Для чего люди одурманиваются? Сборник

Скачать бесплатно книгу Богданов Г. Т. - Для чего люди одурманиваются? Сборник в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Для чего люди одурманиваются? Сборник - Богданов Г.

От редакции

В книге «Для чего люди одурманиваются?» рассказывается о драматической борьбе с пьянством, истоках и наиболее существенных причинах этого пагубного явления на Руси. Вопрос этот стар как мир и имеет богатейшую историю. Как только возникли условия для распространения пьянства, появились силы, справедливо видевшие в зеленом змие «поистине божье наказание». Борьба шла с переменным успехом, но особенно обострилась она в конце 19 — начале 20-го столетия, в преддверии величайшей революции, когда лучшие люди стали объединяться в интуитивном стремлении войти в новую эпоху нравственно и духовно просветленными.

Пьянство как социальное явление в России имеет глубокие корни. Проявилось оно вследствие распространения водки и винокурения, а также насильственного насаждения кабаков. Правда, на первых порах водку могли пить исключительно богатые люди, но с удешевлением ее производства началось беспрецедентное внедрение ее в быт простого российского люда.

Секрет ее приготовления открыли арабы еще в древние времена, в XIII веке она появляется в Европе. В 1330 году водка распространяется в Южной Германии, примерно к 1460 году ее уже знают в Швеции, в конце 14-го столетия (1398 г.) от генуэзцев, торговавших с нашими предками, она переселяется в южную Русь, и уже в первой половине XVI века начинается ее поистине победоносное шествие по северо-востоку нашего государства.

Вернувшись после похода на Казань, Иван IV (Грозный) запрещает торговать водкой в Москве, позволив пить ее только своим опричникам. На Балчуге по его высочайшему повелению был выстроен особый дом, названный на татарский манер кабаком.

Кабак на Балчуге стал местом увеселений государя московского и его приближенных. Очень скоро, однако, правительство увидело в продаже водки неистощимый источник для обогащения казны, и именно с этой поры предписывало наместникам обзаводиться «царевыми кабаками», ставшими практически учреждениями казенной или же откупной продажи крепких спиртных напитков.

Нравственное чутье простого люда Московии сразу же увидело в кабаке «невыносимое зло»; слово «кабак» стало нарицательным очень скоро и сделалось ненавистным народу. Именно поэтому в 1651 году царские питейные заведения стали официально называться кружечными дворами, но наши бородатые предки и тут не остались в долгу, переименовав их метко и не без присущего им сарказма в «кружала». Подлая и бесчестная роль кабака к 1765 году была настолько очевидной, что попробовали еще раз затушевать ее, придумав более благородно звучащее название «питейный дом». Суть этих заведений, впрочем, как ни маскируй ее, не меняется. Каким бы официальным именем они ни назывались, народ не скрывал своего презрения к ним, выразив негативное отношение дошедшими до наших дней хлесткими определениями, как «брань кабацкая», «голь кабацкая», «кабацкие нравы»… Про людей, бесчинствующих и способствующих беспорядкам, по сей день говорят: «они устроили кабак».

Итог распространения питейных заведений в нашем отечестве был исключительно безрадостным. «У великорусского народа мало-помалу сложилось новое правило жизни, что не пить — так и на свете не жить, — писал в своем фундаментальном исследовании, вышедшем в 1868 году в Петербурге («История кабаков в России в связи с историей русского народа»), интереснейший историк И. Г. Прыжов. — Но испивая да испивая, не могли не заметить, что подчас и водка не помогает, и, ухмыляясь на свою судьбу, прибавляли: пьем как люди, а за что бог нас не милует — не знаем…»

И зашагал по всей Русской земле «…нигде в божьем мире не слыханный запой», «страшный, чудовищный», «…поднимая всеобщее пьянство, то тихое, разбитое и понурое, то лихое и дикое!..».

Потребление водки неуклонно росло. С 1765 по 1767 год доход от питейной торговли возрос с четырех до пяти миллионов, а с 1783 по 1786 год увеличился с семи до десяти миллионов рублей. Цифры, надо заметить, по тем временам колоссальные.

Столь бурное распространение пьянства вынуждало правительство принимать ограничительные меры. До царей нет-нет да и доходили просьбы о закрытии кабаков, а также жалобы на их содержателей. Против пьянства выступало духовенство. В 1652 году проходил собор, в котором участвовал патриарх Никон; на соборе одним из главных был вопрос о кабаках. Была утверждена грамота, вводившая некоторые запреты на широкую продажу спиртных напитков. Иными словами, самодержец всероссийский вынужден был пойти на уступки, хотя «царев кабак» и приносил его казне баснословные доходы. Однако в 1659 году в другой грамоте царя вновь предписывается головам и целовальникам стараться, чтобы великого государя казне учинить прибыль и питухов с кружечных дворов не отгонять.

Борьба против пьянства не всегда носила столь мирный характер. Злоупотребления целовальников и откупщиков, в ущерб казне наживавших большие деньги, вызывали крайнее возмущение в народе. XVII век отмечен мятежами — отчаявшийся люд не раз принимался громить кабаки, невзирая на страх перед репрессиями.

Общественная активность достигла своего апогея в конце 19-го столетия, когда лучшие люди России из самых разных слоев населения поднялись на битву со страшным социальным злом. Продолжалась на редкость упорная и, что важно и поучительно для нас с вами, последовательная борьба. Были обнародованы ужасающие и потрясающие воображение цифры. В 1842 году, оказывается, умерло от опоя («захлебнулось вином») 939 человек. В 1842–1852 годах в 55 губерниях число опившихся до смерти достигло 7562 человек (больше всего в Москве). В более поздние годы смертность от пьянства не уменьшалась. Так, в 1855 году умерло 1423 человека, в следующем— 1535, в 1857 году—1713 человек, в 1858 году — 1774, а в 1859-м — 1713 человек.

Такое положение вызывало недовольство в народе и повлекло поистине массовые выступления государственных, а затем помещичьих и удельных крестьян, охвативших в 1858–1859 годах пятнадцать губерний Среднего и Нижнего Поволжья, Приуралья, Центральной России. Начинались они, как правило, с разгрома питейных заведений. В 1850 году крестьяне бунтуют в Архангельской губернии, в следующем году против откупщиков выступают три тысячи крестьян Тульской губернии. В июне 1854 года громили кабаки в городе Вольске Саратовской губернии. Наиболее острый характер борьба против откупов приняла в Пензенской губернии в мае 1859 года, которая летом достигла наибольшего подъема. Под влиянием «трезвенных бунтов» усилились выступления крепостных крестьян против помещиков. Опасаясь, как бы эти выступления крепостных крестьян не вылились во всеобщее восстание «за волю», правительство вынуждено было принимать чрезвычайные меры. Было арестовано около 800 только «зачинщиков». Тюрьмы были переполнены арестованными «за питейные беспорядки». Их судили военным судом, избивали шпицрутенами, ссылали в Сибирь. Помимо крестьян подвергались репрессиям отпускные и отставные солдаты, мещане, представители мелкого чиновничества и, что характерно, даже священнослужители. Все это говорит о поистине всенародном характере антиалкогольных выступлений. И опять правительство вынуждено было уступить. В 1860 году были отменены откупы и утверждена акцизная система. Положения дел она не спасала, а даже наоборот — способствовала росту числа кабаков. Если в 1552 году во всем Московском царстве был только один кабак, то к 1852 году уже 77 838, а к 1859 году — 87 388, и, наконец, после введения акцизной системы, а именно после 1863 года их число перевалило за полмиллиона. Валовой доход государства с акциза превысил откупную сумму на 9 миллионов рублей.

Народ быстро во всем разобрался и ответил горькими и ироничными лубочными картинками: «Похороны откупа, или Славный был покойник!», «Дешевка забирает ловко», «Пить до дна — не видеть добра» и так далее.

Кстати сказать, лубочная литература и лубочные картинки играли немаловажную роль в антиалкогольной пропаганде в среде простого российского населения. Особенно распространены они были в XVII веке.

Читать книгуСкачать книгу