– Вот и хорошо. Иди мой руки и садись за стол. Сегодня папа на обед не придет, так что начнем обедать сейчас же.

Глава четвертая

На следующий день Инга ровно в пятнадцать часов стояла перед дверью квартиры Макса. Он открыл сразу.

– Здравствуй. Молодец, что пришла. Проходи в мою комнату.

Инга прошла в большую светлую комнату Макса и осмотрелась. Все в ней говорило о привязанностях и вкусах хозяина. На стенах висели многочисленные картины и календари с изображением лошадей всех мастей. На кровати лежала гитара, на одной из полок Инга увидела и флейту. К письменному столу примыкал компьютерный с монитором. В углу находился полузакрытый стеллаж с книгами, на верхней полке которого разместились всевозможные плюшевые зверюшки.

Увидев, что Инга, улыбаясь, смотрит на его зверинец, Макс сказал:

– Не выбрасывать же мне всех этих чудиков, это же мои друзья детства. Мне жалко с ними расставаться.

– А я и не знала, что ты играешь на гитаре. И на флейте.

– Я учился в музыкальной школе по классу гитары. Но в пятом классе вывихнул кисть. И тогда пришлось бросить музыкальную школу. Многочасовая игра на гитаре вызывает сильную боль. Но я иногда играю для себя. А на флейте я сам научился… немного. – Макс помолчал, давая Инге возможность оглядеться и освоиться, затем спросил: – Чем ты хочешь заниматься? Я разыскал одну игру, специально для тебя, раз ты не очень-то любишь компьютер. В нее можно играть, как применяя компьютер, так и без него. Вообще-то, комп нужен больше для подсказок и для сверки выбранных решений.

– Покажи, посмотрим, что ты нашел для меня.

В этот момент в комнату вошла мама Макса, Елизавета Андреевна.

– Здравствуй, Инга. Я так давно тебя не видела, ты такая высокая, даже обогнала Макса… он что-то плохо растет у нас.

– Мама, – Макс недовольно посмотрел на маму, – нормально я расту.

– Инга, – не обращая внимания на недовольство Макса, Елизавета Андреевна обратилась к девочке, – я думаю, вам в такую хорошую погоду незачем дома сидеть. Конечно, вы можете делать, что хотите, но лучше, если вы хоть сегодня оставите компьютер в покое и пойдете на улицу. Неужели компьютер не надоел вам в школе? Поиграйте в теннис, бадминтон или в волейбол.

Инга сначала растерялась от неожиданного вмешательства, но потом про себя подумала, что, пожалуй, так даже лучше. И сказала весело:

– Я согласна! Пойдем, Макс! Какая игра тебе больше нравится?

– Не знаю, – Макс был, мягко говоря, не совсем доволен маминым вторжением. – Я… не очень-то хороший игрок. Ну… давай в теннис.

– Вот и хорошо. Макс, – Елизавета Андреевна с легкой укоризной смотрела на сына, – мне иногда кажется, что от нежелания двигаться ты скоро превратишься в шарик.

Макс с упреком посмотрел на маму и ничего не сказал.

Во дворе под деревьями, где было не так жарко, стоял теннисный стол.

– Одно только достоинство, что не на солнце жариться будем, – пробурчал Макс. Он явно не был расположен к игре.

Но Инга была настроена по-другому: она была рада солнечному дню и возможности подвигаться, попрыгать, в ней чувствовался спортивный азарт.

– Ты не огорчайся, если не сразу все будет получаться, это не важно. Просто ты не часто играешь, в этом все дело. А мне нравится заниматься и теннисом, и волейболом, я хожу в секцию и по бадминтону.

После слов Инги Макс почувствовал себя увереннее, и они начали игру. Поначалу у Макса было несколько удачных подач мяча. Но потом, когда он увидел, что Инга играет по сравнению с ним чуть ли не профессионально, его старания показались ему жалким подобием настоящего тенниса, и желание играть у него пропало. Инга, заметив это, не настаивала, только предложила поиграть во что-то другое: в бадминтон или волейбол. Но Макс категорично отказался. Он плюхнулся на стоявшую под деревьями скамейку. Инга присела рядом. Несколько минут они молчали.

– Макс, может быть, ты можешь помочь мне. Я хочу организовать вечер в школе, что-то похожее на то, о чем мне мама рассказывала. Мне кажется, если многие из нас будут чаще проводить с одноклассниками свободное время, мы лучше сможем понять друг друга. Даже сдружиться…

– Я? – удивленно посмотрел на Ингу Макс. – Почему я?

– Да, ты. А почему бы и нет. Ты же учишься в параллельном классе. Тогда я отвечала бы за то, что придумаем мы в нашем классе, а ты – за то, что вы будете делать в твоем. Или можно и по-другому: сообща разработать план для наших двух команд.

– Ну, и когда ты собираешься это сделать? В этом году определенно не получится. Через пару дней начнутся каникулы.

– В этом году, ты прав, ничего не получится, к сожалению, но… в начале следующего учебного года, я думаю, все можно устроить.

– А как ты себе это представляешь?

– Понимаешь, – с жаром начала рассказывать Инга, довольная тем, что хоть кому-то из сверстников могут быть интересны ее идеи, – я считаю, что все мы мало занимаемся спортом. Поэтому я хотела бы организовать что-то наподобие спортивного праздника, на котором можно было бы устроить и соревнования, и театрализованное спортивное представление.

– Например?

– Пожалуйста, пример: бег в мешках. Смешно? Смешно. И в то же время это и тот же спорт. Еще можно предложить побороться на бревне. Или бегунам дать ложки с вареными яйцами, кто добежит до цели и не разобьет, получит не один, а несколько баллов. Да мало ли, что еще можно придумать… Разыграть какую-нибудь сценку… Понимаешь Макс, мне кажется, все будут довольны, потому что все мы любим повеселиться. А если провести соревнования так, как я предлагаю, то можно будет и вдоволь посмеяться, и посоревноваться.

– Ну, ладно, я согласен, помогу тебе, но… сам я вряд ли буду бегать.

– Это мы еще посмотрим. Может быть, и ты не сможешь устоять. Если всем будет весело, то и тебе захочется побегать и попрыгать. Но скажи, неплохо я придумала?

Макс посмотрел на сияющее ингино лицо и не смог удержаться от улыбки.

– Да… надо сказать… неплохо, даже хорошо. – Помолчав, добавил: – Ты, наверно, в будущем займешься какой-либо общественной деятельностью на благо человечества.

– Макс, – обиделась Инга, – ты смеешься надо мной?

– Нисколько. Ты, видно, и сама это еще не понимаешь. Но это же не часто, когда кто-то думает о благе для других. В основном все заняты только собой. Но ты права – нам не хватает общения. Мы добились высокого уровня техники, но… от этого мы теряем что-то другое… душевность, щедрость…

– Макс! – Инга чувствовала себя счастливой. – Спасибо, что ты поддерживаешь меня. Макс… ты молодец, понимаешь все с полуслова. И в то же время… ты… такой… инертный. Ты же можешь превратиться в неповоротливого медвежонка. Ну, почему тебе не хочется бегать, прыгать?

Макс округлил и без того круглые глаза и пожал плечами.

Глава пятая

Начались каникулы. Стояли теплые погожие дни. И Инге все чаще и чаще удавалось вытащить Макса во двор. Он уже неплохо играл в бадминтон, волейбол, только теннис по-прежнему не давался ему. В середине второй недели каникул Макс радостно сообщил Инге, что Алекс почти выздоровел, и они скоро встретятся. Инга явно приуныла, услышав эту новость. И, хотя Макс пытался вернуть ей хорошее настроение и заверить, что они смогут неплохо проводить время втроем, Инге в это верилось с трудом, да и Макс говорил об этом как-то не совсем убедительно.

В середине месяца погода внезапно испортилась: начались дожди. Моросивший мелкий дождь длился иногда часами. В один из таких пасмурных дней Инга с Максом сидели перед компьютером, собираясь поиграть в игру, которую придумал Макс. Только он приготовился рассказать об условиях игры, как вдруг прозвенел звонок. Макс пошел посмотреть, кто бы это мог быть, и вернулся в комнату с Алексом. Это был не по возрасту высокий красивый мальчик с большими серыми глазами и черными, коротко постриженными волосами.

– А ты что тут делаешь? – недоуменно-недовольно вместо приветствия спросил Алекс оторопевшую Ингу. Не дожидаясь ответа, скороговоркой проговорил: – Ладно, мы еще разберемся, – и продолжил порывисто и возбужденно: – Вы тут сидите и ничего не знаете, я по вашим лицам это вижу.

– О чем ты, Алекс? – Макс удивленно смотрел на друга. – Что с тобой? Ты такой… будто на ракете летел!

– Ну вот, я же говорю, – торжествующим тоном сказал Алекс, – вы не имеете ни малейшего представления о том, что произошло.

– Да говори же тогда скорее, – поторопил его Макс, – что ты тянешь резину.

– Сегодня… во всех газетах… по телевидению… вышло сообщение о том… – Алекс сделал многозначительную паузу, – что произведен и выращен клон человека, но не от другого современного человека, как до этого уже не раз было, а… В общем, надо вам напомнить другую историю, о которой тоже все говорили, но это было много лет назад. Мы тогда об этой истории знать не могли из-за возраста. Вы, конечно, не в курсе, что больше десяти лет назад при археологических раскопках была найдена девочка. Она абсолютно хорошо сохранилась, несмотря на прошедшие века, и только благодаря тому, что нашли ее в одном кургане, а он был сплошь из торфяника… – Алекс посмотрел на Макса и Ингу так, словно он нашел эту девочку или, по крайней мере, сам участвовал в раскопках. – А теперь – главное: ученые, взяв от девочки то, что им потребовалось, – они не говорят пока, что именно, то есть кожу, волосы или клетки каких-то органов, – создали копию найденной девочки. И вот новоявленный клон жив, здоров, в общем, такой же человек, как и все мы. Правда, сейчас она пока находится в лаборатории, где она, так сказать, и появилась на свет. Это же сенсация мирового порядка – получена копия человека от его прапрапра… в общем, нашего далекого предка. Какого уровня достигла наука! – И Алекс взглядом победителя посмотрел на ребят. – Ну что, какую новость я вам принес?